×
История
0

«Мы мирные люди, но за мир постоим»

Андрей Станкин – по дедушке (отцу матери) Мартыненко – из казацкого рода. Осознание своей принадлежности к предкам, их великому служению России пришло не сразу. Но, когда он впервые взял в руки шашку, где-то на генетическом уровне проснулась эта память. Андрей Анатольевич по своему опыту знает, что «казацкому роду нет переводу».


В гражданской войне нет победителей
Мы говорили с Андреем Анатольевичем о том, что в этом году исполняется 100 лет директиве 1919 года, которая положила начало расказачиванию. Революционная власть поставила целью уничтожение православной России, а казачество было одной из ее главных опор. Поэтому казаки одними из первых попали под удар репрессий. Новая власть уничтожала их планомерно и жестоко. Погибали целые семьи, многие умерли в результате раскулачивания в голодные 1932–1933 годы, многие были сосланы в Сибирь, Среднюю Азию.
Вместе с тем у Андрея Анатольевича свое, личное отношение к событиям столетней давности: его предок был «красным» казаком, кадровым кавалерийским офицером РККА, в начале войны проходил службу на территории Ирана. В гражданской войне, как мы понимаем, нет победителей. И с позиции времени на многие факты смотришь уже под иным углом. Оставшиеся в годы репрессий казаки воевали на фронтах Великой Отечественной, показывая пример доблести в защите Отечества. Кто-то был сослан, но все равно сохранял традиции предков. Может быть, не так открыто. И возродившееся казачество России как раз во многом состоит из тех, кто помнил свои корни…

Духовная миссия казаков
Андрея Анатольевича в шестилетнем возрасте, в 70-е, крестил батюшка, настоятель храма казачьей церкви Форштата (района Оренбурга), единственной на тот момент действующей церкви областного центра, пред иконой архангела Михаила в доме родной тети отца, глубоко верующей женщины, вдовы, потерявшей на фронте мужа, а после войны – единственного сына. С тех пор архангел Михаил стал небесным покровителем всего рода Станкиных. 
Андрей до пяти лет рос в доме бабушки, с детства впитал дух и быт казацкой среды, интерес к ее истории, традициям, корням. Отчетливо помнит шумные семейные вечера, на которых собирались семьями все родственники и под теплым звездным небом возле дома разливались песни, играла гармонь.
За четыре года учебы в Ленинградском военно-политическом училище Андрей посетил многие места, связанные с историей России. Из уст участников исторических событий – преподавателей узнал о подлинной истории революции, Гражданской войны, войн и конфликтов XX века, как модно сейчас говорить, «без купюр», а главное – без каких-либо конъюнктурных фантазий на историческую тему. Эти знания очень помогли ему сформировать собственную точку зрения на историю России XX века.
По окончании училища, на следующий день после получения диплома и вручения удостоверения личности офицера, в парадной форме пошел с родителями, братом и сестрой в Александро-Невскую лавру. 
– Вера в Бога у нас в семье всегда была, – рассуждает Андрей Анатольевич. – А на войне (ему как кадровому военному это очень понятно. – Авт.) тем более нет неверующих.

Сибирь приросла Ермаком
На Север Андрей Анатольевич приехал в 1975 году с родителями. Здесь не было той привычной среды детства, которая помогла бы продолжить процесс самоидентификации как казака. Тем не менее все, что было заложено в детстве и перенято от предков, стало основой. Всю жизнь он занимался патриотической работой, служением Отечеству: в школе, управлении образования, комитете по молодежной политике. Стал первым в Югорске заместителем директора школы по ОБЖ в лицее имени Атякшева (тогда школа № 1). 
А когда в середине 90-х годов стало возрождаться казачество, сердце потянулось туда, начала просыпаться та самая генетическая память. Когда в 2015 году принял присягу казака в храме в честь преподобного Сергия Радонежского, вдруг почувствовал душевное спокойствие, как сам замечает, «вернулся к своим корням». На принятие присяги пришла вся его семья (родители, младший брат, супруга с детьми). Таким значимым оказалось это событие для самого Андрея Анатольевича. 
Он убежден, что «богатый» человек. Богат тем, что живы родители, растут четверо детей, крепкая семья. Как и любой кадровый военный, любит и ценит оружие. В его арсенале есть боевая шашка, которая стоит на учете как холодное клинковое оружие. Казак вспоминает, что, когда он взял ее в руку в первый раз, кисть сама подсказала, как надо фланкировать.
Традиции казачества возрождаются. Казаки общественным служением доказали обществу свою подлинность, помогая охранять правопорядок, патрулируя леса, проводя патриотическую работу. Кстати, случайные «казаки», забредшие в казачество ради праздного любопытства, за эти годы как-то сами «отпали». Остались те, для кого казачество – не форма и шашка, а внутреннее призвание. 
– Мы мирные люди, – говорит на прощание подъесаул Станкин, – но мы за сильную Россию и всегда сумеем отстоять Родину, Отечество, землю, на которой живем.

Кстати
По данным на октябрь 2018 года, на территории Югры ведут деятельность 20 казачьих обществ. При этом 318 представителей 16 объединений приняли обязанности по охране общественного порядка.
Фотографии сюжета / 1 фото

Теги статьи: #Андрей Станкин

Автор текста: Светлана Поливанова   

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии