×
История
0

По пути в Китай

Иностранцы в Югре… За многовековую историю края откуда только не прибывали к нам путешественники. В XVII веке, например, освоить «сибирский путь» Петр I послал голландского купца Избранта Идеса, назначенного в Пекин главой дипломатической миссии. По пути к месту следования в своих путевых заметках Идес оставил бесценные свидетельства о Тобольске, Сургуте и, конечно же, о жизни остяков.


…Один из промышленных деятелей петровского времени, Идес принадлежал к многочисленной группе иностранных купцов, проникших в Россию в поисках наживы или карьеры. По возвращении из Китая (пребывание в Пекине и обратный путь заняли почти три года) он опубликовал «Записки о русском посольстве в Китай (1692–1695)», которые можно считать одним из первых этнографических трудов о России, хотя он и написан иностранцем. 
Избрант Идес, судя по всему, был человеком не только сметливым, коммерчески успешным, но и литературно одаренным, умевшим подмечать ускользающие от обывателя детали. Отметим, что вторым автором этой работы стал Адам Бранд, секретарь посольства, немец по происхождению, чьи записи также весьма подробны.

Из Немецкой слободы 
В 1692 году Избрант Идес был отправлен в Китай для ведения переговоров: желательно было наладить торговые отношения между государствами. Петр I поручил Идесу (по одной версии, датчанину, по другой – голландцу по происхождению) разузнать как можно больше о китайском государстве: чем богаты, каковы пути сообщения. 
Идес, в отличие от дипломатических кейсов, в маркетинге к тому времени преуспел. Объехав немало европейских стран, занимаясь торговлей, в России он оказался в 1677 году. И уже к 1685-му 
стал одним из крупнейших иностранных торговцев, поставляющих товары в Московский Кремль. В 1688 году по царскому указу ему был уплачен 71 рубль с полтиной за различные купленные у него для двора вещи. В указе упоминаются шляпы со страусовыми перьями, изделия из серебра, слоновой кости, хрусталя. 
В 1692-м Елизар (как его называли в России) отправился во главе российского посольства в Китай. Возвратившись, он первым в России получил привилегии на печатание географической карты Сибири в Европе. В это же время Идес открыл под Москвой заводы, где производили порох и оружие.
Позднее он опубликовал записки о своем путешествии, ставшие самой популярной в Европе книгой о Сибири, классикой географической литературы. Эти записки многое говорят не только об обитателях сибирских просторов, но и о взгляде иностранца на увиденное в России.

«Прибыли мы благополучно в Самаровский ям»
Исследователь подробно описывает сибирский край: обстоятельства присоединения Сибири Ермаком, восхищается природными богатствами. Говоря о могучем Иртыше, автор замечает, что река дает столько рыбы, что осетра весом от 40 до 50 фунтов можно купить за 5–6 копеек, а рыба эта настолько жирна, что в котле, в котором ее варят, набирается на палец жиру.
«22 июля из Тобольска вниз по реке Иртыш, прошел мимо многих татарских и остяцких деревень. 28-го прибыли мы благополучно в Самаровский ям, где я получил несколько гребцов и велел поставить мачты на больших судах для того, чтобы при попутном ветре мы могли плыть далее вверх по Иртышу, до Оби, ибо недалеко от Самаровского яма Иртыш впадает несколькими протоками в знаменитую реку Обь», – сообщает он.
Большая часть жителей Самарово, как пишет исследователь, – русские ямщики, получающие ежегодно жалованье от его царского величества, за что они должны «бесплатно обеспечивать подводами и рабочими присланных воевод и всех других проезжающих по служебным делам его царского величества в Сибири и за небольшую плату возить их летом по воде, а зимой по льду до города Сургута на Оби». У ямщиков много собак, которыми пользуются, когда случается ехать зимой, так как в этих местах запрягать лошадей в сани «совершенно невозможно по той причине, что снег на Оби лежит иногда высотой больше сажени».
Собак запрягают по две в нарты, или сани, которые изготовляются из легкого дерева.
«На них можно везти от 200 до 300 немецких фунтов груза, причем ни собаки, ни нарты не вязнут в снегу, а летят быстро, оставляя след не глубже толщины большого пальца», – с заметным восхищением пишет дипломат.

На Сургут
«Теперь, когда самаровские ямщики подготовили все для моего дальнейшего путешествия, 29 июля я приказал двинуться в путь и начал спуск на двух больших речных судах, или дощаниках, по наиболее удобному руслу Иртыша вниз, к великой и знаменитой Оби, которой мы и достигли на следующий день.
6 августа экспедиция прибыла в Сургут, лежащий на восточном берегу реки Оби. На восток от этой местности, немного вглубь Сургутской области и вверх по Оби, до самого города Нарыма, попадаются соболи, одни блеклые, другие черные как смоль, а также наиболее крупные и красивые горностаи из всех, каких ловят в Сибири и России, и в особенности черно-бурые лисицы, которые в этих местах лучше и красивее, чем где бы то ни было». – Такую запись оставил Избрант Идес.
Вот как о прибытии в Сургут написал секретарь посольства Адам Бранд:
«6-го числа прибыли мы в Сургут – небольшой городок, в котором почти нет торговли и движения, поскольку в нем живет мало народу. Здесь мы отпустили сопровождавших нас из Тобольска солдат и взяли с собой шестнадцать других, которых воевода отправил с нами до Нарыма. В этой местности много бедного, оборванного люда. Объясняется это тем, что у них мало земли, неразвитое сельское хозяйство и промышляют они только охотой на соболей, горностаев и лисиц.
Соболей ловят здесь совершенно иначе… Здесь их стреляют тупыми стрелами или же под деревом, на котором сидит соболь, разводят огонь, от которого соболь дуреет и падает с дерева, тут-то его и ловят охотники.
Горностаев ловят специально изготовленными и расставленными силками, на лисицу же охотятся с собаками».
Остяки, как утверждает путешественник, – выносливый народ.
«Когда они по своему обычаю голыми спят вокруг огня и снаружи начинается буран, та сторона тела, которая не повернута к огню, покрывается слоем снега в один-два пальца толщиной. Когда спящий почувствует, что он замерзает, он поворачивает к огню другую сторону тела, чтобы она отогрелась», – читаем в дневнике главы дипмиссии.
По наблюдениям Избранта Идеса, остяки совсем не склонны к войне и не способны к военным упражнениям. Их оружием являются лук и стрелы для охоты за дичью, но они не слишком ловки с ними.
«Одежда их делается из рыбьей, главным образом осетровой, кожи или из хорька, и они не носят на теле ни полотняного, ни шерстяного белья. Их чулки и обувь 
составляют одно целое, сверху же они носят короткую рубашку с капюшоном, который они натягивают на голову, когда идет дождь. Обувь также делается из рыбьей кожи и накрепко пришивается к чулкам, но редким швом, так что у них всегда, должно быть, мокрые ноги», – сообщает в своей книге Идес.
Надо отметить, дипломатический результат миссии датчанина оказался, судя по всему, скромным. По крайней мере, особого следа ни в истории российской дипломатии, ни в дальнейшем развитии российско-китайских связей она не оставила. Но лично для Идеса пользу экспедиция принесла. Как сообщали современники, он «удовлетворил всех своих кредиторов», закатил несколько богатых банкетов, сделал подарки важным персонам и увеличил свое состояние. А спустя годы заметки иностранного купца стали бесценным материалом для исследователей огромной территории за Уралом.
Фотографии сюжета / 6 фото

Теги статьи: #Бесценные свидетельства

Автор текста: Ольга Маслова   

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии