×
Общество
0

О чем мечтает капитан

Трижды в год он проходит на своем судне по реке 700 километров.


Обиженно нахмурившиеся облачка, перешептывающийся тальник на берегу, мерный плеск воды и тишина, напоенная покоем и безмятежностью.
Когда на реке полный штиль, время у воды летит незаметно, располагая к расслабленности и неспешной беседе.

По Оби и Иртышу
- Я с детства мечтал стать моряком или речником, - делится капитан речного судна Александр Барзаков. - Закончив восьмой класс, поступил в Семипалатинский речной техникум, после учебы отслужил в армии, а потом вернулся в родной Алтайский край. Планировал поступить в мореходку, но увы…
Так сошлись планеты, что выпускника речного техникума призвали в армию не по специальности в морфлот, а в войска связи, и по окончании службы, взяв подписку о неразглашении, на много лет запретили выезд за границу. С мечтой о море пришлось проститься.
- Тогда это было обидно, - признается Александр Андреевич. - Но сегодня, много лет проработав на реке, не жалею ни о чем.
Приехав в Нижневартовск в 1981 году, капитан устроился работать по специальности.
- Я сразу стал водить баржу -
возили продукты и стройматериалы в наш район и не только, - пояснил Александр Андреевич. - За годы работы я прошел Обь от Новосибирска до Салехарда, а Иртыш - от Усть-Каменогорска до устья.
А вот проходить производственную практику юному речнику довелось на реке Урал, в исторических местах, связанных с именем Чапаева.
- Там, где Василий Иванович реку переплывал, место узкое, - поделился впечатлениями капитан. - Даже если бы он успел переплыть Урал, вражеская пуля, скорее всего, настигла бы его и на противоположном берегу.
Говоря об исторических местах, вспомнил и о Салехарде.
- Там строили большую дорогу, а нас командировали для доставки материалов - щебня, песка. Дорога строилась на месте старой «железки», которую в свое время прокладывали заключенные. Мы видели остатки рельсов, полуразрушенные бараки, где жили занятые в строительстве зэки. Выглядело это все, конечно, жутковато.

Щуки-крокодилы
Трижды в год Александр Барзаков проходит на своем судне по реке 700 километров - от одного районного поселения к другому, доставляя жителям далеких деревень и сел на барже продукты и товары первой необходимости.
Сегодня его пароходик арендуется торговым домом «Корлики».
Кстати, Корлики Александр Андреевич называет своим любимым селом.
- Там очень красивые места, - объясняет капитан. - И замечательные люди - приветливые, доброжелательные. Они всегда охотно собираются, чтобы помочь разгрузить баржу, всегда узнают, как добрались, все ли у нас в порядке. Может быть, потому что они далеко от «большой земли», и для них любой визит - как прием долгожданных гостей.
А еще в Корликах  потрясающая рыбалка.
- Особенно осенью, - уверяет Александр Андреевич. - Там на спиннинг можно наловить щук размеров с крокодила.

Как по тропинке
Несмотря на однообразие маршрута на воде Александру Барзакову скучно не бывает.
- Река всегда разная, - поясняет он, - на воде не заскучаешь.
По признанию речника, он никогда не хотел работать на большом судне или на пассажирском пароходе. Очень уж это хлопотно.
- За годы работы мы разного насмотрелись. Люди всякие бывают. Сколько раз приходилось вытаскивать из воды разгоряченных алкоголем храбрецов, которые устраивают дальние заплывы, а потом, выбившись из сил, не могут вернуться на берег. Да и на борту пассажирских судов случается всякое.
Впрочем, оказывать помощь на речных просторах приходится не только безответственным пловцам.
- Сейчас водного транспорта стало меньше, на реке спокойнее, а раньше было много пассажирских судов, грузовых. Кто-то на мель сядет, у кого-то корягой днище пробьет или двигатель заглохнет. Всегда подходили, интересовались, какая помощь нужна. Бывало, приходилось пассажиров снимать с борта и переправлять до ближайшего поселения. На реке без взаимопомощи нельзя.  
В команде Александра Барзакова работают четыре человека - двое членов командного состава и двое рулевых мотористов. Работают днем, а ночью спят - все, как полагается. Впрочем, ночью движение по реке запрещено - на многих участках нет ориентировочных знаков. А на вопрос о том, как же речники ориентируются без бакенов и буев, капитан отвечает с улыбкой:
- Если вы много лет каждый день ходите по одной и той же тропинке,  наверное, сможете пройти по ней с закрытыми глазами, потому что знаете на ней все кочки и камешки наперечет. Так и мы свой маршрут знаем наизусть.
Но бдительность и осторожность все равно проявляют.
- Весной приходится быть особенно внимательными, поскольку половодьем подмывает берега, смывает деревья, которые плывут по реке. Стараемся их обходить по возможности, чтобы не наткнуться. Особенно это актуально в боковых притоках.
И вспомнил, как довелось работать на Большом Югане, где стоял небольшой мост, под которым однажды все пространство забилось бревнами-плывунами. Пришлось их выбивать из-под моста, но после этого несколько дней путь речных судов пролегал словно по плоту - пробраться между стволами было невозможно.

Пятница, 13
О людях этой профессии говорят, что они страшно суеверны. И в какой-то степени это так, признается капитан. Правда, они не боятся черных кошек и разбитых зеркал - у них свои приметы.
- Например, мы никогда не говорим конкретной даты возвращения, - поделился секретом Александр Андреевич. - Стараемся обходиться условным временем: «если все будет нормально, значит, вернемся где-нибудь в понедельник-пятницу».
Вот, правда, пятницу, 13-е речники недолюбливают, стараясь в этот день в рейс не выходить.
Зато не верят в старую пиратскую примету, что женщина на корабле - к несчастью.
- На всех транзитных судах коками работают женщины, - поясняет капитан, - и на моей памяти ни с одним из них ничего серьезного не произошло.

Ремонт и отпуск
В работе речники от рейса к рейсу - три раза за период навигации. Первый выход - весной, как только открывается речной путь, затем в середине лета и последний рейс - осенью, когда дальние поселения Нижневартовского района запасаются припасами в зиму.
Но и между ними работы хватает - техника требует ремонта и ухода. И если все в порядке со своим судном, дружной командой помогают коллегам по цеху. Ну а если все дела завершаются до следующего рейса, со спокойной совестью отправляются в отпуск.
- Я с удовольствием вожу семью отдыхать на море, - признается Александр Барзаков. - И мне не кажется, что я «перешел из одного цеха в другой - вот и сменил обстановку». Нет, река и море - это две совершенно разные стихии.

В зеркале воды
Вроде бы и разговор подошел к концу, и отвлекать занятого человека дольше было уже неловко. Но вот выглянуло солнышко, пустило по водной глади озорные блики, вздохнул теплый ветерок, и стало жалко покидать маленькую уютную палубу, совсем не хотелось возвращаться в город. И подумалось, что река, как волшебное зеркало, отражает человеческие характеры.
- Кто не любит флот, долго здесь не задерживается, - уверен Александр Барзаков.
Человек основательный, спокойный и улыбчивый, рядом с которым чувствуешь себя уверенно и надежно и который, проработав столько лет на реке, ни разу не пожалел о своем выборе.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии