×
Общество
0

Это наш долг

Даже сегодня, спустя десятилетия, каждый день становятся известны новые имена героев, отдавших жизни в боях Великой Отечественной войны. Прямо сейчас поисковые отряды по всей территории страны и за ее пределами поднимают останки павших воинов. Большой удачей в этом деле считается найти именной медальон и узнать, как звали солдата. Вот только записка с личными данными внутри оказывается далеко не всегда.

Ураец Василий Мозолевский познакомился с поисковой деятельностью в 2014 году, когда пришел работать с кадетами пятой школы, где существует поисковый отряд «Патриот» имени генерал-майора Анатолия Шишкина.

– Так сложилось, что бывший руководитель отряда заболел, а ребят нужно было вывозить в экспедицию, – вспоминает Василий. – Школьники (на тот момент уже бывалые ребята) знали, как происходят поисковые экспедиции, а я тогда еще не был погружен в эту тему. Для меня все было в новинку. Конечно, когда-то увлекался историческими фильмами о войне, но до того времени, как устроился в школу, даже не слышал о том, что есть поисковые отряды, которые поднимают бойцов с мест сражений.

Через несколько лет Василий уволился из школы, но свое увлечение решил продолжить и создал поисковый отряд «Возвращение». Сегодня в него входят не только выпускники пятой школы, которые уже не раз отправлялись с командиром в экспедиции, но и те, кто знает историю, обладает хорошей физической силой, разбирается в боеприпасах, оружии тех лет. Эти способности помогают восстановить картины сражений. Цель отряда одна – поиск и захоронение солдат Красной армии. Все военные артефакты, которые попадаются при раскопках (предметы быта или обмундирование), поисковики передают в музей.

– Со счету сбился, сколько было таких экспедиций, наверное, больше 12, – рассказывает командир отряда «Возвращение». – Езжу на поиски два раза в год во время своего отпуска. В прошлом году весной мы планировали экспедицию, но она совпала с началом пандемии, поэтому ее пришлось отменить. Но уже осенью, когда ситуация в стране стабилизировалась, мы отправились в город Белый Тверской области.

Эта территория поисковиками была выбрана неспроста. Белый находился в оккупации полтора года, здесь шли постоянные ожесточенные бои.

– В июле 1942 года немцы проводили операцию под названием «Зейдлиц» по уничтожению 39-й армии генерал-лейтенанта Ивана Масленникова и 11-го кавалерийского корпуса полковника Сергея Соколова, – рассказал Василий Мозолевский. – Немецкие танковые дивизии из северной и южной группировок встретились в районе деревни Пушкари, перерезав шоссе Белый – Оленино. Кольцо окружения вокруг советских войск замкнулось. Из двух армий выжило всего около двух тысяч человек, остальные погибли или были взяты в плен. С ноября 1942-го по март 1943 года проходила Ржевско-Вяземская операция «Марс», в ходе которой Белый был освобожден.

Поисковик побывал уже не на одних раскопках, выезжал на Волховский фронт под Санкт-Петербург, на Синявинские высоты, где были страшнейшие бои, пока три года Ленинград осаждали немцы.

Урайские активисты наладили тесные дружеские отношения с местными поисковиками. Например, они работают в связке с бельским отрядом «Эхо войны», руководителем которого является Олег Моргачев.

– Мы пытаемся поднимать бойцов археологическим методом, – рассказывает ураец. – Сейчас к этому стремится все поисковое сообщество. Но это не всегда получается, потому что останки бойцов хранятся в почве, в местности с климатическими и природными изменениями, да и сама сохранность разная. Например, в этом году, когда мы ездили на поиски, в полях было очень много воды. Приходилось одному копать и зачищать, другому – ведром откачивать жидкость, третьему – делать фотографии.

Прежде чем приступить к исследованию и раскопкам, поисковики тщательно изучают историю боевых действий, обмениваются опытом с местными активистами, общаются с жителями тех поселений, которые еще сохранились.

– Мы всегда работаем с журналами боевых действий, историческими документами, – рассказывает ураец. – Для меня было открытием, что, даже несмотря на погодные условия, обстрелы, бомбежки, командир части каждый день заполнял журнал боевых действий, вел учет потерь, раненых, живых, все описывалось. И эти данные помогают нам в поиске.

Но и копать они начинают не наугад, а всегда присматриваются к местности.

– Конечно, мы не все поле копаем, несмотря на то, что война шла от Ледовитого океана и до Кавказа, – говорит командир отряда. – Поля, где шли бои, после войны перепахивались. В лесах все сохранилось – и траншеи, и окопы, но там уже все «выбито» давно.

Главным инструментом для поиска активисты считают не металлоискатель, а металлический щуп. Именно им они протыкают землю в надежде на то, что под толщей песка или глины обнаружат останки солдат.

– С металлоискателем много чего не найдешь, можно, конечно, где-нибудь в глухомани на каску назвонить, но это бывает редко, – подчеркивает Василий Мозолевский. – Непаханая земля твердая, как камень, ее не проткнуть. А в ту, которая переворачивалась, щуп входит намного легче. Правда, чтобы начать понимать, что щуп касается какого-либо предмета, нужно воткнуть его в землю несколько раз. Например, именного бойца в прошлом октябре я обнаружил на противогаз. Погрузил щуп в песок, а его что-то отпружинило. Так поиск и происходит.

Активисты говорят, что под землей каждый предмет звучит по-своему, но вот пустая гильза и кость – одинаково. Чтобы понять, на что наткнулись, они делают небольшой шурф – прямоугольное углубление.

– Проще сделать его, чем выкопать две-три ямы, – отметил поисковик. – Уже тогда понятно, стоит ли копать дальше.

Совсем недавно урайский поисковый отряд «Возвращение» вернулся из очередной экспедиции в Бельском районе Тверской области. Она состоялась в рамках окружной патриотической акции «Югра – Вахта Памяти» за счет средств гранта президента Российской Федерации, а также спонсорской помощи нефтяной компании «Турсунт» и охранного предприятия «ЛУКОМ-А-ЗАПАДНАЯ СИБИРЬ». В результате поисков активисты обнаружили останки семи солдат Красной армии, личные вещи, предметы обмундирования и быта бойцов. Но все они остались неизвестными – медальонов или подписных вещей поисковики не нашли.

– Рядом с траншеей, выбитой шурфами, нашел небольшой участок земли, метрах в десяти, – рассказывает Василий. – Решил пробить. Когда опустил щуп, понял, что попал в резину. Как позже оказалось, это была подошва ботинок. От бойца осталось лишь семь фрагментов косточек – большие бедренные, большие берцовые и локтевые, а еще четыре зуба и больше ничего.

После того как активисты поднимают останки солдат, они продолжают искать личные предметы, медальоны, инициалы на одежде или ложках, чтобы установить личность погибшего. Затем найденное передают администрации города Белого, которая организовала временное хранилище на территории кладбища. Все останки, найденные на территории Бельского района, помещаются там. Ежегодно 13 августа происходит захоронение неизвестных солдат в братской могиле. По словам Василия Мозолевского, чаще всего именные останки забирают родственники и хоронят у себя на родине.

Следующую экспедицию поисковики запланировали на октябрь этого года.

Фото из личного архива Василия Мозолевского

* * *

Ильмир АНВАРОВ, главный инженер – первый заместитель генерального директора нефтедобывающей компании «Турсунт»:

– Я воспитан в патриотическом духе. Оба моих деда воевали в Великой Отечественной войне. Дедушка по материнской линии Рамазан Саматов был капитаном авиации, летчиком-истребителем, сбил девять немецких самолетов. Победу встретил в Берлине. Я с раннего детства увлекался историей. И когда ко мне обратились представители поискового отряда «Возвращение», решил поддержать их начинание. Считаю, что это благое дело и долг каждого – помнить и чтить память наших предков, которые отдали свои жизни за мирное небо. Именно поэтому наша организация сегодня помогает поисковикам и дальше планирует оказывать им поддержку.

Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Ольга Ступак

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии