×
Общество
0

Пленный, но не обесславленный

Нина Федоровна Никитина, дочь военнопленного, пронесёт портрет своего отца в «Бессмертном полку»


В последние годы неотъемлемой частью празднования 9 Мая стала акция «Бессмертный полк». Тысячи людей несут портреты своих предков, чтя память о семейных героях Великой Отечественной войны. Проходит «Бессмертный полк» и в Ханты-­Мансийске. В этом году наряду с другими по улицам города «промарширует» Федор Андреевич Посашков, защитник Севастополя, два года пробывший в фашистском плену.

В редакцию «Новостей Югры» обратилась дочь ветерана Нина Федоровна Никитина, которую волновал вопрос: может ли она, дочь военнопленного, нести портрет своего отца в «Бессмертном полку»?

Мы обратились в телерадиокомпанию «Югра», которая координирует акцию. И получили ожидаемый ответ: никакой цензуры, оценки вклада ветерана в Победу или ограничений в «Бессмертном полку» нет. Каждый человек сам должен решить, хочет ли он участвовать в акции.

А Нина Федоровна – хотела! Она хорошо помнит тяжелые послевоенные годы и своего папу, который был единственным кормильцем семьи с двумя детьми. Мама вела домашнее хозяйство и воспитывала дочерей.

– Мой отец – Федор Андреевич Посашков 1912 года рождения, защитник Севастополя. Был призван по мобилизации Симферопольским городским военкоматом 23 июня 1941 года, участвовал в боевых действиях при 404­м артполку шофером. Попал в плен 3 июля 1942­го. Из плена был освобожден в мае 1944­го, – рассказывает Нина Никитина. –

В доме никто никогда не говорил, что папа был в плену, – эта тема была под запретом. Ведь в те времена практически все пленные попадали в лагеря.

А мой отец благополучно прошел все проверки и вернулся домой, при этом, помню, его очень уважали и относились к нему без предубеждения. Как и ко мне – я никогда не чувствовала на себе косых взглядов.

Она так и не успела спросить своего отца: что лучше – мгновенная смерть или фашистский плен? Сейчас нередко задается этим вопросом, понимая, какие ужасы ему пришлось пережить в лагере военнопленных.

– Я считаю, что он был как раз из тех, кого выбрали для организации Ялтинской конференции, – высказывает свое мнение Нина Никитина. – Но говорить об этом нельзя было до конца жизни, ведь все Ялтинские работы были засекречены. Хотя иногда просачивалось в разговорах взрослых, что вот наш­-то Федор Андреевич – человек особый. К отцу было странное для того времени отношение. Его никогда не трогали. Точно знаю, что папа восстанавливал Севастополь. Уже тогда он работал водителем и получал паек: сахар и хлеб. Все-­таки, согласитесь, не каждому бывшему пленному в те времена давали паек.

Впрочем, о войне в семье Посашковых хотя и редко, но разговоры заходили. Те горькие воспоминания люди старались загнать как можно дальше в память, избавиться от них навсегда. Но, увы, не получалось.

– Отец вспоминал море крови, которое на войне было повсюду, – с горечью рассказывает Нина Федоровна. – Он работал на полуторке, возил снаряды. Описывал, как иногда, подъезжая к батарее, видел лишь лежащих вокруг воронки мертвых и раненых солдат. Им снаряды были уже ни к чему. Интересные факты проскальзывали в разговорах с мамой. Так, иногда она рассказывала, что в Инкермане (город на юго-­западе Крымского полуострова) в бомбоубежищах рекой лились шампанское и вина. Там, оказывается, ничего, кроме алкоголя, больше не было. А наш дядя Леня, фронтовой разведчик, на вопрос детей: «Что самое страшное на войне?» – отвечал: «Убить человека». Только повзрослев, мы осмыслили, что дядя «добывал» для штаба «языков», которых после допроса пускали в расход. И убивать пленных приходилось тем же разведчикам, причем глаза в глаза. Вот что действительно страшно!

В разговоре с Ниной Федоровной неожиданно выяснился интересный факт: оказывается, она стояла у истоков советского поискового движения. Тогда комсомольцы, вдохновленные речью писателя Смирнова о том, что война забыта, повсеместно начали организовывать «полевые работы».

– Зная, что Крым – место, где война кипела, мы стали организовывать штаб поиска, – делится она воспоминаниями. – Наши красные следопыты занимались раскопками, это были комсомольцы, работники крымских предприятий, школьники. Мы проводили поисковые слеты. Отец всегда поддерживал меня в этой работе. Кстати, очень приятно видеть, как активно ведется такая работа сейчас в Югре. Многое делается для патриотического воспитания молодежи.

В Ханты-­Мансийский округ Нина Федоровна приехала из Севастополя по вызову для работы в елизаровской средней школе. Там она девять лет работала учителем географии, завучем по учебно­-воспитательной работе. А сейчас живет в Ханты-­Мансийске. И 9 Мая обязательно пойдет в «Бессмертном полку», отдавая дань уважения и памяти своему отцу.

Теги статьи: #«Бессмертный полк»

Автор текста: Анастасия Чупрова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии