90.5391   $ 75.6826





×
В Югре
0

Подруги фронтовые

Уважаемые читатели! В феврале этого года исполнилось 35 лет со дня основания знаменитого клуба «Фронтовые подруги». Он был создан в год 40-летия Победы сургутянками — участницами Великой Отечественной войны. За три с половиной десятка лет участницами клуба были свыше 200 женщин-фронтовиков. Ныне с нами рядом единственная участница клуба — Зоя Александровна Кудинова, медсестра батальонного авиационного отряда. В конце июня этого года ей исполнилось 99 лет. В 2000 году из печати вышел сборник воспоминаний участниц Великой Отечественной войны «Фронтовые подруги». На страницах этой небольшой книжечки — пронзительная история войны глазами женщин.



​​Тетеньки-дяденьки, я заминирован…
Катя Желанова родилась в живописнейшем месте нашего края — селе Тундрино. За год до начала войны окончила Тобольское медицинское училище и была направлена на работу в одно из сел Омской области. Там, можно сказать, и начался для нее фронт. С объявлением войны Катя была зачислена в эвакогоспиталь, а затем мобилизована на фронт. В дивизии в Черемушках, что под Омском, многие наши земляки прошли военную подготовку. В считанные месяцы была обучена там и Катя, а затем направлена в составе дивизии под Сталинград. «Над нашим расположением завязался воздушный бой. Как мы тогда уцелели?.. — вспоминает на страницах книги Екатерина Маркеловна. — О себе думалось меньше всего — переползали и подбирали раненных. 
А это непросто: под огнем в полном обмундировании выносить раненных больше тебя весом. А скольких пришлось вынести за всю войну — страшно подумать! За это и была награждена орденом Красной Звезды». Неизвестно откуда брались силы у хрупких девушек-санинструкторов. Екатерина Маркеловна отмечает, что только небезразличие к чужому горю давало силы.
Воспоминаний ее — на две странички, но прочитав их, никогда не забудешь описанного. «Однажды мы стояли на Северном Донце (приток Дона — прим. авт.), там от двух деревень — Большой и Малой Еремовок — остались только остовы печных труб, лишь один дом уцелел — в нем был немецкий штаб. На спиленном дереве сидел мальчик лет 5–6, он назвал себя Гришей, и кричал: «Тетеньки-дяденьки, не ходите, я заминирован!» А кругом было все поле заминировано. После того как участок разминировали, мальчика взяли с собой. Но перед этим младший лейтенант Кучмаров подорвался на мине — мальчик был приманкой».
День Победы Катя Желанова встретила в Берлине. «…Стою в центре фашистского логова, смотрю… Полуразрушенный рейхстаг выглядит жалко. Хочу понять, почему эти люди развязали самую чудовищную за всю историю человечества войну? Невозможно забыть о тех, кто сложил свои головы в борьбе против фашизма, за солнце, за любовь и счастье!»




Свои — не свои, а «сердце в пятках»
Лариса Золотухина, чье имя неразрывно связано с сургутским клубом «Фронтовые подруги», родом из Курской области. К началу войны она окончила первый курс Брянского лесотехнического института и только что завершила геодезическую практику. С объявлением войны Лариса записалась в санитарную дружину института. На фронт она попала в 1943 году, уже имея опыт работы с раненными. А попала в самое пекло Курской битвы… После этой битвы для Ларисы Ивановны были наиболее памятны жестокие бои на Корсунь-Шевченковском направлении. Полк, в составе которого она воевала, стоял на внешнем кольце и отражал атаки немцев, выручавших окруженную группировку. Немцы прорвались, и полк, отступая, уходил оврагами под обстрелами немецких «тигров».
Молодому санинструктору было страшно. Однако ее ожидало новое испытание: двое не эвакуированных раненных, которых нужно было забрать с собой. Командир полка нашел возницу и приказал быть в распоряжении. «Поехали, — вспоминает Лариса Ивановна. — Стемнело как-то сразу, и тьма поглотила все вокруг. В тех местах было много глубоких оврагов и утлых мостиков на дне. Въехав в один их них, телега стала. Понукания возницы привели к тому, что лошадь, дернувшись вперед, оторвала передок телеги, и возница вместе с лошадью растаяли во мгле, а мои призывы «Дядечка, дядечка!» ни к чему не привели. Положение просто безвыходное. И тут я слышу приглушенный рокот танковых моторов с противоположной стороны оврага. Чьи танки? Мороз по коже! Но выход один — идти навстречу, потому что даже свои танку телегу сметут с мостика вместе с раненными.
Пошла. В тот момент я поняла, что такое «сердце в пятках». Старалась не издавать звуков, не чавкать грязью. Вижу танки, но чьи? У переднего, склонившись к подфарнику, несколько танкистов что-то рассматривают — наверное, карту. Слышу говор, но понять не могу: свои или немцы? Подхожу ближе, и вдруг — о, счастье! — кто-то из танкистов громко вскрикнул «..мать!». Свои — радости нет предела! В одной безрукавке поверх гимнастерки (шинелью укрыла раненного), я их даже напугала. «Сестренка, что ты тут делаешь? Ты откуда? — посыпались мне вопросы – Ну, как там?». Помогли танкисты Ларисе, а она еще несколько дней потом разыскивала свою часть и догнала ее в деревне Медвин.
Победу Лариса Золотухина встретила в Восточной Пруссии. Она тоже пыталась понять, зачем эти люди развязали войну… В начале 1945 года под Кенигсбергом она видела убитых немецких солдат, цепочкой лежащих у кромки моря: «…Набегающая волна тихо шевелит их светлые волосы. До сих пор не пойму, почему они лежали лицом к морю? Подхожу ближе. Лица совсем молодые, ребятам не больше 15–16 лет. В сердце нет ненависти, а лишь чувство сожаления и вопрос: зачем вы шли к нам, и что получили?»




Остался жив только один
Аня Букреева из села Котово Волгоградской области записалась добровольцем в ряды Красной Армии в 1942 году. Он попала в роту связистов и была направлена в Новороссийск. Под бомбежками добиралась рота пешком в Геленджик, где молодые связисты получили обмундирование и были отправлены в школу младших командиров связи в Поти. Отучившись совсем немного, Аня попала служить на Главную военно-морскую базу Черноморского флота, где были сосредоточены все военные корабли, подводные лодки, сторожевые катера, перебазированные их Севастополя и Новороссийска.
«Я служила в части по обеспечению кораблей и всей техники горюче-смазочными материалами, — рассказывает на страницах книги Анна Семеновна. — Корабли заправлялись в любое время суток, под бомбежкой и обстрелами. Отдыхали только по приказу командира часа три-четыре, а то и этого не было. Мне по службе приходилось посещать каждый корабль по прибытии на базу и перед уходом в бой.
В марте 1943 года ушли на задание три эскадренных миноносца: «Бойкий», «Быстрый», «Беспощадный». Разведка сообщила, что в румынском порту много военных кораблей противника. Наши корабли, войдя в порт, расстреляли все, что там было, и возвращались домой. В ночном море немецкие подводные лодки торпедировали наши корабли. Когда поступил сигнал SOS, корабли и гидросамолеты вышли на поиски, но было уже поздно. В это время года в море очень холодно, и продержаться долго на воде было невозможно. Только один матрос остался жив, он-то и рассказал, как все было. А знали мы очень многих их тех, кто погиб, провожали их в порту. В порту долго был траур».
День Победы Анна Семеновна встретила на своем боевом посту. Поздравления принимали от командующего Черноморским военно-морским флотом адмирала Октябрьского. Демобилизована Аня Букреева была лишь в октябре 1945 года.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии