×
История
0

Гражданин и выборный человек всея земли

Закончилось празднование очередного Дня народного единства, но, кроме красивых картинок памятника Минину и Пожарскому, немногие помнят контекст праздника и что это значит – освободили Москву от захватчиков и собрали ополчение.


Духовный почин
Тогда вся страна находилась в оккупации. Кроме поляков, северные земли заняли шведы. Первое собранное ополчение не смогло отбить Москву. В столице правит Семибоярщина, ставшая символом предательства национальных интересов. Государства как такового нет. Единственная, кто противостоит захватчикам, – церковь. Патриарх Гермоген, находясь в заточении, рассылает свои грамоты с призывом собрать ополчение и освободить Москву. Ему угрожают, но, даже умирая с голоду, он не отказывается от своих призывов. Потому что понимает: сохранение православной веры зависит от сохранения государства. Католическим полякам и шведам русское православие не нужно. Одно из его последних воззваний находит отклик в Нижнем Новгороде. Обращение зачитывают на народном сходе, и Кузьма Минин яро его поддерживает.
Надо понимать, кто он такой. В первую очередь он предприниматель, занимается торговлей мясом в нескольких лавках. Но Нижний Новгород – до совсем недавнего времени приграничный город. Набеги татарского ханства, с одной стороны, обязывают уметь воевать, а с другой – уметь торговать и с такими партнерами. Город в экономическом плане уступал только Москве.
Что же сделал Кузьма Минин? На сходе, где зачитывали грамоту патриарха, после протопопа Саввы он очень ярко выступил. Основная мысль: захотим помочь московскому государству – так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жен и детей закладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником.

Талантливый управленец
Его речь была воспринята на ура. Средневековый город и его особая публичная организация принятия ключевых решений на народном сходе позволяла людям, не лишенным ораторских способностей, проявить себя и быть услышанными. «Муж родом не славен, – отмечает летописец, – но смыслом мудр, смышлен и язычен». Наверное, все помнят, что новгородская демократия не уступала, а возможно, и превосходила нынешнюю. Даже Александра Невского горожане Новгорода и избирали, и изгоняли с поста, что уж говорить о земском старосте, тем более выбранном из таких же бизнесменов. Поэтому даже громкие и красиво сказанные слова не были залогом успеха. Нужно было подкреплять их деловыми качествами, а они у Минина как раз были. Самое главное – надо было собрать деньги на ополчение. Сбор налогов и суд были основными функциями земского старосты.
В Нижнем Новгороде начались постоянные сходки: рассуждали о том, как подняться, откуда взять людей и средства. С такими вопросами обращались прежде всего к Минину, и он подробно развивал свои планы. С каждым днем росло его влияние. Нижегородцы увлеклись предложениями Минина и наконец решили образовать ополчение на новых началах, созывать служилых людей и собирать на их содержание деньги. Причем ополчение оплачивалось по разным тарифам. В зависимости от военной подготовки и боевых заслуг ополченцы были поверстаны (разделены) на четыре оклада. Поверстанные по первому окладу получали в год 50 рублей, по второму – 45, по третьему – 40, по четвертому – 35 рублей. Денежное жалованье для всех ополченцев, независимо от того, дворянин ли он посадский, или крестьянин, делало всех формально равными. Не знатность происхождения, а умение, ратные способности, преданность Русской земле были теми качествами, по которым Минин оценивал человека.

«Вместо Минина руку приложил»
Вождем ополчения выбрали князя Дмитрия Пожарского, лечившегося тогда от ран в нижегородском имении и пожелавшего, чтобы хозяйственная часть в ополчении была поручена Минину. Так Кузьма и стал, по сути, руководителем разрастающегося правительства.
При поддержке войск Пожарского Минин осуществил оценку имущества нижегородского населения и определил часть, которая должна пойти на ополчение. По совету Минина давали «третью деньгу», то есть третью часть имущества, либо, в некоторых случаях, пятую часть.
По словам летописи, он «жаждущие сердца ратных утолял и наготу их прикрывал и во всем их покоил и сими делами собрал не малое воинство». К нижегородцам скоро примкнули и другие города, поднятые известной окружной грамотой, в составлении которой, несомненно, участвовал Минин. В отличие от опоры на исключительно храбрую, но низкооплачиваемую казацкую вольницу Первого ополчения, Минин не жалел денег на более дисциплинированных, пусть и более дорогостоящих военных специалистов. И нижегородцы, и Пожарский сами участвовали в Первом ополчении, отбили почти девять десятых Москвы, а затем из-за отсутствия осадной артиллерии и специалистов по осаде городов ничего не могли поделать с засевшими в Китай-городе и неприступном Кремле поляками и малороссийскими казаками.
Первыми пришли опытные ратники-белорусы, участвовавшие в обороне Смоленска, помилованные королем Сигизмундом после взятия города, но наотрез отказавшиеся идти на службу к нему и к его сыну Владиславу, которого Сигизмунд с помощью Семибоярщины хотел утвердить на московском троне. Очень достойный поступок, и низкий им поклон, в веках пусть останется благодарность братскому народу. К Минину пришли многие люди из военных сословий: не только подданные Московского государства или патриоты единого русского народа, но и множество наемников из других стран – и с Востока, и с Запада, как подчеркивает летописец, «со всей Вселенной». В начале апреля 1612 года в Ярославле стояло уже громадное ополчение с князем Пожарским и Мининым во главе.
Здесь и обосновался штаб ополчения «Совет всей земли», который и стал правительством России до избрания на Земском соборе нового царя. Были воссозданы основные приказы – министерства. Хотя на всех решениях совета подпись Минина по статусу была только пятнадцатой!
Впереди него расписывались ближайшие родственники Ивана Грозного, и даже князь Пожарский был всего лишь десятым по счету. Кстати, он и расписывался за Минина: «В выборного человека всею землею, в Козьмино место Минина князь Дмитрий Пожарский руку приложил».
Минин искал деньги на выполнение решений и «господ», и «товарищей». 7 апреля 1612 года также состоялось первое переформатирование страны, Совет всей земли назвал Московское государство великой российской державой. Москва уже не играла ведущей роли, а ее Семибоярщина, наоборот, стала символом предательства национальных интересов.

Воинская доблесть
В Ярославле ополчение начала косить страшная моровая язва. Вопреки ожиданиям Семибоярщины, ополчение не разбежалось, а благодаря грамотным санитарным мерам эпидемию удалось прекратить. Убедившись в безопасности тыла, ополчение выступило на Москву.
В боях Кузьма проявил также находчивость и воинскую доблесть. Его отряд, состоявший из трех дворянских сотен и хоругви перешедшего к нему на службу из Речи Посполитой ротмистра Хмелевского (во Втором ополчении было очень много людей из Речи Посполитой, обычно из ее западнорусских земель, но также и противники Сигизмунда), форсировал Москву-реку и как снег на голову обрушился на поставленные гетманом Ходкевичем у Крымского двора литовские роты. Пешие русские ратники увидели паническое бегство неприятеля, соединились с отрядом Минина и преследовали бегущих до самого стана Ходкевича. Здесь противник не смог выдержать натиска, потеряв на месте до 500 человек, и вынужден был отступить. Это обеспечило перелом в ходе сражения. В августе с личным участием Минина был побежден Ходкевич, а в октябре Москва была очищена от поляков.
Кузьма Минин вместе с Дмитрием Трубецким и Дмитрием Пожарским управлял великой российской державой до созыва Земского собора, так как после объединения советов всей земли Первого и Второго ополчений в результате взятия Москвы и окончательного объединения ополчений Совет всей земли не собирался.
На другой день после венчания на царство (12 июля 1613 года) Михаил Федорович (первый царь династии Романовых) пожаловал Минину чин думного дворянина и вотчины. В Думе было всего два думных дворянина. Надо сказать, что Минин выступал за избрание царем Пожарского, но молодой царь, несмотря на это, оценил заслуги Кузьмы перед страной. Заседая с тех пор постоянно в Думе и живя в царском дворце, Минин пользовался большим доверием царя (в 1615 году ему вместе с ближними боярами было поручено «беречь Москву» во время царского путешествия) и получал важнейшие «посылки».
На памятнике в Москве написано «гражданину Минину». Даже в рамках монархического уклада звание гражданина в контексте всех его заслуг звучит вполне органично, а ведь, по сути, он был первым избранным некоронованным правителем страны. Несмотря на всю грязь Смутного времени, вышла наша страна из него очень правильно и достойно благодаря народу, который смог объединить и организовать такой же яркий и талантливый его представитель – Кузьма Минин.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии