89.5060   $ 74.1373





×
История
0

Как жительница Ханты-Мансийска пережила Великую Отечественную войну

Когда началась Великая Отечественная война, Тамаре Прокопьевне Проводниковой исполнилось семь лет. Как прошло детство в военное время в Ханты-Мансийске – об этом вспоминает наша героиня. Несмотря ни на что, она уверена, что прожила счастливую жизнь.




Семеро по лавкам
Прокопий Проводников был рыбаком и охотником в деревне Лямина Сургутского района. В 1937 году у Проводниковых отобрали дом и все ценное имущество. В ту же ночь глава семейства отправил в Самарово на лодке жену Евдокию и семерых детей. Они купили избушку на Большой Логовой улице в Ханты-Мансийске. Это было убогое строение, состоящее из единственной комнаты с печкой. Когда семья воссоединилась, Проводниковы завели корову.
– Помню, сядем все за стол. Мама чугунок с картошкой достанет из печи – едим, молоком запиваем. Кашу молочную сварит. Рыбу ели. Хорошо жили!
Война
Старший брат Михаил ушел на фронт и погиб. Отец тоже готовился к отправке на войну, но его пока не брали из-за ревматизма. Старшие дети учились и помогали по хозяйству. Осенью и Тома пошла в школу.
– Одежду носили друг за другом, да так кто отдавал, а обувка совсем плохонькая была. Хоть 40 градусов холода, хоть 45 – мы ходили в школу. И вот я пришла, а ноги не чувствуют ничего. Учительница Клавдия Львовна схватила меня и стала растирать ноги – отошли. В классе печка была. Девочка Гуля сидела возле печки. В один день эта печка вдруг разорвалась и ученицу завалило кирпичами. Помню, как она кричала: «Где моя ручка? Где моя ручка?»
Настал голод
Мать устроилась посудомойкой в столовую. Бывало, иногда приносила детям кусочки хлеба и картофельные очистки с работы. Тамара с отцом ходили встречать ее.
– Настала ночь, а мамы нет. Мы позвонили в милицию: не поступала ли такая-то? Нам ответили, что она в КПЗ сидит за воровство. Кто-то донес на нее. Она несла несколько кусочков хлеба и какие-то «ошурки», а ее уже поджидала милиция. Дали полтора года, увезли в Омск. Вскоре и отец скоропостижно умер. Мы остались одни.
Тому и еще трех младших детей хотели забрать в детдом, но старшие сказали, что никого не отдадут.
– Вот и стали перебиваться как могли. Где на помойке поищем, где подберем, что соседи выбросили. Семенную картошку мы съели, и посадить нам было нечего. Нас корова спасала – но и ее вскоре обменяли на хлеб. Жили как могли, а сестренку младшую не уберегли. Умерла сестренка.
Победа
– Мама прислала телеграмму, что освободилась и едет пароходом. Мы пошли в Самарово пешком и встретили ее. Сколько стояли и плакали – не знаю. Потом поехали на попутной телеге домой.
Две ночи переночевали, а на третью мать будит детей и велит им переходить ближе к двери. Оказывается, над кроватью, где они спали втроем, навис потолок. Вскоре рухнул он на пустую кровать.
– Так как Михаил ушел на фронт с почты, мама обратилась к начальнику почты Козлову Антону Борисовичу как мать погибшего героя и сказала, что избушка рухнула и жить с детьми негде.
Пришел человек, осмотрел руины, и в тот же день Проводниковы заселились в комнату почтового дома на Энгельса, 6. Евдокия устроилась на почту вахтером. Жизнь стала налаживаться. Вскоре семья услышала о победе.
– Громкоговоритель орал на всю улицу Энгельса, что наступила Победа. Все радовались и говорили, что наконец-то хлеба будет достаточно. Маме на работе дали детские подарки – по булке хлеба каждому ребенку.
Томатное счастье
Самое «вкусное» воспоминание детства Тамары Прокопьевны такое:
– На рыбокомбинате продавали томатную пасту, которой заливали рыбные консервы. Нас с бидоном послали в Самарово на комбинат купить этой пасты. Мы купили пасты и булку хлеба. Залезли на Лысую гору, уселись на краю, ломали хлеб, макали в пасту – ничего вкуснее в жизни я не ела.

Оптимистка
Тамара Прокопьевна проработала в медицине до 76 лет. После седьмого класса хотела поступить учиться на медика в Ханты-Мансийск, но за учебу надо было платить, а денег не было. Окончила срочные курсы радистов, начала работать на почте в Селиярово. Доставляла корреспонденцию и отправляла телеграммы, даже выдавала зарплату сельчанам.
– Жила тут же, в избушке почтовой, вместо подушки полено под голову подкладывала. Помыкалась так года два, вернулась в Ханты, закончила десятилетку и поступила в Тобольское медучилище. До 2009 года в медицине: в детском отделении – десять лет, а затем и баклаборатории, – рассказывает героиня.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии