×
Общество
0

Откуда берётся вода в кране, и почему у сургутян нет необходимости покупать бутилированную воду, рассказал директор «Горводоканала»

27 августа муниципальное предприятие будет отмечать 21-й день рождения. Директор Владимир Карнов трудится здесь с 1992 года. За эти годы случалось разное: был дефицит воды, происходили аварии на коллекторах, качество воды оставляло желать лучшего. Однако сегодня Сургут славится своей чистой, безвредной и вкусной водой.

Мамонты и динозавры пили ту же воду

— Владимир Юрьевич, нынешнее качество нашей воды — это заслуга сургутского «Горводоканала». Как удалось добиться такого результата?

— Конечно, так было не всегда. Сотрудники предприятия приложили немало усилий, прежде чем наша вода обрела ее современное состояние.

В начале 1990-х годов у нас была сложная обстановка с количеством воды. 31 декабря ее попросту не хватало, потому что в праздничный день спрос был очень высоким. Наши службы между тем работали в усиленном режиме. Дефицит был связан также с утечками в трубах, вода нередко была грязной. Мы все никак не могли довести свою воду до нормативных требований. В этих попытках даже приглашали специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга. Один профессор очень хорошо высказался: «Все учебники, по которым мы учились в институте, направлены на среднюю полосу России». То есть, их вода сильно отличается от нашей: например, если там температура порядка +10 – +12 градусов, то у нас всего +1 градус, то есть вода близка к замерзанию. Все процессы из-за этого протекают иначе. Путем проб и ошибок мы смогли подобрать технологию, которая обеспечила очистку воды.

— Откуда берется сургутская водопроводная вода?

— Многие, наверное, думают, что внутри находится какое-то озеро, и мы с помощью насосов выкачиваем оттуда воду. На самом деле на глубине примерно до 30 метров находится водоносный горизонт, который называется верховодкой. Вода там подвержена сезонным изменениям, на нее сильно влияет атмосфера. Такую воду часто используют на дачах. Далее на глубине 30–50 метров находится слой вечной мерзлоты. Все, что протекает ниже, совершенно отрезано от внешнего мира. На глубине 150–170 метров находится Новомихайловский водоносный горизонт. Он промышленный, его используют многие города. И уже на глубине 300 метров находится наш Атлымский горизонт. Мы используем воду из этой глубины. Там находятся водонасыщенные пески. Уникальность нашей воды в том, что у нее нет связи с поверхностью. Мы пьем реликтовую воду, которую пили, наверное, мамонты и динозавры. Добыча воды происходит в черте города.

— Тем не менее, вы проводите обработку воды. Какие средства для этого применяются?

— Мы не используем химические реагенты для обработки воды, как это делают во многих городах. Обеззараживание проходит только путем ультрафиолетового облучения. Обезжелезивание — методом глубокой аэрации с последующей фильтрацией воды через слой песчаной загрузки.

Из крана или в бутылке?

— Почему вода в средней полосе России и ее центральной части зачастую сильно уступает качеству нашей водопроводной воды?

— В средней полосе есть города, где используют артезианскую воду, но там нет такого защитного слоя, как вечная мерзлота. Многие города также используют воду из рек. Так, например, в Нижневартовске воду берут из реки, ее очищают и употребляют. Получается следующий круговорот: вся вода, которую мы так или иначе употребили, уходит в канализацию, оттуда на очистные сооружения, и очищенные сточные воды снова попадают в реки. Города, которые находятся ниже по течению, очищают эту воду для питья и потом сбрасывают ее опять в реку. Стоит отметить, что себестоимость речной воды гораздо ниже.

— Сейчас очень востребована бутилированная вода. Есть ли у сургутян необходимость покупать питьевую воду в магазине?

— Когда мы покупаем воду в магазине, мы думаем, что она чище, чем из водопровода. Это большое заблуждение, потому что качество водопроводной воды находится под постоянным технологическим контролем, плюс контроль со стороны Роспотребнадзора. Тем более, если говорить про нашу артезианскую воду с минимальным воздействием внешней среды, то она, практически не уступает той, что продают в бутылках, а зачастую и превосходит ее по качеству. У некоторых компаний очистка доведена до того, что вода становится практически дистиллированной, а дистиллированная вода вредна для организма.

— Жалуются ли наши жители на воду?

— Да, бывает, что жалуются на качество воды. «Вот сегодня пошла грязная вода», — говорят некоторые горожане, затем добавляют «еще и осенью однажды грязная была». Просят перерасчет за это время. Зачастую загрязнение возникает из-за того, что трубопроводы в домах редко промываются. Для этого необходимо на время отключить воду, продуть и промыть трубы, но многие обслуживающие организации пренебрегают этой процедурой. Наша вода доводится до центрального теплового пункта (ЦТП). Там эта вода разделяется на горячую и холодную, дальше идет до дома. На этих этапах загрязнения, отклонения по нормативам качества бывают редко.

Канализация — не черная дыра

— В далеком прошлом в канализационной системе Сургута случались аварии. Как сегодня работает наша канализация?

— С тех пор, как в начале 2000-х годов мы стали применять немецкий метод санирования коллекторов «Труба в трубе» и реконструировали таким образом все городские коллекторы большого диаметра, больше нет страха, что произойдут масштабные аварии. В 1998 году, например, авария на пересечении улиц Майской и Республики привела к образованию в земле воронки диаметром до 30–40 метров. Сейчас главный бич нашей канализационной системы — большое количество неперерабатываемого мусора. Люди пользуются канализацией как мусоропроводом.

— Какой это мусор, и как он сказывается на работе канализации?

— В водосток, например, попадает очень много влажных салфеток синтетического происхождения, они наматываются в длинные веревки. Они не перерабатываются и забивают наши насосы. То же самое с ушными палочками, которые содержат пластмассу. Попадает туда и много полиэтиленовых пакетов. Да чего только нет в наших сточных водах! Сотрудники очистных сооружений выгребают потом этот мусор граблями. Граждане, видимо, думают, что мусор, который они выбрасывают в унитаз, попадает в пятое измерение. Иногда еще задают вопрос, за что мы платим деньги, пользуясь канализацией.

— В канализационные люки, наверное попадает, еще более неподходящий мусор?

— Да, бывало, что в коллекторы сбрасывали велосипеды и автомобильные кресла. Часто туда попадают фуфайки и строительный мусор. Этому способствует порой и абсурдная реклама, когда, например, производитель пылесоса демонстрирует, что его техника работает без мешка для сбора пыли, и все отходы герои ролика отправляют в унитаз. Поэтому маркетологи нередко служат росту такого невежества.

— Масштабное «техническое перевооружение» в «Горводоканале» проходило в конце 90-х. Назрела ли уже необходимость в каких-то масштабных реновациях?

— Да, сегодня у нас намечается реконструкция очистных сооружений. Нынешние начали строиться еще в 1976 году, и основные строительные работы были выполнены до 1996 года. Сегодня возникла большая необходимость в замене существующих конструкций, дополнительном строительстве: новые бетонные сооружения, насосные станции, здания. Проектирование мы уже закончили, до конца года заявимся на финансирование. Самостоятельно мы, конечно, это не потянем. Работы обойдутся в сумму около 10–12 млрд рублей. Я думаю, что реконструкция будет проходить в течение 6–8 лет.






Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии