×
Спорт
0

Как каратэ пришло в Сургут и почему сегодня этот вид спорта на пороге больших изменений

Читать «Новости Югры» в

В восьмидесятых тренировались тайком, по подвалам, а в 2020 году впервые выступят на Олимпийских играх. Каратэ вышло на новый уровень, а перед его последователями открылись перспективы, о которых годы назад они и мечтать не могли. О будущем отечественного каратэ «СТ» поговорила с главным тренером сборной Югры, тренером студенческой сборной России, победителем голосования портала Karate.ru «Кто должен стать новым главным тренером сборной России по каратэ WKF», сургутянином Арзуманом Алиевым.  
 
- Главный тренер национальной команды - это большая ответственность, а как вы отнеслись к тому, что участники всероссийского голосования хотят видеть у руля именно вас?
- Я особого значения не придавал этому голосованию. Но чисто по-человечески - очень приятно. Тем более я давно работаю рядом с основной сборной. В 2012 году вывозил студенческую сборную, тогда сургутянин Александр Алиев стал чемпионом. В 2016 году мой воспитанник из города Орла выиграл, а сама студенческая сборная стала пятой.  И то – из-за предвзятости судьи. По решению одного австрийца мы проиграли алжирцам и испанцам за выход в финал. Я к нему тогда подошел и спросил, что ему сделала Россия, почему он творит такое. Несправедливо поступил, и многие меня поддержали. Но я все равно сумел привезти одного призера с того турнира. По каким-то причинам от основной команды меня всегда кто-нибудь отодвигал.
- Судейские ошибки в каратэ часто встречаются, можно ли сказать, что это случайность? 
- Проблема в том, что в России многие судьи являются и тренерами. Каждый лоббирует интересы своих воспитанников, своей территории. На турнире в Кисловодске мой ученик Сергей 
Спицын работал за выход в финал с кабардинцем, который учился в Москве и представлял столицу. Судили этот бой судьи из Кабардино-Балкарии, Осетии и Дагестана. В случае если бы Спицын выиграл, он вышел бы на представителя Дагестана. Ну и где же тут взяться объективности? Они, когда увидели Югру в полуфинале, с другого ковра все прибежали судить. Конечно, Сергей тогда проиграл. А после поединка еще иногда подходят и говорят, что мне все показалось. Андрей Ганзен (воспитанник сургутского тренера Николая Солницына, – прим. автора) на первенстве России работал с дагестанцем. Провел прекрасную атаку в конце, все красиво сделал. По ведению боя, по тактике был намного сильнее. Но при равном счете отдали победу его сопернику. Все москвичи были против нас, лишь бы Югра не прошла дальше. В итоге представитель Дагестана едет на чемпионат Европы, а Ганзен отдыхает. Все судьи, они же тренеры, прекрасно видят все бои и понимают, какой регион может выйти в лидеры. И все мы давно знаем об их идее фикс: Югру надо остановить.

В ожидании Олимпиады 
- Кроме необъективного судейства, по каким еще причинам сегодня происходят изменения в федерации каратэ России? 

- Конечно, все это связано с тем, что каратэ признали олимпийским видом спорта. И если мы хотим в 2020 году выиграть хоть одну медаль в Японии, то надо срочно что-то менять. Сейчас к власти пришли новые люди. Умные, обеспеченные и способные решать проблемы. Взрослая мужская сборная страны уже лет пятнадцать не показывает никаких результатов, за исключением одного спортсмена, который сейчас учится в Челябинске, а сам из Нижневартовска. Тоже наш парень. Я рад, что сегодня стали появляться неравнодушные к каратэ люди. Даже вот это интернет-голосование хотя ничего и не решает, но это уже большой сдвиг. О проблемах стали говорить, а не замалчивать. У нас как чаще бывает на собраниях: один тренер высказывает свое мнение, а остальные головой кивают. Думаю, что всем заинтересованным тренерам нужно сесть за стол переговоров. Не воевать, а именно прислушаться друг к другу. Изменения должны происходить, а пока мы все сидим на своих местах и помалкиваем, толку не будет. У нас в России много талантливых тренеров, которые привозят своих детей на чемпионаты страны. Они живут далеко от Москвы, но работают профессионально. И почему бы кому-то из них не возглавить сборную.

Не ломать, а помогать 
- Что сегодня из себя представляет национальная сборная и реально ли в нее попасть сургутскому каратисту?

- Сегодня есть четыре человека, которые входят в национальную сборную по разным весовым категориям и возрастам. Это не проблема. Другое дело – удержаться там и пройти дальше – на мировые турниры. Вот это уже нелегко. Решение принимает старший тренер, но по непонятным причинам он может отказать спортсмену уже во время сборов. Могут и за поведение убрать из состава, сказать, что он опаздывает по утрам на тренировки или не слушает установки наставника. Но тут дело в том, что за пятнадцать дней до того же чемпионата Европы спортсмена начинают ломать. Приехал он на сборы, а его просят забыть все, чему его научил тренер в родном городе. Зачем его переучивать, ломать его коронные удары и атаки? Нужно, наоборот, помочь ему раскрыться, подсказать с техникой. Он же до этого каким-то образом выиграл чемпионат страны. Нужно вытягивать на сборы индивидуальных тренеров, с которыми спортсмены работают в своих регионах. А если его гнобят на сборах, заставляют делать непривычные вещи, то о каких победах вообще можно говорить? «Делай, что я сказал, иначе выгоню», – разве такой подход профессионален?
Нельзя, чтобы внутри сборной была какая-то предвзятость. У нас когда-то Ивана  Колупаева из Ханты-Мансийска заменили на сборах, причем главный тренер поменял его на своего спортсмена, который согнал вес и залез в его весовую категорию. Саша Алиев, наш, сургутский, должен был выступать в весе 75 кг, а его за несколько дней напичкали водой и засунули в 84. Так поступают бездарности. Нельзя так относиться к спорту.

Дать детям лучшее 
- Вы так искренне переживаете за своих воспитанников и все каратэ России. А как вы пришли в этот вид спорта? 

- Я сам из Дербента. Там еще в детстве и начал заниматься каратэ. В армии в спортивную роту попал, служил в Чехословакии, где занимался с местными. Потом в Нижнем Новгороде учился, там занимались по подвалам. В начале 1980-х годов в СССР каратэ было под запретом. Считаю, что в какой-то степени это было правильное решение. Тогда какая драка ни случись, обязательно кто-то кричал «кия!», хотя понятия не имел, что это означает. В Нижнем Новгороде я встретил свою будущую жену Ирину. Она была из Сургута и позвала меня посмотреть город, это был 1985 год. До сих пор любуюсь (улыбается). Здесь родились два сына (старший Александр - тренер по каратэ, неоднократный победитель мировых турниров, - прим. автора). Работал сначала в НГДУ «Федоровскнефть», где мне разрешили тренировать отряд комсомольцев. Мы ходили на дискотеки и смотрели за порядком, чтобы драк не было, потом потихоньку стали тренировать. Когда появились и другие каратисты, проводили соревнования. Даже Владимир Васильевич Базаров (экс-заместитель главы города Сургута, - прим. автора) тогда тренировал. Из того первого состава тренеров-каратистов остался Николай Солницын. Потом из Кургана приехал Алексей Кузнецов. Вот мы и тренируем детей. Учим их на своих ошибках, чтобы не повторяли. Стараемся дать им все, чего не было у нас: нормальные условия и возможность развиваться, идти к высоким победам. А теперь еще – и олимпийским.


Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии