×
История
0

Олень на Вахе

Как развивались оленеводство и ветеринарное дело в Ларьякском районе (1930-е годы).
Северный олень является для охотников незаменимым животным в их странствиях по тайге.
Оленеводство на Вахе не выступало самостоятельным направлением хозяйства. Олени обеспечивали нужды населения, в зимний период служили средством передвижения. Особую роль олень играл в жизни охотника. Имеющие оленей добытчики могли уходить в урманы за 500 и далее километров, более богатые ходили на белку. В местной тайге никто не охотился, стараясь даже на лыжах уходить километров за 50-60.По подсчетам М.Б.Шатилова, оленный охотник добывал за сезон в 3,3-3,5 раза больше белки. 
Таким образом, для района, имеющего в основе экономики пушной промысел, наличие оленя было важным фактором. Об этом М.Б.Шатилов пишет в экономической части отчета, который автор обнаружил в фондах Российского государственного архива (РГА): «Снабжение остяков оленями и одновременно с этим постепенное приспособление к уходу за животными в новых хозяйственно-бытовых условиях при оседлом образе жизни. Это один из существенных вопросов - приспособление оленеводства к новым условиям жизни остяка».
«Приспособлением оленеводства к новым условиям» на Вахе активно начнет заниматься Томский комитет Севера.
В 1926 году, рассматривая состояние и нужды оленеводства, комитет вынужден будет констатировать: «Об объеме оленеводства и его нуждах сказать что-либо на основании имеющихся данных невозможно. С оленеводством на Вахе, по сообщению местных жителей, дело обстоит весьма неблагополучно. Частые эпизоотические заболевания и массовые падежи».
Выявились основные проблемы оленеводства:
- отсутствие информации о количестве оленей и потребности в них;
- отсутствие ветеринарного обслуживания;
- отсутствие информации о мощности кормовой базы для оленьего стада.
Комитет Севера особо выделит необходимость обследовательских работ на Вахе для развития оленеводства.
1. В связи с падением пушного промысла в последние годы значение оленеводства как средства к существованию становится еще более значительным.
2. Признать первоочередной задачей проведение рекогносцировочного обследования оленеводов и оленеводства.
Решения комитета Севера, учитывая значение оленя для туземного хозяйства, поддержит и райисполком. Для увеличения поголовья будет выделен кредит для ввоза оленя из Сургутского или Тазовского районов. Завоз оленей будет поручен Госторгу.
Ускорение реализации намеченных мер придал доклад М.Б.Шатилова на основе материалов Ваховской экспедиции. В 1927 году он выступает на президиуме окружного исполкома. 
Основной упор он сделает на быстрейшее принятие мер по обеспечению охотника средством передвижения. К его мнению члены президиума прислушаются, и в итоге будет принято решение не только о кредите, но и о строительстве ветеринарного пункта в Ларьяке.
Довольно неоднозначная оценка целесообразности развития оленеводства прозвучит на заседании Томского окружкома партии (1929 год): «Оленеводство, на которое так много возлагается надежды, только выгодно эксплуататорским хозяйствам, т.е. тем, которые отдают оленей в аренду и продают (аренда стоит за упряжку осенью 60 рублей и весной 40 рублей). Оленеводство ни в коей мере доходной статьей не является, и остяк держится за него только постольку, поскольку ему нужны олени для охоты и удовлетворения личных потребностей в виде шкуры и мяса. Сказать о росте или убыли оленеводства трудно, т.к. никто не знает даже, сколько имеется оленей».
«Если в вопросе о населении можно было найти материал в ТузРИКе, то материалы по статистике оленеводства найти оказалось невозможным… Точную цифру оленей установить не удалось…», - пишет П.А.Иванов, побывавший в Ларьяке. Опросным путем ему удалось восстановить примерные данные о количестве оленей на Вахе. Он указывает, что «…в вершине Колик-Егана, Пура, по Ягмун-Егану, есть, по-видимому, остяки - владельцы многих  десятков и даже двух-трех сотен оленей». Указываются владельцы больших стад, например, Казынкин Василий - 200 оленей; Катхалев, Натускин - владельцы сотен оленей. С учетом более 2000 оленей оленевода Шатина на Вахе количество оленей насчитывается примерно 5000 штук. Большие стада оленей содержались на реке Пур и Таз, где были хорошие пастбища и более лучшие условия для летнего содержания. По реке Ваху до самого Ларьяка олени не встречаются, кроме нескольких голов в юртах Оленьих. От Ларьяка до Корликов насчитывается до 200 голов».
Д.Н.Назаров в 1930 году отмечает, что «…в туземном Ваховском районе насчитывают до 2000 штук оленей».
По его данным, в Сигильетовском совете насчитывалось 700 голов оленей. Самыми крупными держателями оленей были
- Никита Михайлович Хохлянкин - 30 голов (юрты Большой Лобаз-Еган);
- Николай Иванович Сегильетов - 37 голов (юрты Никулькины);
- Иван Иванович Сегильетов - 25 голов (юрты Никулькины);
- Степан Николаевич Сегильетов - 19 (юрты Никулькины);
- Егор Никифорович Натускин - 30 (юрты Охтеурье);
- Иван Алексеевич Сегильетов - 64 (юрты Малые Колик-Еганские);
- Семен Александрович Сегильетов - 31 (юрты Малые Колик-Еганские);
- Афанасий Иванович Сегильетов - 70 (юрты Малые Колик-Еганские);
- Константин Иосифович Сегильетов - 47 (юрты Малые Колик-Еганские);
- Григорий Иванович Сегильетов - 15 (юрты Малые Колик-Еганские);
- Николай Степанович Натускин - 30 (юрты Малые Колик-Еганские);
- Николай Степанович Натускин - 30 (юрты Малые Колик-Еганские);
- Григорий Степанович Натускин - 40 (юрты Молко-Игол-Пугол);
- Павел Андреевич Натускин - 25 (юрты Молко-Игол-Пугол); 
- Николай Иванович Натускин - 15 (юрты Вар-Эмтор-Пугол);
- Иван Иванович Натускин - 17 (юрты Вар-Эмтор-Пугол);
- Тимофей А. Натускин - 15 (юрты Кул. Иоган-Пугол);
- Николай Степанович Сегильетов - 15 (юрты Сыны-Пугол); 
- Ефим Семенович Сегильетов - 15 (юрты Аганты-Пугол).
По решению комитета Севера оленей на Вах в 1926 и в 1927 годах поставляли торговые организации, каждый год пригоняя стадо в 200 голов из Обдорска. Приход оленей приурочивали к окончанию зимней ярмарки, на которой их раздавали малоимущим охотникам в кредит. 
Уставших и истощенных долгим, в течение двух месяцев, перегоном оленей  охотники уводили с ярмарки сразу в тайгу. Случалось, что слабые олени не выдерживали, их приходилось распрягать. И каково промысловику? Дальше пешком.  
Обдорские олени, не привыкшие к тайге, гнусу, летом убегали, бывало, уводили и местных. Никто специально их не искал. Охотник оставался без оленя, но с долгом за них. Выдержавшие зимнюю эксплуатацию животные летом для остяка были только обузой. На Вахе их специально не пасли, они свободно бродили по тайге. Случалось часто и так, что осенью хозяин не досчитывался своих животных.
На следующий год он снова приходит за оленем в надежде на богатую добычу. Потребность в оленях у охотников была острая, только не случилось разумной организации доставки и присмотра.  
Мухамат Ишбаев.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии