×
Общество
0

История Шатиных. Древний хантыйский род

Удивительный регион – Югра. Когда, казалось, жизнь кипела только вокруг древних городов Руси, здесь она бурлила не меньше. Историями семьи, легендами и преданиями с «Новостями Югры» поделился Олег Густавович, ханты из древнего купеческого рода Шатиных.


Согласно некоторым преданиям, еще тысячу лет назад, когда викинги приходили княжить на Русь (потому как земля наша обширна, а порядка в ней нет), они на своих драккарах сплавлялись до Югры. Так, по крайней мере, гласит легенда, которую нам рассказал Олег Шатин.

Породнились с викингами
– Викинги, видимо, узнали, что есть здесь северная земля и попасть сюда можно по воде. Зашли они в Обскую губу, а по ней попали в Обь. Но не понимали, что у нас климат куда более холодный, – рассказывает Олег Густавович. – И скандинавы застряли на «вставшей» зимой реке.
А спасли их три  брата, которые, тоже по преданию, являются праотцами нынешних ханты. 
В благодарность скандинавский конунг отдал в жены свою дочь за одного из них. Двое братьев обиделись на третьего, из-за того, что тот женился на иноверке, и так ханты раскололись на три рода, два из которых – Шатины и Кунины – известны и поныне.
– Разделились они на род Куниных, племя куницы, и Шатинских, род волков. Но это все легенды, – уточняет Олег Шатин.
Последний князь из рода Шатиных был самым богатым на Севере человеком, занимался торговлей, дважды посещал Норвегию, знал несколько языков, общался и торговал с разными народами. А когда пришла Советская власть – делился богатством с людьми, помогал бедным, даже оленей своих раздавал нуждающимся.  Когда денег не стало, в 1934 году он просто исчез. 
Была у купца Шатина сестра Устиния Гавриловна, которая к тому же состояла в родстве с Куниными. Она стала второй женой купца Батурина, который поставлял в Москву, Тобольск и Санкт-Петербург обозы с осетрами. Во время Великой Октябрьской революции Батурин поддерживал белогвардейцев, а его сын (от Устинии) Урван Шатин был коммунистом, воевал на стороне Красной армии. В 1920 году он вступил в Российскую коммунистическую партию большевиков, в 1921 году состоял в партизанском отряде, а также  боролся с белыми во время кулацкого восстания на Обь-Иртышском севере. Несмотря на подорванное в годы Гражданской войны здоровье, в 1929 году он организовал в Цингалах колхоз «Путь к коммунизму». Урван Шатин приходится дедом Олегу Густавовичу.
– Когда в Сибирь пришел Колчак, он выдавил красных, и они побежали на Урал. Самого купца Батурина убили в 1921 году в Цингалах. Как рассказывают, стреляли в него семь раз, – говорит Олег Шатин.
Батурин был человеком крепким, носил военную форму. Жил в двухэтажном доме, в котором раньше располагался клуб. Олег Густавович вспоминает, что даже он застал этот клуб и ходил смотреть туда кино. Здание потом сгорело (несчастный случай или кто-то специально поджег, сейчас уже не разобраться). За могилой Батурина ухаживает семья Олега Шатина.
– А вот его сын, мой дед, был русским по отцу и ханты по матери. Работал председателем Облпотребсоюза Тюменской губернии. В Тюмени у них был двухэтажный дом и даже домработница, – рассказывает Олег Густавович.


«Идите, расстреливайте»
Бабушка Олега Шатина, Евдокия Ивановна, работала бухгалтером в потребительском обществе. Она рассказывала про деда Урвана, что, когда тот находился на Урале во время наступления белых, простыл и сильно заболел. Его отправили лечиться в Сочи. Прожил какое-то время на юге, но, когда ему стало хуже, он решил, что пора возвращаться домой. Упокоиться надо в родной земле.
– Приехали они в Цингалы в 1933 году. Бабушка никому об этом не рассказывала, только мне, перед смертью: в том же году приехали трое, в кожанках, показали ордер – «расстрелять как врага народа» моего деда. Бабушка говорит им: «Идите, расстреливайте». А он к тому времени лежал уже беспомощный. «Тройка» записала в документах, что он расстрелян, и уехала, – рассказывает Олег Шатин. Приговор не состоялся, Урван Шатин умер своей смертью. Так закончил свой жизненный путь один из самых знаковых и уважаемых югорчан, убежденный коммунист, в чью честь названа одна из улиц в его родном селе – Цингалах.
Отец Олега Шатина работал зоотехником. Сначала в Тобольске, потом в Тюмени. В 1948 году он уезжает в Салехард. Князья Ямала в то время не принимали советскую власть, и молодой Густав Урванович нашел с ними согласие. Он занимался лечением оленей. Тогда среди животных бушевали разные заболевания: копытца, ящура и других. Часть скота, здоровое стадо, перегнали через Урал в Печору, а больных вакцинировали и спасли огромное, миллионное стадо. Через год здоровых животных вернули на Ямал.
С Зинаидой Васильевной, мамой Олега Шатина, Густав познакомился там же, на Ямале. Она тоже была врачом, лечила людей.
– Отец знал три северных языка, и местные жители его очень уважали. В его распоряжении был большой коллектив проводников, рабочих, охотников. Он руководил Красным чумом, был в тундре и за прокурора, и за судью, и ни один из местных не пострадал от его руководства, – рассказывает Олег Густавович.


Работать – это в крови
Деловая хватка не обошла и Олега Густавовича, он говорит – это в крови: работать и заниматься своим делом. Он создавал фирмы, трудился на благо семьи, помогал деньгами больным и малообеспеченным. Да и сейчас время от времени помогает.
Старшая дочь Анриетта Олеговна Вагнер тоже пошла в бизнес, организовала свой цех по переработке рыбы и ягод на Приобском месторождении.
– Благодаря моей дочери округ несколько лет занимает первое место в Москве, на конкурсе, где коренные жители со всей России представляют свою продукцию, – отметил Олег Густавович. Анриетта привозит в столицу продукты национально-родовой общины «Обь».
Визитной карточкой национально-родовой общины «Колмодай», которую до 2018 года возглавлял Олег Шатин, стала деревня «Вэн Корт». На территории расположен Дом Богатыря для больших мероприятий и несколько гостевых домиков. По лыжной трассе в деревне (которую накатывает сам Олег Густавович на «Буране») и на льду можно покататься на лыжах и коньках, поиграть в хоккей. На том же «Буране» каждое воскресенье катают детей, возят их на рыбалку – на реке община «Колмодай» выставила рыболовные сети.
– Вылавливаем рыбу и спрашиваем у детей – знаете, что это за рыба? Многие путаются. Не отличают карася от язя. Щуку вот все узнают, – говорит Олег Густавович.
Летом проводят соревнования на обласах, и все это за счет предприятия. Каждое воскресенье варят уху, приглашают взрослых и детей, готовят другие традиционные блюда из рыбы, вроде строганины и патонки.
Для любителей поймать рыбу или добыть дичь устраивают рыбалку и охоту в родовых угодьях. Олег Густавович сейчас отошел от бизнеса, руководит НРО «Колмодай» Екатерина  Тандалова, сам же потомственный купец из хантыйского рода возглавляет Союз коренных общин.

Сохранил традиции – сохранил душу
Традиционными для рода Шатины считают пушной промысел, охоту, рыболовство, сбор дикоросов и лечебного сырья. Олег Густавович любит всем заниматься, кроме промысловой охоты. Жалко животных. За свои 63 года он не добыл ни лося, ни оленя.
Традиционный промысел, культуру и обычаи он передает и своим потомкам, вся семья Шатиных хранит хантыйские обычаи. Помимо святого урочища Колмодай, в честь которого и названа община, есть и другие почитаемые места, например идолы в деревне «Вэн Корт».
Олег Густавович воспитал шесть дочерей и четырнадцать внуков. Старшая дочь отвечает за Чумовую улицу в Археопарке Ханты-Мансийска, выставляет чумы каждый Новый год. Дети и внуки не только посещают, но и сами проводят национальные праздники, ездят на рыбалку и за дикоросами. 
Огромная семья, которая не просто чтит свои традиции, но еще и популяризирует их. И это правильно. Тот, кто забыл свои корни, потерял свою душу.

Теги статьи: #История Шатиных

Автор текста: Игорь Вершинин

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии