Выбран регион
×
Общество
0

Когда вовремя успеть – смертельно важно

Застряли в тайге в минус 40: как спасатели вызволяли из леса замерзающих рабочих


Эти морозные недели стали, пожалуй, одними из самых жарких для спасателей Сургутского района. Работать им приходится в круглосуточном режиме. Говорят, чуть ли не живут на трассах, выручая замерзающих на дорогах водителей, отыскивая заблудившихся охотников или рабочих в тайге. С начала года помогли уже нескольким десяткам человек. Спасателей не случайно люди прозвали местными «Чипами» и «Дейлами». В любое время дня и ночи, в любую погоду, что бы ни случилось, они готовы по сигналу SOS устремиться на помощь. В морозы спасатели, как никто другой, понимают, насколько важно приехать вовремя. «Только бы успеть!» — девиз отряда «Центроспас-Югория» Сургутского района.

С горячим чаем и одеялами
На этой неделе спасатели вызволяли из морозного плена в глухой тайге сразу троих человек.
Сигнал о помощи поступил в диспетчерскую в среду, около семи часов вечера. У людей, которые в районе старой Федоровки готовили трассу для прокладки труб, сломался вездеход. По телефону пострадавшие рассказали спасателям, что у спецтехники порвало гусеницу, и они не могут продолжить движение. Починить транспорт в мороз не получалось. На улице было почти минус 40 градусов.
— Люди застряли на непролазных болотах. Пешком оттуда не выбраться, на простых машинах там не проехать. Была нужна спецтехника, в нашем отряде такая, конечно, имеется. Мы сразу ринулись на помощь, — рассказывает начальник поисково-спасательного отряда Сургутского района «Центроспас-Югория» Евгений Баев, который лично участвовал в этой спасательной операции. — Когда мы останавливались, приспускали колеса, выпрыгивали из машины, то чуть ли не по плечи проваливались в сугробы.
Вызволять людей спасатели отправились на снегоболотоходе «ТРЭКОЛ». Этот транспорт отличается суперпроходимостью. У него шесть гигантских колес, и он может ездить по снегу, болоту, и даже плавать. Добраться до замерзающих было не так просто: по бездорожью «шли» 30 километров. Группа пробивалась сквозь плотный лес и кустарники. Дорогу для машины приходилось даже пропиливать. Главное, к людям успели вовремя.
— Ребята были так счастливы, увидев нас. У рабочих с собой была буржуйка, она помогла продержаться полтора часа до нашего приезда. Долго бы они не протянули. Потому что пешком было не уйти — очень глубокий снег. Шансов выбраться самостоятельно оттуда не было, — считают спасатели. — Мы их сразу забрали к себе в машину, обогрели, напоили горячим чаем. Мы всегда с собой возим термосы, сухие пайки и теплые одеяла. Потом помогли им починить гусеницу. Транспорт все равно в итоге оставили на болоте, а людей эвакуировали.
Спасатели довезли рабочих до населенных пунктов. Двое оказались жителями Сургута, еще один мужчина из поселка Федоровский. Люди не успели получить переохлаждение, потому помощь медиков им не потребовалась.

Куда собаки не ходят и птицы не летают
— Расстояния нас не пугают, — поясняет начальник поисково-спасательного отряда. — Бывало такое, что мы на 800 километров в тайгу уходили и находили людей. Мы готовы экстренно выдвинуться в любую сторону. Туда, куда собаки не ходят, птицы не летают, родственники не поедут, сослуживцы не доедут, — мы доберемся, доползем, найдем, отыщем и отогреем. Дай бог, чтобы вовремя поступило сообщение о том, что нужна наша помощь. 
В отряде «Центроспас-Югория» по Сургутскому району около 40 человек. Работают посменно. На связи круглосуточно. На контроле у спасателей порядка 105 тыс. квадратных метров. Чаще всего за помощью обращаются водители. В морозы телефоны диспетчерской буквально обрывают.
— Чаще всего в беду попадают дальнобойщики, водители грузовиков. Ломаются на трассах Сургут – Нижневартовск, Сургут – Когалым, в сторону Нового Уренгоя, Ноябрьска. Между населенными пунктами большие расстояния, на которых нет ни одного кафе. В морозы у транспорта часто ломается топливная аппаратура, глохнет двигатель, как следствие — машина останавливается.
Спасатели недоумевают, насколько рисковый в России живет народ. Ситуации повторяются из года в год. Сначала водители отказываются пережидать непогоду в кемпингах. Потом на помощь попавшим в беду приходится отправлять бригаду спасателей. В прошлом году самыми напряженными выдались декабрь и январь. В этом — февраль. Говорят, даже попутки в такую непогоду отказываются останавливаться, машины быстро промерзают при остановке, есть риск не уехать дальше.
— Был случай. В минус 45–55 ребята ехали в Новый Уренгой и встали прямо на трассе. Мы выезжаем из гаража, и от мороза техника начинает трещать. Аж самим не по себе. Едешь, торопишься, потому что представляешь — сидят там ночью замерзшие, каково им. Обморожение быстро наступает, и если вовремя не оказать помощь…
Для вызволенных из морозного плена людей поисковики становятся добрыми друзьями. У дальнобойщиков нередко нет денег на гостиницу и еду. И здесь спасатели выручают. В прошлом году пятерых водителей из Рязани, Владимирской и Ростовской областей они приютили в своем гарнизоне. Поили, кормили, пока на улице не потеплело.
— А ехали они почти все в Новый Уренгой. Там минус 62, у нас минус 53. Машины позамерзали. Мы людей эвакуировали. Они, бедные, голодные и холодные были. Потом оставили адреса, телефоны, звонили и звали в гости, — вспоминает Евгений. — Это очень приятно. Для нас это не просто работа, это призвание. Мы дорожим каждым человеком. Безграничную радость испытываешь, когда удается помочь.

Ночь с медведем 
Позвонить на номер «112» можно круглосуточно с мобильного телефона, даже если в нем нет сим-карты или телефон не ловит сеть. 
— Если человек в том районе, где он говорит, то мы его найдем. Не было такого случая, чтобы мы не находили, — уверяют спасатели.
Опытные поисковики рассказывают, что за год, куда их только не заносит. Шутят, что именно так и узнают обо всех лучших местах для охоты и рыбалки. Ведь зачастую теряются именно рыбаки, охотники и просто любители природы. На буранах и снегоходах застревают в болотах. Оно, оказывается, зимой не замерзает, а только покрывается снегом. Когда его продавливаешь — вода выступает, гусеницы бурана забиваются мокрым снегом и примерзают.
— Был случай. Абориген застрял на буране в болоте и провел ночь в тайге с медведем. Снега вокруг — практически по пояс. Далеко человек не уйдет, от силы — полкилометра, потому что выбиваешься из сил напрочь. Он на болоте провел целую ночь, потому что это было далеко в сторону Тром-Агана. К нему ночью пришел медведь-шатун. Мужчина зверя отпугивал огнем. Жег бензин, потом жег свой буран, чтобы не погибнуть, — вспоминает Евгений Баев.
Этого мужчину тоже успели спасти. Вообще, это главная задача спасателей — успеть вовремя. Они могут добраться, куда угодно. А если потребуется, даже вызвать вертолет.
— Под Ульт-Ягуном искали рыбака, который сообщил, что потерялся, только спустя двое суток. У него сломался снегоход, и он решил выбираться самостоятельно. Пурга была. Заблудился. Мы его координаты только определим, а он дальше идет — так и гонялись за ним на снегоходах, пока не отыскали. Жив, здоров, слава Богу, — рассказывают спасатели.
Главное, чтобы люди вовремя подавали сигнал бедствия. Есть у спасателей и истории с грустным финалом, когда родственники начинали искать людей слишком поздно.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии