×
История
0

…И церковь в византийском стиле

«От Тобольска до Обдорска летом и зимою» – так называется путевой очерк, опубликованный в нескольких номерах газеты «Тобольские губернские ведомости» за 1880 и 1881 год. Его автором был Капитон Голодников (1824–1906).


Киргизский султан в Березове
Для нас этот очерк интересен тем, что значительное место в публикации отведено описанию значимых мест, быта и нравов жителей территории, которая сегодня носит название Югра. Рассказывает автор и о знаменитых ссыльных, которых на время приютила березовская земля. Среди них был даже киргизский султан Губайдулла-хан, князья Меншиковы, Долгорукие, граф Остерман. Капитон Голодников, отправляясь из Тобольска на Север в командировку, решил попутно подготовить статью для губернской газеты и подробно описал все, с чем ему пришлось столкнуться в пути.
Благодаря автору очерка мы можем представить себе, какой была транспортная схема в Югре в те годы, а именно: пассажирские пароходы в 1880 году прокладывали путь из Тобольска только до Томска, минуя Самарово и Сургут. Другое направление – в сторону Березова и далее до Обдорска (Салехарда) – пассажирскими судами еще не было освоено, в дальний путь отправлялись только суда тобольских рыбопромышленников, да и то только дважды в год. Как пишет автор, «весною, отводя суда на рыболовные пески, и осенью, буксируя их оттуда с грузом рыбы и рабочим людом домой». Как отмечает автор, до Самарово он плыл «на роскошном пароходе «Рейтерн» в каюте первого класса, где компанию ему составили «директор гимназии, возвращавшийся из Петербурга домой, два флотских штаб-офицера и два иркутских купца».
Капитон Голодников рассказывает об остановке у села Демьянского, где пришлось запасаться дровами, и заодно излагает историю появления села, опираясь на изыскания историка Миллера. С такой же дотошностью описывает он остановку и у села Самарово, до которого от Тобольска 500 верст: «К вечеру следующего дня показалось село Самаровское, расположенное в ущелье гор, возвышающихся над уровнем Иртыша почти на 40 сажен. Получило название по имени своего древнего владельца – остяцкого князя Самара. По сказанию сибирского историка Миллера, отряд Ермака под начальством Брязги прибыл сюда ночью и, заметив караул, спящий крепким сном, изрубил его. Проснувшийся при звуке оружия и воплях народа князь Самар бросился было в сечу. Но был внезапно убит пулею, и затем одна часть населения разбежалась в леса, а другая сдалась победителям, обязавшись платить им ясак. Брязга остался здесь на целую неделю. В это время явился к нему с изъявлением покорности самый сильный и самый влиятельный князь Алача, которого Брязга тут же поставил на место убитого Самара. Алача распространил владения свои далеко на север, почти до нынешнего Березова…»

Нет ни улиц, ни дворов
Далее автор описывает село Самаровское, где в ту пору проживало около 400 человек, «занимающихся частью мелочной торговлей, а более рыбопромышленностью и заготовлением рыболовных судов, как то: барж, каюков и лодок». Один из таких каюков, предложенный крестьянином Василием Земцовым для командированного Академией наук молодого ученого Ивана Полякова, автор очерка заметил на берегу Иртыша, оценил чистоту его отделки и образцовые удобства помещения. Путешественник отметил «каменную церковь в византийском стиле» и две часовни, из которых одна, устроенная на возвышенном месте, по фасаду своему и легкости архитектуры имеет вид китайской пагоды». Скорее всего, речь идет о здании бывшей часовни на улице Горького, 1, в южной части Ханты-Мансийска, которая является памятником регионального значения, но придать объекту надлежащий вид невозможно из-за того, что это частный дом.
Капитона Голодникова в облике села поразило «совершенное отсутствие дворов при домах и даже улиц: кто где и как хотел, тот там и строился, без всякого плана и порядка». Правда, при этом автор делал оговорку, что «Самарово вследствие энергического ходатайства тобольского исправника ныне уже распланировано и произвольные постройки обывателям запрещены».
В своем очерке Голодников сообщает, что от Самарово до Березова в летнее время путешествие совершается на протяжении 600 верст в крытых лодках-каюках. Крестьянский и почтовый каюк он сравнивает «с глухим гробом от 3 до 5 саженей в длину и в полсажени в вышину. Дверей нет, только отверстие, чтобы пролезть. В жаркие дни духота в таких каютах невыносимая, а вне ее – комары, слепни, пауты и мошки. Здесь можно только лежать, сидеть трудно, а стоять невозможно…» Путь от Самарово до Березова автор называет беспокойным и утомительным до такой степени, что по прибытии на место кажется, что человек только что вышел из больницы. На таком каюке он и отправился в путь.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии