×
0

По дороге на Берлин

Уважаемые читатели! Мы продолжаем нашу рубрику, посвященную 75-летию Победы в Великой Ответственной войне. В прошлом выпуске мы познакомили вас с серией книг под одним общим названием «Защитники Отечества». Сегодня речь о сборнике воспоминаний и очерков сургутян «Дорогами войны». Это издание вышло также в 1995 году, к 50-летию Победы. В нем под одной обложкой собрано около 60 фронтовых историй, написанных как самими участниками войны, так и подготовленных сургутскими журналистами и краеведами.


Уходящая память
Книга вышла достаточно большим тиражом – пять тысяч экземпляров. Однако это издание смело можно назвать уникальным, так как оно содержит в себе живые свидетельства о той страшной войне. «Да, мы, старики, уходим и уносим с собой память о своем трудном времени. Нам непросто и сейчас: зачастую нет ни здоровья, ни сил. Но мы неравнодушны ко всему происходящему. И это порождает в нас оптимизм, – отмечает в предисловии к изданию ветеран войны Андрей Николаевич Сибирцев. И продолжает: – При подготовке этого издания редколлегия пыталась бережно отнестись к воспоминаниям фронтовиков. И если из них кто-то и забыл какую-то дату, номер подразделения или ошибся в наименовании фронта, направления, мы решили ничего не менять. Рукописи, из которых составлена эта книга, действительно не горят. Они своего рода памятник былой молодости фронтовиков. А все скульпторы ваяют по-своему». Эти слова красноречиво раскрывают особенность книги «Дорогами войны» – читаешь воспоминания и словно погружаешься в то непростое время, от которого минуло уж семь с половиной десятков лет.
Редактором-составителем книги стал почетный гражданин города Сургута, ветеран Великой Отечественной войны Флегонт Яковлевич Показаньев. Открывается она пронзительным стихотворением сургутского поэта Петра Суханова «Победителям» и предваряет воспоминания самого Флегонта Показаньева, которые не менее, а может и более, пронизывают душу.
 
Припаду на колено перед Вечным огнем –
Как подранок перед гнездом…
И прошедшее время,
метнувшись в глаза, заорет
И распустит свои паруса!
 
…Слава Слову!
По свету, по следу
Кровоточит торжественно Май.
Я люблю это слово – ПОБЕДА!
И боюсь…за раскол и раздрай.
 
Ни покоя, ни правды, ни места.
Даже те, кто в наградах – без дел.
И фальшивят вожди и оркестры,
Вызывая окрест беспредел.
 
И уже, переломанный бытом,
Словно крик на изломах углов,
Я не вспомню, за что вы убиты…
Только вздрогну в кругу голосов!
 
Я люблю это слово – ПОБЕДА!
В нем «беда» и «еда» – близнецы.
Вот и съели историю – как самоеды!
Вот и бросили в землю концы.
 
Дальше – хуже: от края до края
И Чернобыль, и Грозный в крови!
Как мне больно, 9 Мая, –
Не Победы хочу, а ЛЮБВИ!
 
Подбор фрагментов из книги «Дорогами войны» для публикации в этом материале стал для меня наитруднейшей задачей. Каждая история имеет право быть опубликованной сегодня. Посему лучше взять в руки томик в тонком переплете и прочитать его, как говорится, от корки до корки. А ныне все же несколько историй.
 
Стихи из тонкой тетради
20 июля 1943 года в период жестоких боев близ хутора Луганский Флегонт Показаньев был направлен вести разведку переднего края. Рано утром он скрытно проник в нейтральную зону, занял скрытную позицию и приступил к выполнению задания. Лежа в трех метрах от противника Флегонт делал пометки, запоминал расположение вражеских огневых точек, изучал поведение фашистов. «Слева от меня – хутор Елизаветинский, справа – хутор Луганский, за мной на боевых позициях 88-й Гвардейский стрелковый полк. Впереди зловеще возвышалась неприступная Сайр-Могила – высота 277,9. <…> Справа и слева от меня гремел жестокий бой – наши войска стремились прорваться к Сайр-Могиле. Мычали перепуганные коровы, ржали лошади», – пишет Флегонт Яковлевич.
С закатом молодой воин стал пробираться назад к своим. Его путь лежал через окраину Луганского. Вокруг – ни души, обгоревшие танки, трупы домашних животных, печные трубы на месте сгоревших домов, опаленные акации и фруктовые деревья. «Мое внимание привлек убитый молодой солдат, – повествует далее Флегонт Яковлевич. – Из разорванного вещевого мешка вывалились сухари, патроны, другие солдатские пожитки и… томик стихов А.С. Пушкина в зеленом переплете небольшого формата. Было до войны такое издание. На гимнастерке запеклась кровь, рядом лежала показавшаяся мне очень маленькой бескровная кисть правой руки. Теплый ветерок шевелил исписанные листки школьной тетради. Я прочитал страницу, полистал тетрадку и взял ее с собой. Потом мы с друзьями-разведчиками читали записанные в ней стихи. Не могу сказать, тот ли паренек сочинил их. А может, переписал из книг… Но одно стихотворение запало мне в душу. Шли годы, десятилетия, и оно забылось. И вот почти через сорок лет, 7 мая 1982 года, накануне 37-й годовщины Победы я вспомнил о нем и стал записывать строчку за строчкой, чтобы не забыть еще раз. Привожу стихотворение так, как восстановила память.

На кромке боя, на краю огня,
В сыром чаду земляночного быта
Смотрели люди на меня
Доверчиво, спокойно и открыто...»

На этом первом четверостишии завершим фрагмент воспоминаний Флегонта Показаньева. Просто на удачу набрала первые строчки в интернете… Молодой солдат не сочинил их, это было стихотворение Маргариты Алигер «Письмо с передовой», написанное ею в том же 1943 году.
 
«А шевелиться я никак не мог»…
Анатолий Михайлович Федулов был призван на фронт в 27 лет. Молодой боец родом из Тундрино, отучившись год в Ленинградском военно-медицинском училище, которое на ту пору находилось в Омске, был откомандирован в 122-й полк 7-го Гвардейского корпуса, что находился в районе Веркиевки на Черниговщине. Там молодой санитар получил в распоряжение машину и мотоцикл. Корпус был механизирован и двигался по трудным точкам фронта. Анатолий Михайлович участвовал в освобождении Минска, одного из «лагерей смерти», дошел до Берлина. «В феврале 1945 года на подступах к Берлину взяли район Шиль. По приказу военного командования обходили Берлин с северной стороны, – делится он воспоминаниями. – Пришлось форсировать реку Шпрее, но мост, через который предстояло пройти, немцы обстреливали. Основной части нашего подразделения удалось его преодолеть.
Поступил приказ перевезти кухню, которую обслуживал наряд в 12 человек. При подъезде к мосту нас обстреляли трассирующими пулями. Шофер остановился. Все выскочили из машины и упали на землю. В это время я подъехал на мотоцикле. Посоветовавшись с шофером, решили ехать через мост на полной скорости. Другого выхода не было. Нужно было лететь через мост на полном газу. Автомашина с людьми шла впереди, я на мотоцикле следовал за машиной. Машина налетела на мину, мост взорвался… Помню только, что ударился о плиту и потерял сознание.
На следующий день начался поиск убитых и раненых. Большая группа бойцов оказалась засыпанной землей. Спасательная команда откопала живыми одного без обеих рук и нас с шофером, лежащих рядом. Всех увезли в санчасть, где я пришел в сознание. Потом меня направили в полевой походный госпиталь, а затем в Харьков».
Спустя время Анатолий Михайлович решил написать об этом стихотворение. Вот несколько строчек из него:

Конечности мои работать перестали,
Не чувствовал уж я ни рук, ни ног.
И грудь моя лишь тяжело дышала,
А шевелиться я никак не мог.
 
И вдруг я потерял сознанье,
В лицо мне падал с неба чистый снег.
И кто бы ни прислушался к дыханью,
Считал бы, что я свой закончил век».

Анатолий Михайлович вернулся в родные края в октябре 1945 года и прожил долгих 83 года.
Это всего лишь две истории из миллионов, случившихся по долгой дороге на Берлин.
Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Анжелика Давыдова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии