×
В Югре
0

Где закаляется сталь

Как программист сменил мышку с компьютером на кузницу с кувалдой


«Обская кузница» – это семейное дело, которое основали муж и жена. Это единственная в Тюменской области кузница, в которой реконструируют исторические доспехи, якутские ножи и многое другое. Желающие могут сами примерить фартук и с кувалдой в руках попробовать себя в роли кузнецов. Журналистам «Сургутской трибуны» показали, где и как закаляется/плавится/разбивается/принимает нужную мастеру форму металл.

Мужчина особой внешности
Небольшая, но уютная кузница расположилась рядом с «Галереей кино». Здесь летят искры из-под кувалды на мастер-классах детей и взрослых. Научиться ковать небольшие гвозди и другие оригинальные вещицы желающих достаточно. Структура урока давно выстроена. В планах у ремесленников – сделать полноценные видеообзоры о разновидностях якутских ножей. Акцент на том, как отличить подделку.
Кузнец Виталий Горшков уже давно изучает эту тему. Определить может с ходу: где дешевая стилизация, а где – самый настоящий якутский нож. Что называется, глаз уже алмаз и видит детали – форму и размер лезвия, рукоятки, чехол и многое другое. Но это не бессмысленный интерес. Все это важно с точки зрения истории и характеризует наших предшественников.
– Вот по лезвию сразу видно, что это стилизация, – поясняет Виталий. – Чем вырезан? Точильным камнем. Форма лезвия не может быть каплевидной, рукоятка должна быть определенной…
Виталий рослый, под два метра, с копной волос, бородой и серьгами в ушах, очень выделяется в помещении среди всех. Кузнецы, говорит, всегда были особенной внешности – татуированные, носатые, с сережкой…
– Я думала, что он мужчина–фрик, когда мы только познакомились, – признается его жена Катя. Без нее в кузнице никак. Она, конечно, тяжелым молотом не машет, но отвечает за всю бумажную маркетинговую часть и многое другое.
– Историческая подоплека такова, – продолжает Катя, – что все мужики, которые занимались какой-то необщественной работой, сильно визуально отличались от других мужчин. Серьги, кольца, перстни, медальоны – у всех были отличительные знаки. Кузнецы никогда не ходили в белом.
– Кузнец зимой и летом ходил в жилетке меховой, а еще обязательно с бородой, – вставляет Виталий. У него тоже есть такая борода. – Чем гуще, тем лучше – летом не так жарко, а зимой она обогревает. Ну, и прикрывает шею и грудь от искр. В кузнице всегда было темно. Самая важная работа происходила только ночью, то есть с вечера до утра. Вся остальная работа – типа вилы отковать, еще что-то по хозяйству – днем. А что связано с оружием, закалкой – это ночью. Потому что при солнечном свете заготовка становилась черной, и работу не было видно. А еще у каждого кузнеца есть своя считалочка. Он ее как досчитает, так, значит, пора доставать заготовку из огня. Я, когда топоры делаю, то киваю головой, когда шея устает – значит готово.
А еще, чтобы узнать, нагрелся ли металл, кузнецы подносят заготовку к бороде. Вот если борода начинает трещать, значит все – с заготовкой можно работать. У Виталия вообще много разных баек в запасе. Из достоверных историй – в старину кузнецы даже кодировали людей от алкоголизма. Виталий знает, как, и тоже может. Но не будет. Процедура эта, мягко говоря, не запатентована в медицине.

Как уголь
– Мы с мамой смеемся, когда Виталик с работы приходит. Черный! Дарим ему на праздники зубную пасту с углем, мыло с углем, шампунь с углем…– улыбается Екатерина.
А ведь был обычным программистом в сургутском музее. Историю Виталий всегда любил. Кстати, на первое свидание со своей будущей женой пришел с двумя топорами. Хотел и девушку впечатлить, и от хулиганов, если понадобится, защищать.
Семейное дело началось с 15 тысяч рублей, десять из которых ушли на аренду гаража. Кузницу Виталий оборудовал самостоятельно. Кстати, раньше сам никогда этим не занимался. Но однажды сменил компьютерную мышку на тяжеленную кувалду. Сам построил печь. С тех пор, кстати, руки не отмываются от угля, огрубели. Когда на разных фестивалях встречает «кузнецов» с безупречным маникюром, удивляется.
– Нас в Мегион приглашали на встречу кузнецов, и мы увидели загорелых учителей с маникюром, – улыбаются супруги. – После этого вот решили на базе нашей кузницы открыть региональную гильдию кузнецов России. В стране их всего-то человек 300. А некоторые тоже себя кузнецами называют, но на самом деле они сварщики. Это, когда есть сварочный аппарат, в станок кладется изделие, нажимается кнопочка – и вся работа.
У большинства из истинных кузнецов грустные истории. Сами кузнецы редко умеют продвигать свой товар и вести бухгалтерию. Так что Виталию повезло с женой. Екатерина всю предпринимательскую часть взяла на себя.
– На мастер-классах кузнец как ярмарочный торговец. Нужно еще и потрындеть, чтобы человеку приятно было находиться в кузнице. Нужно его развлекать и про технику безопасности тоже не забывать, – поясняет Виталий. – А вот вести подсчеты и завлекать людей на мастер-классы – это уже другое.

От мангала до якутского ножа
Сургутский умелец отлично знает историю своего ремесла. Мечтает о полноценном музее кузнечного дела. Его экспозиции не будут лежать мертвым грузом, а помогут ремесленникам вспомнить рабочие секреты своих предков.
– Людей, которые ценят ручную работу, становится все больше, и это радует. В скором времени собираемся открыть на базе «Обской кузницы» частный музей кованых изделий. Экспонатами станут металлические изделия различных эпох, которые привозим из путешествий по антикварным лавкам. В нем будут представлены и предметы, созданные непосредственно в «Обской кузнице», – рассказывает Екатерина.
– Наши предки были неглупые люди и делали уникальные вещи. Их ценность уже не просто в железке, а в том, как это было сделано и для чего именно так было сделано. Те же, казалось бы, обычные крючки – такие же сейчас используют на космических кораблях. Та же самая технология осталась, а придумали ее наши предшественники, – добавляет Виталий.
Современная сварка, например, до сих пор и в подметки кузнечному продукту не годится, уверен мастер. Спустя годы швы в любом случае расходятся. Кузнечный метод дает пожизненную гарантию. Кстати, современные гвозди тоже не сравнятся даже с теми, что делают на мастер-классах в сургутской кузнице дети. Такой гвоздь никогда не вытащить из дерева – определенным образом изготовлен.

За 2019 год изделия, созданные в «Обской кузнице», получили товарные знаки «Сделано в Сургуте» и «Сделано в Югре», фирменные якутские ножи стали «Лучшим товаром Югры». Семейное дело отметили номинацией «Хранители ремесел» на конкурсе «Предприниматель года»

– У нас есть кованая продукция. Мы ее пока на экспорт отправляем межрегиональный. А там, глядишь, вся Россия и Европа будет раскупать якутские ножи «мэйд ин Сургут». Европа любит эти истории с северными народами. Вот грант окружных властей нам поможет осенью докупить нужное оборудование, – делятся энтузиасты.
У них здесь кузнечным ремеслом занимаются даже колясочники из центра Ашапатова. В прошлом году умельцы получили знаки качества «Сделано в Сургуте» и «Сделано в Югре». Перечислять их награды можно долго, потому что они действительно многого добились за короткий срок. Кстати, недавно получили статус социального предпринимательства.
– Нам важно не только сохранять национальную культуру и передавать знания о народных ремеслах, но и участвовать на различных фестивалях и ярмарках, показывать то, что можно делать своими руками на выставках. В своей «Обской кузнице» мы объединяем мастеров по коже, дереву и, конечно же, занимаемся развитием и продвижением художественной ковки как направления, – поясняют в «Обской кузнице». 
Кстати, корреспондент «Сургутской трибуны» тоже примерила перчатки и своими руками выковала гвоздь, который теперь хранится в редакции.

Автор текста: Анастасия Аладинская   Автор фото: Александр Онопа

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии