89.5060   $ 74.1373





×
Общество
0

Два языка одной профессии

День парикмахера, который отмечается в это воскресенье, и Всемирный день красоты, который парикмахеры и стилисты встретили позавчера, – чем не повод подстричься, – решил я и заглянул к знакомому парикмахеру Рушане Халиковой.

И удивился новому диплому, украсившему небольшой салон.

– Рушана, вы и сейчас учитесь?

– Скучно жить стало, вот я и совершенствуюсь, – улыбнулась она. – А как задумаюсь – господи, у меня уже столько денег на эту учебу ушло. Зато сколько приятностей и положительных эмоций.

– Имеет смысл учиться?

– Именно сейчас для этого самый подходящий момент. Во время пандемии ведущие мастера России и ближнего зарубежья делились своими знаниями и опытом совсем недорого. Конечно, онлайн, но с практическими занятиями.

– Учиться сложно?

– Нет. Интересно. Знаете, сколько вопросов еще появляется. Не потому, что я что-то не понимаю, наоборот, их хочется задавать и искать ответы. Чтобы потом понять – я поднялась на еще одну ступеньку в своей профессии.

– А вообще вы давно в ней?

– Девять лет. До этого двенадцать лет проработала бухгалтером. Но всегда знала, что из этой профессии когда-нибудь уйду.

Просто получилось так, что, когда пришло время получить образование, мама сказала: «Никуда ты далеко не поедешь», и не отпустила. Это было в самом разгаре лихих девяностых, так что я ее прекрасно понимаю.

Но с самого детства я знала – буду: или парикмахером, или дизайнером-модельером по пошиву одежды. Наверное потому, что мне всегда нравилось что-то создавать. Обычно девочки играют в дочки-матери, а я вот никогда не была в роли мамы или дочки. Всегда предлагала – «можно я буду работать», а вы ко мне придете. Я любила, чтобы ко мне «приходили» в «ателье» или «парикмахерскую». Сама шила одежду для кукол и стригла их как попало. И даже сестренку, – а волосы у нее были длинные, – подстригла, пока мама на работе была.

– Бедная сестренка!

– Нет, она смирно сидела, она – молодец. А вот мне потом влетело.

Так что я еще в детстве определилась, кем буду. Правда, воплотилось это в жизнь уже после тридцати лет.

– Сложно было начинать?

– Нет. Просто я знала, что нужно потерпеть полгода учебы, и что сначала дохода не будет. Но зато потом терпение и усилия вознаградятся. Так и получилось. И скоро наработала свою клиентскую базу.

– И сразу открыли свой бизнес?

– Два года прежде трудилась на работодателя.

– Теперь вас сразу двое в одном лице: и предприниматель, и мастер.

– У меня вообще много специальностей: кассир-контролер банка, бухгалтер анализа хозяйственной деятельности, делопроизводитель, мастер ногтевого сервиса. И по всем специальностям я работала, – смеется она. – И все пригодились.

– Так чем все-таки вам нравится профессия?

– В ней – творчество, искусство.

– В чем конкретно оно выражается?

– В том, чтобы не просто стричь и делать прически. Не в том, чтобы, увидев клиента, обрадоваться, – вот подстригу и возьму деньги. Совсем нет – а в том, чтобы создать красоту.

– Но всегда есть как минимум два представления о красивом – самого клиента и мастера.

– Мы обсуждаем все эти моменты. Я обязательно подскажу, какой я вижу будущую прическу. Но настаивать ни на чем не буду. Если клиент согласился: «О да, точно», тогда сделаем мой вариант. Если нет – по-другому.

– А если сердце не лежит делать то, на чем настаивает клиент?

– Признаюсь, в первое время, когда девочки с длинными волосами просили меня: «Рушана, давай подстрижем», я с ужасом говорила: «Нет!».

А потом однажды подумала: почему нет? Человек пришел ко мне с конкретной целью, тем более это не мои волосы.

– Можете вспомнить свои самые интересные прически или случаи, которые принесли вам наибольшее удовлетворение в профессиональном смысле?

– Мне они практически всегда нравятся. Наоборот, могу по пальцам пересчитать те случаи, когда у меня что-то не получилось.

– А клиенты как отнеслись к вашим неудачам?

– Они все у меня такие хорошие, супервоспитанные. Да, бывало, озвучивала: «Мол, я здесь что-то не очень». «Да ладно уж, не переживай, в следующий раз сделаем по-другому», – ободряли они. Но если мне не понравится, и я почувствую это, то денег за стрижку не возьму.

– Клиенты всегда знают, что именно они хотят?

– Пятьдесят на пятьдесят. Некоторые говорят: «Рушана, делай так, как ты видишь – доверяю!» Некоторые предлагают в общих чертах: «Давай вот так, коротко». «Если коротко, может быть, именно такую прическу сделаем, она больше подойдет», – предлагаю я. И объясняю почему.

– Вкусы и предпочтения у людей разные?

– Конечно. Если молодежь склонна к экспериментам, то с возрастом люди больше предпочитают классику. Но все до единого любят красоту. У меня есть клиентки и в возрасте, и вы бы видели, как они требовательны к самим себе, к своему облику.

– Вы – парикмахер-универсал. А есть ли разница в подходе к мужским и женским прическам?

– Я долго не понимала одного: если женщине прическа нравится, она говорит: «О, классно, супер, здорово». А если спросишь мужчину: «Ну как вам?», то услышишь в ответ: «Нормально».

Сначала расстраивалась, ведь так хорошо получилось, как может быть «нормально». Потом второй клиент оценил прическу словом «нормально». Потом третий. И через месяц я поняла, что «нормально» – это, оказывается, «получилось хорошо».

– В переводе с мужского языка?

– Да. И я поняла это, когда они стали приходить на стрижку ко мне снова и снова. Просто мужчины не так эмоциональны, как женщины. И теперь я жду от мужчин этого слова «нормально».

– А как совмещаются эти два направления в вашей работе?

– Не знаю, потому что с самого начала училась на парикмахера–универсала. Знаете, когда ребенок осваивает два языка сразу, допустим, татарский и русский, он просто не понимает, как может быть тяжело говорить на двух языках. Для него это естественно. Так и здесь. Так что отвечу по-мужски: нормально.

– Кстати, мужчины в профессии есть?

– Конечно. Вообще, когда-то парикмахерами были только мужчины, просто со временем женщины забрали у них эту профессию. Сейчас на курсах я услышала очень многих спикеров, и самые успешные, самые классные, самые интересные работы – именно у мужчин.

– И все-таки в больших городах они пытаются взять реванш и в массовом сегменте – не о том ли свидетельствует набирающие популярность барбершопы?

– Да, действительно это больше мужская сфера. И придумали их для обслуживания только мужчин. Но вот, в последнее время, я замечаю, что в них стали приходить и женщины – и как мастера, и как клиенты.

Женщины у нас везде. Не хотят уступать мужчинам, – смеется собеседница. – И им стали нравиться мужские стрижки. Но в моем понимании это неприемлемо. Сделайте хотя бы намек на женственность, и так будет правильно. Не знаю, может потому, что из всего многообразия мне все-таки ближе классика.

Фото Виктории Мактуповой

Автор текста: Влад ШАБУРОВ

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии