90.0040   $ 74.1567





×
Общество
0

Это было в разведке

Вчера люди, служившие в ней, отметили свой праздник


Наши герои разные. Первый родился в конце 60-х. Повидал в своей жизни немало: что называется, на десятерых хватит. Прошел первую чеченскую, где потерял многих друзей и чуть ли не всю роту, в которой служил. Второй – совсем еще молодой парень, хотя и на его долю испытаний хватило. Перед самым призывом в армию у него не стало отца. В горячих точках он, к счастью, не был. Уничтожал только условного противника. Первый – высокий под два метра: косая сажень в плечах. Второй – среднего роста, внешне ничем не отличается от сверстников. Но объединяет этих не похожих друг на друга урайцев календарная дата – 5 ноября, когда в России отмечается День военного разведчика. Это их праздник.

Помяну своих друзей

При знакомстве с Игорем Деменковым незадолго до Дня военного разведчика для меня стал откровением его возраст – 52 года. Выглядит он лет на 10–15 моложе. Еще сильнее пришлось поражаться, слушая рассказ о его жизни.

Игорь Викторович готовил себя к армии в родном Ставропольском крае с детства. А иначе и быть не могло: тогда на тех, кто отлынивал от службы, смотрели косо. Играл в футбол, бегал, прыгал. Пробовал себя даже в таком нестандартном виде спорта, как мотобол. Об алкоголе с сигаретами и слышать ничего не хотел. Да и статью парня природа не обделила: к 18 годам он дорос до 198 сантиметров.

– Естественно, хотел попасть в элитные войска, – вспоминает Игорь Деменков. – И судьба мне благоволила. В ДОСААФ нам предложили трижды прыгнуть с парашютом. В общем, в десант меня вела прямая дорога.

Надо отметить, что тогда Советский Союз, руководимый земляком Игоря Деменкова Михаилом Горбачёвым, переживал непростые времена. Уже во второй половине 80-х великая страна, победившая фашизм, начала трещать по швам. То там, то здесь вспыхивали вооруженные конфликты представителей разных республик и этносов.

– Наша 21-я воздушно-десантная бригада сначала базировалась в абхазской Гудауте, – продолжает Игорь Викторович. – А когда обострились грузино-осетинские отношения, ее перевели в Ставрополь. Там после призыва командиры проверяли наши физические возможности. Мои результаты оказались одними из лучших. После чего мне и сообщили, что буду служить в военной разведке.

В первом полугодии выдерживать бесконечные кроссы с полным снаряжением и физические упражнения с максимальной выкладкой было тяжело даже таким подготовленным к армии людям, как Игорь Деменков. По его словам, под вечер сил оставалось лишь на то, чтобы добраться до кровати. А если приходилось прыгать с парашютом, подъем был в половине пятого утра, что для любившего на «гражданке» подольше поспать Игоря Викторовича стало настоящей пыткой. Затем солдат забрасывали на учения, откуда они потом возвращались пешком, выполняя задания командиров: изучали местность, выясняли дислокацию условного противника.

Тогда, находясь в отдалении от локального конфликта, Игорь Деменков еще не знал, что через каких-нибудь пять лет ему придется участвовать в гораздо более кровавой бойне и спасать территориальную целостность России. Навыки, обретенные в армии, пришлось проявлять сполна.

– Однажды в 1994-м сели с кумом на кухне и решили ехать воевать в Чечню по контракту, – доходит Игорь Викторович до самых тяжелых воспоминаний. – Работу по специальности было решительно невозможно найти. У обоих маленькие дети, а их кормить нечем. Я прошел всю эту войну. Награжден медалью «За отвагу» и «Георгия» за участие в боевых действиях. В нашей роте было 120 человек, а вернулись оттуда только 13…

Иногда во время разговора голос собеседника дрожит. К его горлу подкатывает ком. Но этот большой и могучий человек все же сдерживает слезы.

– Встречусь ли я в праздничный день с другими разведчиками? – переспрашивает он. – Нет, я лучше посвящу его памяти тех, с кем бок о бок воевал на первой чеченской.

Еще бы годик послужил…

С Артёмом Житковым мы встретились у паровозика. Парень охотно показывал фотографии, говорил о службе. На вопрос, сильно ли его изменила военная разведка, ответил так:

– Да, очень. Я стал дисциплинированным и ответственным по отношению к себе и близким.

Артём выучился на автомеханика в Урайском политехническом колледже, после чего и был призван в Вооруженные силы РФ. По распределению он сначала должен был попасть в Москву. Но вскоре его забрали в 24-ю отдельную бригаду специального назначения, дислоцирующуюся под Новосибирском на Шиловском полигоне.

– Когда приехали туда, меня определили в первый батальон разведки, – рассказывает Артём. – Конечно, я был рад. Служить в таком батальоне очень престижно. Из Урая туда больше никто не попал.

Радость, правда, сменилась тревожным ожиданием тягот воинской службы. И они не заставили себя ждать. Нет-нет, речь идет не о дедовщине. Ее, как говорит Артём, благодаря комбату, не было вовсе. Более опытные солдаты с уважением относились к новобранцам, как и те – к старослужащим. Сложности были связаны со спецификой воинской специальности.

– Мы участвовали в учебных спецоперациях, длившихся порой по двое-трое суток, – объясняет собеседник. – На первых порах они страшно выматывали. Но когда втянулся, все это стало нравиться настолько, что (не поверите!) было жаль увольняться в запас. Хотелось еще год послужить. По-моему, за это время никто толком не успевает обретать нужные навыки.

В горячие точки солдат-срочников сейчас не отправляют, поэтому Артём Житков там и не оказался. Но соответствующую подготовку, а также моральную и физическую закалку он получил хорошую. Приходилось незаметно пробираться в тыл условного врага и уничтожать его. А для того чтобы все это получалось, тренироваться приходилось до седьмого пота.

– На боевой полосе мы шли в полном обмундировании, – уточняет Артём. – Однажды менее чем за половину суток прошли на лыжах 32 километра. И не отдыхали при этом. Даже есть не останавливались. Нам дали приказ напасть на условного противника. Когда мы подошли к намеченной точке, туда приехал «КамАЗ» врага, который и нужно было захватить. Я был в «ядре» (центре) группы. В это время начали условную стрельбу бойцы из «огневой мощи». А мы с напарником подбежали к кабине. Я открыл дверь и «устранил» водителя. После этого мы забрали оружие, необходимые нам документы и так же бесшумно покинули это место. Мне кажется, «враги» даже ничего понять толком не успели.

Подобные рейды проходили примерно раз в квартал. А еженедельно бойцы уходили в лес и занимались там установкой противотанковых бомб, отработкой нападения на противника, стрельбой по мишеням, порой по ночам. И готовили из них даже не оперативных, а тактических разведчиков, способных справляться со сложными задачами. По воскресеньям – обязательный спортивный отдых.

Вот такая она, разведка. Думаю, не ошибусь, если предположу, что прошедшие столь серьезную школу люди способны преодолеть любые невзгоды.

Фото автора и из личных архивов собеседников

Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Юрий КРУЧИНИН

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии