×
Общество
0

Почему древняя культура интересна в нашем веке

Год назад Владимир Айваседа взорвал «Инстаграм». Его видео со стойбища посмотрело больше 100 тысяч человек. Кому интересно видео из леса, сколько он заработал на YouTube и когда снимет сериал для HBO – Владимир Айваседа рассказал в интервью.


– Год назад мы увидели твое видео в YouTube, оно тогда набрало около 100 тысяч просмотров. Расскажи, с чего началась твоя история с записями из леса.
– На самом деле полтора года назад я даже не знал, что такое YouTube. Просто я наткнулся в Сети на то, что коренной житель проверяет мордушку, а кто-то его снимает. Обратил внимание на количество просмотров – несколько миллионов. Удивился и подумал про себя, что я тоже так смогу. Первый ролик, я помню, сняли с Виталием Русскиным. Потом пошли уже тематические: ханты, жизнь на стойбище. Мы с Виталием ездили на мордушку, показывали и рассказывали зрителям, как раньше наши предки ловили рыбу. В другом видео показывали, как устанавливать чум. На сегодняшний день первое видео набрало 180 тысяч просмотров. Но это не сразу. Нужен толчок, который подтолкнет, а это первый зритель, поделившийся роликом. Это все мотивирует двигаться вверх.
– Что значат для тебя эти видео? Ты хочешь на этом заработать?
– Идея была – познакомить с культурой и сделать так, чтобы это было интересно, и при этом еще и заработать. Потом это уже начало набирать отклики в округе: все начали интересоваться, звонить, те же главы муниципалитетов. Мы же малочисленный народ Севера, таким образом активно сохраняем традиции, показываем культуру, привлекаем молодежь, чтобы они возвращались в свою среду обитания.
– Тебе уже удалось что-нибудь заработать на канале?
– Копейки. За полтора года работы сняли 80 видеороликов. С этого заработали примерно 
1 500 долларов. Были, конечно, еще рекламные предложения, но я думаю, что к ним канал еще не готов. Пока мы работаем над его развитием.
– А где ты взял оборудование, технику? И деньги на съемки?
– Когда решил снимать такие ролики, столкнулся с этим вопросом. Через неделю я уже пошел в магазин за первой своей камерой. Покупал в кредит, в рассрочку. Оборудование очень дорогое.
– У тебя на стойбище есть интернет?
– На стойбище у нас стоит усилитель связи. Это мы сами уже купили, чтобы поддерживать канал. Да, я считаю, что современные технологии добрались до наших отдаленных участков. Потому что действительно культуру нужно сохранять, и это легко можно делать с помощью Сети. Еще в Югре действует проект «IT-стойбище», я на него подал заявку, но только к 2021 году все станет более ясным.
– Канал о твоей экстремальной жизни называется «Дневник ханта». Что тебе пишут, как на тебя реагируют люди?
– Поначалу я успевал читать все комментарии. А сейчас, когда видеороликов накопилось около 80, я уже физически не успеваю отвечать всем. Реагируют люди хорошо, всем очень интересно, что это за народ такой и как он живет.
У меня была возможность уехать в город. Моя грамотность позволила бы мне работать в медиасфере или в интернете. Но я подумал, что меня притягивают стойбища. Здесь моя земля, семья. Даже если и уеду, все равно буду всегда думать об этом. Поэтому решил, что лучше уж я останусь здесь и буду привлекать молодежь, чтобы также сохраняли культуру. Именно здесь я чувствую себя полезным. Мы здесь живем, здесь наш дом, тут наше пастбище, постройки. Югра – это и есть мой дом.
– Как ты думаешь, твой блог может стать туристическим инструментом для привлечения жителей из других мест, чтобы они приезжали и, например, рыбачили с тобой?
– Почти каждую неделю мне пишут об этом. Спрашивают: как можно к вам приехать? Но проблема в том, что мне катастрофически не хватает времени на это. Я то на хозяйстве, то на съемках, а вечером работаю над монтажом.
Просыпаешься, и если это зимнее время, то надо съездить проверить мордушки. Это традиционная рыбалка. Определенную рыбу отдаешь оленям как корм, а остальное – семье и домашним животным, собакам и кошкам. Также занимаюсь охотой и стойбищем. Как пастухи должны следить, чтобы олени не ушли далеко в чужие стойбища. В весеннее время приезжают ветеринары и обследуют пастбища, чтобы все были здоровыми. Также чипируем их. Почти всегда стройка у нас. Улучшаем жилищные условия. Кроме того, занимаемся заготовкой дров на зиму. Работы всегда хватает. И техника требует к себе внимания.


– Сколько у тебя оленей, за которыми ты следишь?
– На стойбище я проживаю вместе с отцом и братом. Мы вместе живем, и у нас общее пастбище. У нас порядка 70 голов. Но бывало, что пастбище вырастало до 150 голов. Из-за того что мы живем здесь уже около 20 лет, кое-где уже просел ягель. А известно, что ягель растет очень медленно, поэтому приняли решение, что нужно урезать пастбище вполовину, потому что олени голодают.
– Регион тоже очень заинтересован в том, чтобы сюда приезжали туристы. Какая помощь была бы тебе необходима, чтобы воплотить туристические планы?
– Если мы построим большую туристическую базу, то у нас будут все ресурсы для такого туризма. Тогда мы, конечно, смогли бы работать в этом направлении. А также продвигать округ этой деятельностью.
У Виталия пока всего для этого одно стойбище, этого недостаточно, чтобы принимать туристов. Нужна большая база – хотя бы три-четыре домика. В принципе мы это можем сделать, но одна проблема – финансирование.
– Отличная идея – просвещать людей о культуре ханты, как выжить в лесу, например.
– Да. Через видео аудитория узнает, как охотились наши предки в те далекие времена, какие у них были для этого орудия труда, например лук, топор. В дальнейшем расскажем еще о ловушках: как их создать. Покажем все это.
Месяц назад мы делали видео на свой основной канал: как я встречаю в лесу древнего лесного жителя и он мне помогает добраться, кормит меня и тому подобное. Но этот персонаж что-то не очень зашел аудитории. Моя аудитория больше нацелена на рыбалку, охоту, на быт и культуру, а здесь просто сказочка получилась.
Но я все равно хочу снимать этого воина. Для этого мы создали другой проект, другой канал. На сегодняшний день на этом канале уже более 300 человек. Это абсолютно другой персонаж, который, как в легендах, появляется из ниоткуда и так же пропадает. Задумка такая, что мы действительно встретили такого человека, мы – как современная молодежь, а он – из того времени. Он очень добродушный и грамотный. Мы у него многое спрашиваем.
Изначально думали, что он будет разговаривать на хантыйском языке, но, как правило, люди не любят читать субтитры. Поэтому мы сделали так, что он все-таки будет владеть русским языком, но с акцентом. Многие идеи рождаются непосредственно на площадке съемки, в лесу, в процессе работы.
– Сейчас округ как раз хочет развивать креативные индустрии. Даже планируют выделять гранты на это и для физических лиц. Правда, выделяют небольшую сумму, но твоя идея по популяризации культуры коренных народов идеально легла бы в основу. Ты интересуешься этим?
– Да, частенько активные общественники, ребята посылают на такую грантовую поддержку. Если появится какой-то серьезный грант, то мы будем подавать заявку. Что касается туризма, то прибегнем к поддержке округа, если таковая будет.
Мы всегда жили в лесу, но если раньше мы проводили на стойбище 90 процентов времени, то сейчас получается только 60. Потому что нужен активный доступ в интернет, приходится выезжать. И такой проект, как «IT-стойбище», для меня будет решением всех проблем. Так бы мы оставались дома и, не выезжая, делали свою работу. Было бы легче совмещать повседневную работу на стойбище с ведением канала.
Мы хотим все делать лучше, возможно, тоже что-то снять, но вопрос: куда идет наш рынок, куда мы будем все это продавать? Кому это интересно? Мы бы окунулись в эту индустрию. Это очень интересно.
– У коренных народов есть заповеди? Правила жизни? У тебя какие заповеди в жизни?
– Когда мы ездили на съемки фильма в Москву, столкнулись с тем, что люди там совершенно другие. У них ценности не такие, как у нас. У нас ценность – это сохранить свои традиции, пастбища, чтобы был кров у семьи, то есть будущее у наших детей. Тут, наверное, финансовое положение занимает малую часть. Самое главное, чтобы в семье все было хорошо.
Уверен, что у многих есть возможность переехать с пастбища в город, но все равно все живут на этих территориях. Думаю, что главные ценности у нас – это семья, олени и пастбища. Ну и если сегодня язык и культура пропадают, молодежь переезжает в большие города, то мы встанем на тот путь, который будет вести их обратно. То есть будем их заинтересовывать. Нам выпала такая вот колоссальная ответственность.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии