×
Экономика
0

Олег Замулин: Россия устойчива к внешним шокам

Сегодня экономика страны практически изолирована от внешних рисков, а ее основные показатели находятся на приемлемом уровне. С одной стороны, это значит, что стабильности ничто не угрожает. С другой – в таких условиях сложно добиться быстрого роста. Об основных макроэкономических трендах России нам рассказал директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Олег Замулин.

– Какие внешние факторы, влияющие на нашу страну, стоит выделить?
– В первую очередь важен рынок нефти. Цена на нее остается главным фактором неопределенности для нашей страны, источником риска. Мы видим, что последние годы, после падения в 2015 году, цена несколько выросла и восстанавливает позиции.
Исторически обменный курс рубля был очень сильно привязан к стоимости нефти. Когда она падала, снижался и курс. Сейчас рубль в значительно меньшей степени реагирует на колебания этой цены. Такая перемена связана с накоплением резервов в Центральном банке и действиями правительства по изолированию нашей экономики.
Интересно, что происходит в мировой нефтедобыче. Россия и Саудовская Аравия, которые раньше активно наращивали добычу, в последние пару лет притормозили темпы. Одновременно США, Ирак становятся большими игроками на этом рынке. Идет смена ролей стран. 
Нужно учесть валютные и фондовые рынки. В 2018 году здесь были взлеты и падения. Но если посмотреть на рубль, то видно, что его поведение особо не отличалось от других валют развивающихся стран. Из общемировых тенденций выбилась только турецкая лира – она сильно упала в конце прошлого года из-за всплеска инфляции.
– А какие внутренние вызовы?
– Российская экономика несколько ускорилась в прошлом году. Совершенно неожиданно рост составил 2,3 %. Эту цифру активно обсуждала деловая пресса – не все восприняли ее как точное описание того, что происходило в 2018 году. Основные прогнозы говорили, что ВВП вырастет на 1,8 – 1,9 %. Но это была первая оценка, Росстат еще может ее пересмотреть. В любом случае, мы ожидаем, что в ближайшие годы прирост ВВП будет составлять примерно 2%. Это умеренный, стабильный рост. В целом, страна устойчива к внешним шокам. Сейчас риск со стороны внешнего сектора, кроме цены на нефть, практически нивелирован.
Но при этом нет и источников для ускорения роста. Ни свободных трудовых ресурсов, ни производственных мощностей. Единственный резерв в такой ситуации – повышение производительности труда.
Впрочем, последние 20 лет рост в нашей экономике и так шел, в основном, именно за счет производительности. И в меньшей степени благодаря трудовым и капитальным ресурсам.
– Как все это отражается на людях?
– В течение 5 лет падают реальные доходы населения. Вообще, это дискуссионный вопрос, поскольку данные ненаблюдаемые и есть только грубые оценки Росстата. Но, тем не менее, в реальности, даже если и есть какой-то рост доходов, он небольшой. Мы четко видим, что население беднеет, либо, как минимум, не богатеет.
В последние годы зафиксирован довольно неплохой рост заработных плат. Но одновременно падают скрытые доходы, растут обязательные платежи: налоги, оплата коммунальных услуг, покрытие процентов по кредитам. В результате, располагаемые средства, которые тратятся на приобретение товаров и услуг, продолжают сокращаться. Но посмотрим, что будет в этом году. Надеюсь, мы все-таки прервем пятилетний процесс падения.
– Вложения в основной капитал растут?
– Инвестиции, которые упали довольно сильно даже до 2015 года (процесс начался в 2013-2014 годах), начали восстанавливаться. Однако процесс идет довольно медленно. И национальные проекты, объявленные президентом несколько месяцев назад, нацелены в первую очередь на то, чтобы восстановить рост инвестиций. Без них роста производительности не добиться.
Любопытные данные показывают индикаторы, отражающие мнение мирового рынка о вероятности дефолта правительства по долгам. В 2015 году для России этот риск оценивался как высокий, сейчас он значительно упал и вернулся на докризисный уровень. То есть, мир верит в нашу платежеспособность. Фондовый рынок также уверенно растет.
С точки зрения инвестиционного климата Россия несколько поднялась в рейтинге Doing Business, упростив ряд бюрократических процедур. Таким образом мы надеемся, что страна будет привлекать больше средств.
– Какие действия предпринимает правительство?
– Стоит отметить большой поворот в бюджетной политике в сторону профицита. Ранее, в течение многих лет госбюджет был дефицитным. Рост цен на нефть и сокращение расходов помогли сбалансировать его. В прошлом году был выполнен бюджет с профицитом 3,6 %. В последующие годы, по нашим оценкам, он будет колебаться в районе 1 %. Рисков неплатежеспособности государства нет.
Одновременно Банк России пытается стабилизировать инфляцию, чтобы она не превышала 4 %. И прошлый год в этом смысле был успешным. Тогда инфляция составила 4,3 %. Потом она ускорилась, в ответ Центробанк ужесточил денежную политику, подняв процентную ставку. Мы ожидаем, что эти меры продлятся недолго. К концу 2019 года, скорее всего, процентную ставку снизят, поскольку всплеск инфляции уже остановился – собственно, прямо сейчас она даже ниже 4 %, а по итогам года составит около 5 %. При этом Центробанк продолжает накапливать резервы. Это делает экономику более изолированной для каких-либо шоков вроде санкций.
– Закредитованность все еще высока?
– Долги населения растут. Это один из факторов, который привлекает внимание аналитиков. Но если сравнивать с другими странами, то видно, что они не такие уж и большие. Тем более что в последние годы наблюдается снижение долговой нагрузки компаний и небыстрый рост долговой нагрузки населения.
– Подытоживая, как выглядит общая картина в макроэкономике, на чем стоит сконцентрироваться?
– Глобальные риски связаны с Китаем, у которого накопился огромный долг. Также стоит следить за торговыми войнами. Они еще более усиливают риски, связанные с китайской экономикой. Понятно, что в ЕС сейчас не все слава богу – европейская экономика стагнирует, развиваются конфликты, связанные с выходом Британии из союза. В Соединенных Штатах Америки, которые до последнего казались единственной активно растущей экономикой, значительно повысился риск рецессии – Федеральная Резервная Система уже отказалась от свих планов ужесточать денежную политику.
Но можно найти и позитивные моменты. В ближайшие годы возможен рост цен на нефть, связанный с сокращением предложения. А торговые войны, бьющие по США и Китаю, на самом деле могут даже быть полезными для нас, если мы сумеем на этом сыграть.
Российские риски связаны не с падением экономики, а с продолжением стагнации. Рост слишком медленный. Зарплаты падают, либо растут неспешно. Национальные проекты могут реализовываться позже намеченных сроков. Санкционный режим также могут ужесточить. Ничто из этого по отдельности не создаст проблем. Но, тем не менее, всё вместе ограничивает наш рост.
Из позитивных тенденций я бы выделил высокий темп кредитования, который стимулирует инвестиционную активность. Расходование средств из фонда национального благосостояния также может стимулировать экономику. Все-таки есть какие-то надежды на ослабление санкционного режима с ЕС и, как следствие, приток иностранных инвестиций. И, конечно, нужно работать над ускоренным повышением производительности труда.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии