×
Общество
0

Перед памятью в долгу

Сегодня в нашей рубрике мы представляем книгу «Перед памятью в долгу». В 2005 году она была издана по инициативе общества «Старожилы Сургута» к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. Книга посвящена жителям Сургутского края, трудившимся в глубоком тылу на благо Родины. Издание имеет три раздела, самый большой из которых – это воспоминания более 90 сургутян о том непростом времени. Собрала и обработала эти воспоминания известный сургутский журналист Зоя Сергеевна Сенькина. Книга вышла тиражом в 1200 экземпляров.


Рассказы эти большие и маленькие, но все они передают атмосферу Сургута военного времени. Сургутяне охотились, рыбачили, собирали дикоросы, вели домашнее хозяйство. О том, сколько сделал город и горожане для Победы, достаточно рассказано в местных книгах, газетах, радио и телевидении. А вот как это делалось? Попытаемся хоть немного представить, прочитав воспоминания…

Юный бондарь
Тамара Петровна Медведева, коренная сургутянка, за годы войны потеряла почти половину семьи. Это при том, что в начале войны, когда ей было только 17 лет, из жизни ушла мама. Тамара заменила ее трем младшим братьям и трем сестрам.
«По окончании школы меня и многих других отправили в Самарово (ныне Ханты-Мансийск), где в училище предполагалось организовать курсы медсестер и радисток для девушек, – рассказывает Тамара Петровна. – А кто тогда не мечтал попасть на фронт? Однако обучать нас стали бондарскому делу, а ребят – плотницкому. Военруком был молодой лейтенант, потерявший на войне руку. Он учил нас стрелять в цель из винтовки, устраивал ночную тревогу, мы ползали по-пластунски по снегу, дежурили в больнице, оказывали первую помощь. 
В январе нас отправили на свои рыбзаводы. За всеми пришли подводы, а сургутский завод не прислал. Пришлось идти пешком с одной подводой. Мороз стоял сорокаградусный. Самым трудным и длинным переходом был первый – до Шапши. Я добиралась до села Сытомино, обморозив пальцы обеих ног, тут меня оставили, чтобы подлечиться.
А потом началась трудовая деятельность в Сургуте. Бондарный цех находился на Черном Мысу. В любую погоду добирались на работу пешком, смена начиналась в восемь часов утра, опаздывать категорически запрещалось. Нас встречали мастера, два пожилых человека – Ярославцев и Южаков. Они были для нас словно родные отцы, на работу приходили раньше других, успевали раскочегарить печь, сделанную из железной бочки, нагреть помещение. Здесь мы готовили бочки, в которых отправляли на фронт рыбу».

Выживали как могли
В Сургут Татьяна Васильевна Варнакова перебралась в годы войны, выйдя замуж. Родом она из Свердловской области. В середине 1930-х ее родители решили перебраться в деревню Самаровская Половинка к родственникам, за лучшей долей. В этих местах с питанием было получше: в лесах добывали дичь, в реке – рыбу. Жизнь наладилась. Грянул 1941-й год. Отец ушел на фронт. На материнских плечах остались четверо детей, из которых Таня была старшей. Ее определили на работу помощницей к матери на ферму.
«В тот год была большая вода, необходимого количества сена для зимовки не запасли, – вспоминает на страницах книги Татьяна Васильевна. – Бросишь немного сена в ясли – коровы мигом его съедают и нисколько голод не утоляют. Смотрят они на людей, мычат, не могут подняться на ноги – совсем обессилели. Приходилось поднимать и коров, и лошадей с помощью веревок. Много животных тогда погибло.
Мальчишки и девчонки летом и зимой рыбачили. Осенью вода в низинах покрывалась ледком, и мы ловили рыбу босиком – обуви не было. Потом сшили бродни, которые быстро промокали, застывали, как колодки. Морозы тогда стояли сильные, не сравнить с нынешними. В фуфайках, шерстяных рукавицах, которые тоже всегда были мокрыми, чувствовали себя неуютно. А летом на рыбалке комары и мошки заедали.
Дисциплина на рыбалке была строгой. Брать рыбу домой запрещалось – всю отправляли на фронт. В короткие часы отдыха вязали для бойцов рукавицы, шили кисеты. Потом отправили нас, девчонок, на лесозаготовки. В бараке, где мы жили, негде было сушить одежду, спали вповалку на нарах. …За работу почти ничего не платили, 400 гр хлеба было не на что выкупить, а об одежде и говорить нечего».

Малый кормилец
К началу войны сургутянину Геннадию Андреевичу Бесперстову насчитывалось десяток годов. Дети войны, как их сейчас называют, рано взрослели. Трудовая деятельность юного мальца началась на колхозном поле, где каждой осенью вместе с одноклассниками копали картошку. А летом выгружали с барж соль для рыбозавода. «Детей 12-13 лет работать на это предприятие не принимали, устраиваться туда помогал мой дядя В.С. Телков, который был капитаном флота, – делится воспоминаниями Геннадий Андреевич. – Я развозил по садикам и квартирам воду на лошади, чистил рыбу в консервном цехе. Рабочим полагалась продуктовая карточка, по которой выдавали 800 гр хлеба, а ученикам – в два раза меньше. И я очень гордился тем, что являюсь наравне со взрослыми кормильцем, получая за свой труд рабочую карточку. ..
Нельзя забыть и другое событие – встречу первого вернувшегося участника кровопролитной битвы. Это был И. Сухинин – его демобилизовали в связи с тяжелым ранением. Фронтовику приходилось десятки раз перед старшим поколением и школьниками рассказывать суровую и горькую правду о происходящем за тысячи километров от наших родных мест. На живого героя все мальчишки смотрели с восторгом и завистью.
В год Победы мы перебрались в поселок Белый Яр. В 14 лет мне уже было не привыкать трудиться: осенними ночами, стоя в ледяной воде босиком, ловил рыбу, днем помогал запасать сено. Возил лес на лесоучастках Сургутского леспромхоза: подростки вручную грузили древесину на повозки, которые потом с трудом тянули по глубокому снегу измотанные лошади».

Автор текста: Анжелика Давыдова   Автор фото: предоставлено автором

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии