×
История
0

Почему коренным жителям Югры не нравились прозвища русских

80 лет назад Остяко-Вогульский стал Ханты-Мансийским. 23 октября 1940 года вышел в свет указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О переименовании Остяко-Вогульского национального округа Омской области и его центра – рабочего поселка Остяко-Вогульск». Образованный 10 декабря 1930 года Остяко-Вогульский национальный округ через десять лет стал называться Ханты-Мансийским, соответственно, его столица из Остяко-Вогульска была переименована в Ханты-Мансийск.

Есть ли этому какое-то объяснение? Конечно, есть. Как говорят этнографы, «остяками» и «вогулами» живущих на территории современной Югры аборигенов называли русские. Для них они были «чужаками». Коренным жителям нашего края это очень не нравилось.

«Вогулы» или «вэгулы» в переводе с языка соседей коми-зырян означает «дикий народ». И это звучало оскорбительно. Сами же аборигены называли себя «мань-сь», что переводится как «маленький народ». Точно так же было и с ханты, которые считали обращение «остяк» неблагозвучным: так их называли еще в царское время пришлые люди, сборщики дани. К тому же «остяками» в 1930-е годы называли и ненцев, и селькупов, что вносило неопределенность в идентификацию народностей. Сами же они себя называли «хантэ», что означало «человек».
– В 1940 году народам вернули самоназвание и стали их называть ханты и манси, – поясняет доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Наталья Новикова. – Соответственно, и столица округа была переименована.
Указ о переименовании округа пришел в окружную столицу 6 ноября 1940 года. В крае уже активно готовились к мероприятиям по случаю десятилетнего юбилея. Подготовка шла не только на трудовом фронте, но и культурном. Так, при Остяко-Вогульской школе политпросветработников был образован Ансамбль ханты-мансийской песни и пляски, который, как обещали его организаторы, «отобразит в своих выступлениях небывалый рост культуры за десять лет существования нашего Остяко-Вогульского округа». Как сообщала окружная газета от 25 октября 1940 года, к юбилейной дате разучиваются песни «О Сталине», «О Казымской культбазе» на хантыйском языке.
«Старинные национальные мелодии под аккомпанемент домры будет петь студентка Посохова. В школе шьются национальные костюмы для предстоящих выступлений во время юбилейных торжеств», – писала «Остяко-Вогульская правда», которой тоже вскоре придется поменять название. 7 января 1941 года газета стала… нет, не «Ханты-Мансийской правдой», а «Сталинской трибуной».
  • Округу – 20 лет
В ожидании нефти
Свое 20-летие в 1950 году округ отмечал трудовыми достижениями. В послевоенные годы особые надежды связывали с лесным и рыбным хозяйством. В войну регион поставлял две трети рыбных консервов, которые получал фронт. В мирное время ассортимент и объем продукции заметно увеличился.

В 1950 году окружной центр – поселок Ханты-Мансийск – получил статус города. К юбилею округа в городе с населением 20 тысяч был проведен водопровод.
«Ныне народы тайги и тундры вместе со всеми трудящимися Советского Союза преобразуют экономику своего края и ликвидируют хозяйственную и культурную отсталость, унаследованную от проклятого прошлого», – заявил на праздничных мероприятиях председатель окрисполкома А. Н. Лоскутов. Огромный край, как сказал он, «был краем сплошной дикости и неграмотности, а население, лишенное элементарных человеческих условий, вымирало от голода и социальных болезней». Победа социалистического строя создала все условия народам ханты и манси «для строительства зажиточной, радостной и счастливой жизни».
Во многом мощь региона продолжала укрепляться трудом спецпереселенцев, которые с начала 1930-х годов трудились на лесозаготовках, в строительстве, сельхозартелях. В апреле 1932 года, по данным ОГПУ, здесь находились 6 459 семей спецпереселенцев.
11 ноября 1950 года Совет Министров РСФСР выпустил постановление «О мерах помощи местному хозяйству Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского национальных округов Тюменской области».

В Ханты-Мансийском округе предполагалось возведение учреждений просвещения (школ, жилых двухквартирных домов для учителей, педагогического училища), окружного Дома культуры и жилья. В хозяйственной сфере планировалось расширение потребительских производств – обозно-мебельного цеха Самаровского райпромкомбината, строительство Ханты-Мансийского пивоваренного завода и производство кондитерских изделий при горпищекомбинате.

И только о нефти, поисками которой геологи занялись еще до войны, ничего сказано не было.

Но в ноябре 1950 года у министра нефтяной промышленности Н. К. Байбакова состоялось совещание, на котором обсуждали планы будущих геологических поисков. В это же время на совещании в Новосибирске Министерство геологии и Академия наук СССР определяли точки на карте, где следовало бы пробурить первые опорные скважины. Обессиленная войной страна нуждалась в полезных ископаемых. Пробурить несколько скважин наметили и на территории округа.

В 1951 году в Ханты-Мансийске, в районе Долины ручьев стали бурить одну из первых в Западной Сибири разведочных скважин на нефть. Опыта бурения еще не было, и аварии случались одна за другой. Только в 1954 году завершились работы. Геологи рассчитывали получить нефть, но из недр выплескивалась минеральная вода. Позже, в 1960-е годы, на месте первой скважины построили водолечебницу.


  • Округу – 30 лет
Шаим предотвратил катастрофу
В 1960 году, когда страна готовилась к полету в космос (в марте был сформирован отряд космонавтов, куда вошел и Юрий Гагарин), Ханты-Мансийский округ приступил к штурму недр.

Открытие газа в Березово в 1953 году утроило поиски нефти. Летом 1959 года на шаимскую землю прибыли буровики под руководством Семена Урусова. Только третья пробуренная скважина, номер шесть, на берегу Конды дала долгожданный фонтан.

21 июня 1960 года начальник Шаимской нефтеразведочной экспедиции Михаил Шалавин докладывал о высоких дебитах.
«Первая сибирская нефть получена!» – рапортовали все газеты с фотографиями умывающихся нефтью первопроходцев на первых полосах. Шаимская нефть подтвердила их прогнозы: край богат углеводородами. Надо только искать.
Примечательная деталь: первым, кто привез в окружную столицу с нового месторождения пробирку с шаимской нефтью, был заведующий промышленным отделом редакции газеты «Ленинская правда» Борис Прибыльский.

Открытие Шаима придало мощный импульс развитию округа, ставшего вскоре основным нефтедобывающим регионом России.
Надо сказать, геологи своими открытиями остановили проект строительства Нижнеобской электростанции. Искусственное море, по площади в три раза превышающее озеро Байкал, затопило бы поселки, примыкающие к Оби, и будущие нефтяные месторождения.

Дело в том, что кто-то наверху посчитал, что в Западной Сибири выгоднее вырабатывать электроэнергию, чем добывать нефть. Тем не менее геологи получили отсрочку. Найдут перспективные месторождения – строительство ГЭС отменят, не найдут – затопят огромную территорию. Но геологи нашли. Как в свое время заметил писатель Сергей Залыгин, поддержавший своими страстными статьями в «Литературной газете» сибирских геологов, «месторождения пошли, как грибы». Таким образом, шаимская нефть стала главным подарком округу к его тридцатилетию.

Теги статьи: #Югре 90 #Краеведение #КМНС

Автор текста: Ольга Маслова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии