×
В Югре
0

«Когда есть устоявшийся коллектив — ничего нам не будет страшно»

В этом году уголовный розыск полиции Югры отмечает 101 год со дня образования службы. Работа сотрудников связана с риском для жизни: жертвуя своим личным временем, они ловят преступников, чтобы граждане могли чувствовать себя в безопасности. О том, как изменилась работа уголовного розыска за последние годы, о приоритетных направлениях службы и громких преступлениях в Югре рассказал заместитель начальника управления уголовного розыска УМВД России по Ханты-Мансийскому автономному округу полковник полиции Алексей Семыкин. 

— Алексей Николаевич, что такое для Вас уголовный розыск? Можно ли говорить о том, что розыск — это работа или это неотъемлемая часть Вашей жизни?

— Если учитывать то, что я в уголовном розыске работаю с 1994 года, фактически уже 26 лет, то можно сказывать, что это — моя жизнь. Я начинал водителем в уголовном розыске. Потом пригласили на должность оперуполномоченного, с тех пор и работаю оперативным сотрудником уголовного розыска. Я сам из Казахстана, поэтому профессиональную деятельность начинал в городе Петропавловске, где проработал шесть лет. По семейным обстоятельствам был вынужден переехать в Югру.

— Какими качествами должен обладать оперативный сотрудник? И должен ли это обязательно быть мужчина? Женщины служат у вас?

— Считаю, что основное качество — терпение. А также умение общаться с людьми, потому что в этом заключается наша основная работа. Мы много сведений получаем именно от населения. Опираясь на эту информацию, мы раскрываем преступления. Если смотрели фильм «Место встречи изменить нельзя», то могли заметить, что Жеглов Шарапову говорил: «Всегда есть человек, который что-то видел, что-то знает, о чем-то догадывается». Так вот, основная задача оперативника — установить контакт с человеком, расположить его к себе, чтобы получить информацию и умело использовать ее в раскрытии преступления. Что касается женщин на службе в УУР, то скажу, что это вполне возможно. Когда я начинал работать, первым моим наставником была женщина. Она руководила группой розыска, и поверьте, эта женщина могла дать фору любому мужчине. К тому же, она была представителем династии, так как ее мать — ветеран уголовного розыска. Поэтому могу сказать, что есть достойные и способные к работе в уголовном розыске женщины.

— Какие направления приоритетные в деятельности уголовного розыска?  

— На данный момент — это, конечно, работа по раскрытию дистанционных мошенничеств. Они заполонили не только наш округ, но и всю Россию. Это борьба с организованной преступностью, этническими преступными группами. Также мы занимаемся раскрытием тяжких преступлений против личности — убийств, изнасилований, телесных повреждений. Фактически, уголовный розыск занимается всем: от раскрытия незначительных краж до убийств и терроризма.

— Оперативный сотрудник в милиции и в полиции — в чем разница и есть ли она? Облегчают ли работу оперативников уголовного розыска достижения научно-технического прогресса? Что есть на вооружении современных сыщиков такого, о чем их предшественники даже не могли мечтать?

— Полицейский и милиционер ничем друг от друга не отличаются, только поменяли название, а работа, какая была, такая и осталась. Сегодня у нас появились высокотехнологические возможности — использование технических средств, видеонаблюдение. Именно это основное отличие прошлого от настоящего. Если раньше, не имея такой возможности, оперативники получали информацию только общаясь с людьми, то сегодня вся работа завязывается на записях с камер. Некоторые молодые сотрудники в основном так и работают. Если нет видео, где человек мог бы «засветиться», то у них опускаются руки. Они не знают, как раскрывать преступления старыми дедовскими методами, которые очень эффективно помогали. Хороший оперативник ценился тем, что мог найти преступника, не выходя из кабинета. И я знаю таких людей. У них есть определенная агентурно-оперативная сеть, люди по телефону предоставляют им информацию, докладывают где, кто и какое совершил преступление. После чего остается задержать и изъять вещественные доказательства.

— Какие преступления тяжелее всего раскрывать?

— Трудно раскрываются убийства, замаскированные под пропажу без вести и, в настоящее время, дистанционные мошенничества. А остальное все раскрывается. Нужно только приложить усилия и грамотно использовать экспертные и технические возможности.

— Какие яркие примеры раскрытых громких преступлений вы можете вспомнить?

— Если говорить про дистанционные мошенничества, то хорошим примером служит уголовное дело по обвинению Вочковской, по которому доказано 34 эпизода мошенничества, совершенных по телефону. В расследовании этого дела хорошо сработали оперативники Когалыма, которые установили преступницу и собрали достаточный объем доказательств для обвинения.

В этом году в суд направлено уголовное дело по ст. 205, по которому проходит 23 подозреваемых, совершивших 19 преступлений, в том числе вымогательства и разбои. Дело достаточно громкое, расследовалось два года. Началось оно, со всех известных событий в Сургуте: убийства одного человека и покушения еще на семерых с применением самодельного взрывчатого вещества, топора и ножа. В итоге работы по данному преступлению вышли на организованную преступную группу.

Есть примеры убийств достаточно серьезных и замысловатых. Одно из них — убийство мужчины, пропавшего без вести. Ребята нашего подразделения и города Сургута раскрыли дело, где человека расчленили и сжигали в течение 3-х дней в бане, потом пепел рассыпали. Было труднодоказуемо, но сотрудники УР сработали достойно. Часть костей нашли, что легло в основу обвинений, установили человека, доказали его причастность. Кстати, тоже скоро дело будет направляться в суд.

Еще одно резонансное убийство — пропажа водителя бензовоза, которого впоследствии нашли сожжённым и пристегнутым наручниками в кабине этого бензовоза. Грамотными действиями сотрудников удалось раскрыть преступление в течение недели. Подозреваемые дали признательные показания и тоже содержатся под стражей.

— Алексей Николаевич, скажите, чем отличается сегодняшний преступник?

— Преступники, которые занимаются дистанционным мошенничеством, они, конечно, умнее. Используют возможности Интернета, IP-телефонии — это все тяжело доказывается, трудно изобличается. А те, кто воровал из магазина велосипеды или под действием наркотиков, они такими же остались. В 90-ые годы, когда у нас регистрировалось в округе 350-370 убийств за год, а сейчас 70, конечно, было тяжелее работать и раскрывать.

— Сколько преступлений раскрыто оперативниками в этом году?

— В этом году по итогам восьми месяцев 2997.

— Какая работа проведена по розыску лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, а также без вести пропавших? Сотрудничаете ли в этом направлении с общественными и волонтерскими организациями?

— В большей степени по розыскам преступников мы сотрудничаем с другими регионами. Пример могу привести: 11-12 сентября прошла межгосударственная операция «Розыск». Мы целенаправленно отправляли двух сотрудников в Азербайджан, где скрывается много лиц, совершивших различные преступления на территории ХМАО. По итогам этой операции разыскано 105 преступников, установлено 81 лицо, пропавших без вести и установлено 12 неопознанных трупов. Также у нас в регионе скрываются преступники, в основном, представители азиатских стран. Совершив преступление там, приезжают сюда, работают, скрываясь под маской рабочих.  

— Каковы перспективы дальнейшего развития службы? Каким вы видите уголовный розыск и полицию через 10-15 лет?

— Мне хотелось бы, чтобы прекратилась «текучка» в уголовном розыске, потому что условия работы все тяжелее и тяжелее, спрос с сотрудников уголовного розыска растет с каждым годом, и некоторые не выдерживают и уходят. Когда есть устоявшийся коллектив, ребята будут работать рука об руку, пусть даже десятилетиями вместе, то никакие тяготы нам не страшны.

— Алексей Николаевич, такой личный вопрос. Вы в 1994 году и в 2019 — в чем разница?

— В возрасте. И, конечно, в опыте. Все нарабатывается с годами, если не бегать с места на место. Ведь работа должна приносить определенное внутреннее удовлетворение. Если ты раскрываешь преступление, ты, как минимум, внутренне себя подбадриваешь этим, от этого получаешь адреналин, азарт, хочется еще больше раскрывать. Мне интереснее самому бегать раскрывать. Молодой я — это вечно бегающий по следу, как та собака, а сейчас кабинетный работник, отдающий указания, организующий работу ребят, но того адреналина уже нет. Когда наши ребята раскрывают сложные дела, я получаю какой-то положительный заряд.  Если где-то мои подсказки или указания приносят пользу, я только рад.                                 

— Чего бы вы пожелали коллегам в профессиональный праздник?

— В профессиональный, да и в любой день я всегда желаю главное —  здоровья. Здоровья операм, близким в семье, если рядом все здоровы, то оперативник может спокойно работать. Желаю крепких тылов, потому что наша работа занимает очень много времени, личное время у нас ограничено, и мы мало проводим с семьями, поэтому крепкий тыл, понимающая жена и дети — это тоже залог хорошей работы сотрудника уголовного розыска
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии