×
Общество
0

Полина Хурюмова

Сегодня жительница Урая Полина Ивановна Хурюмова – ветеран трудового фронта, имеет и другие правительственные награды. Она часто встречается с детьми и рассказывает им о своем непростом военном детстве и о трудовой деятельности в Кондинском районе. В далеком 1944 году ее назвали врагом народа и сослали на Север.

Полина вместе с мамой Евдокией Игнатьевной Хурюмовой жила в Калмыкской АССР. По сохранившимся фотографиям можно определить, что в школе она вступила в пионеры и хорошо училась. Когда началась война, она окончила шесть классов. Евдокия Игнатьевна работала техничкой. В 1941 году, 22 июня, Полина с мамой возвращались домой из степи, где собирали бурьян для отопления печи. Обе несли по вязанке бурьяна, когда вдруг услышали крики: «Война! Война началась!». Девочка про себя подумала: «Ну началась, ну и что. Завтра закончится». Но нет, она, проклятая, длилась почти четыре года. Это были тяжелые голодные времена.

Зимой 1944 года Полина готовилась с подругами к новогоднему празднику, но вдруг в поселке началась паника, люди узнали, что они должны покинуть свои дома. Они – враги народа. По приказу Сталина калмыков начали массово переселять в Тюменскую область. Жителей стали грузить в товарный поезд. Эшелон переселенцев по железной дороге поехал на восток. В вагонах «телятниках» везли женщин с детьми, обессиленных, голодных. Разрешили с собой взять вещи – кто сколько мог унести. Дорогой вагоны продувались холодными ветрами. Были случаи, когда из-за холода люди умирали, их выносили и грузили в последний вагон.

У Полины на всю жизнь остался перед глазами разрушенный город Сталинград. Больше трех часов состав стоял на железнодорожной станции в ожидании пополнения калмыков из районов Приволжья. У Полины была возможность спрыгнуть с поезда и убежать из этого страшного вагона, но не на кого было оставить маму, это обстоятельство и удержало шестнадцатилетнюю девочку. Во время остановок, где-нибудь на разъездах, охранники разносили еду: то похлебку, то кусок хлеба. Но холод давал о себе знать. Полину с мамой спасало то, что они взяли с собой теплые вещи и могли в них завернуться.

Переселенцев привезли на юг Тюменской области, распределили на подводы и повезли по деревням. Полина увидела вокруг деревья и задала извозчику вопрос: «Почему деревья побелены? Кто лес побелил?» И услышала ответ, что это березы. Ведь у них в Калмыкии не росли эти деревья, а были только мощные дубы. Дорогой Евдокия Игнатьевна заболела, поэтому Полина сразу пошла работать в колхоз на скотный двор в деревне Карниловке совхоза «Петровский». Переселенцам государство давало муку, денег не было, поэтому приходилось на базар носить кое-какие сохранившиеся вещи, которые взяли из дома, и менять их на продукты. Последним, что выменяли на ведро картошки и старое пожелтевшее сало, была перина. Благодаря этим продуктам Евдокия Игнатьевна постепенно стала выздоравливать.

Полина на ферме работала в паре с пареньком-подростком. Заведующая фермой после дойки коров, разрешала всем дояркам и детям, которые ухаживали за коровами, выпить по полулитровой кружке молока. Но выносить с фермы ничего не разрешалось. Полина очень расстраивалась, что не могла угостить свою маму парным молоком.

Весной 1944 года, когда с рек Тура и Иртыш сошел снег, переселенцев привезли в Тюмень и на пароходах отправили до Ханты-Мансийска. Три дня люди ждали распределение, и вот пароход «Гашунин» повез Полину с мамой и еще три семьи в Кондинский район, где нужна была рабочая сила. Пароход причалил около деревни Сатыга, к берегу бежали местные жители – манси, чтобы посмотреть на врагов народа. Увидели обессиленных, исхудавших женщин и детей. Вскоре им принесли рыбы. Председатель колхоза дал указание раздавать ежедневно переселенцам мелкую рыбу, которая оставалась после рассортировки. Это были колючие окуньки и чебаки. Конечно, вначале разделывать рыбу не умели, что из нее можно приготовить и как, не знали. Только отваривали в воде. Ни масла, ни соли не было, так и ели похлебку с рыбой. Так наелись рыбы в военные годы, что Полина думала, что в дальнейшем она даже смотреть на нее не сможет.

Полина сразу же по приезде устроилась работать в совхоз «Третья Пятилетка», главная контора находилась в поселке Совлинский. Раз в месяц туда приезжал представитель НКВД (комендант), и переселенцы ходили отмечаться, расписывались в документе. Конечно, все это было унизительно, люди не знали, за что они стали врагами народа. О Дне Победы узнали в Совлинском. Конечно, радость и слезы были у всего населения, стали ждать возвращения солдат. Ездили летом на сенокос вниз по Конде за Половинку, заготавливали сено для коров совхоза. После возвращались в Совлинский, где на полях поспевал овес, его срезали, вязали снопы, молотили. Круглый год трудились с утра до позднего вечера.

В 1949–50 годах зимой Полину отправляли от совхоза в Урайский леспромхоз на заготовку леса. Ручной пилой пилили деревья, валили, очищали от веток и сучьев и на лошадях вывозили 6–8 метровые стволы деревьев к реке. Рабочие Григорий Зольников и Виктор Баталов замеряли стволы деревьев, проверяли их качество, сортировали древесину. Строевой лес спускали к реке, дровяной, с поврежденной древесиной, – шел на заготовку дров. Бригада рабочих на замерзшей реке делала плоты, связывая спиленные деревья между собой. Итак на протяжении всей зимы вдоль реки на льду лежали сотни деревьев, готовые к сплаву. Весной, после таянья снега, ледохода, плоты по течению реки сплавляли на Иртыш. На плотах размещалась столовая, шалаши для сплавщиков, ведь это путешествие могло продолжаться больше месяца.

В 1952 году Полину от совхоза отправили на трехмесячные курсы трактористов в Леуши. На этих курсах учились в основном парни и две-три девушки. Познакомившись с Галей Елисеевой, Полина после занятий ходила с подругой пилить дрова в лес, чтобы дополнительно получать заработную плату. Деревья кололи, складывали прямо в лесу в поленницу. Дрова шли на отопление помещений. Так было на протяжении двух месяцев. В выходные дни, когда не было занятий, Полина и Галя уходили в лес на заготовку дров на целый день. За счет зарплаты и питались во время учебы, за деньги можно было купить продукты в магазине или картошку у местных жителей.

После окончания учебы Полина вернулась в совхоз, хотелось сразу же сесть на трактор, но ее поставили учетчицей. И как бы ни сопротивлялась девушка, председатель не изменил своего решения. Полина боялась, что не справится со своими обязанностями, нужно было бегать по полям, измерять, кто сколько вспахал, сколько взборонил. Так отработала лето, а к осени ее поставили помощницей на трактор, на котором работал Константин Матвеевич Смирных. Парень молодой, работящий.

Полина с мамой к этому времени купили корову, у них был свой огород. И тогда помогать по хозяйству им стал Константин. Вместе ходили на сенокос, заготавливали дрова на зиму, да и работали на тракторе. В 1953 году молодые зарегистрировали брак, а в 1954-м в семье родилась первая дочь. В дальнейшем у молодых родилось еще трое детей.

В последующие годы стали объединять хозяйства и, хотя в совхозе была и звероферма, на которой выращивали черно-бурых лисиц, и ферма с коровами, лошадьми – все передали в поселки Дальний и Лиственничный. За хорошую работу в совхозе семье Смирных выделили легковую машину, и они переехали жить в Дальний, там они поселились в квартиру в доме на два хозяина. Зимой жить в нем было холодно, все кругом продувало. Был свой огород, с которого получали хороший урожай картошки. Первыми помощниками по хозяйству в семье были дети.

Полина Ивановна, показывая архивную справку о переселении и справку о реабилитации, вздыхает и говорит:

– Никак не могу понять, как я, шестнадцатилетняя девчонка и моя мама, которая одна меня воспитывала, могли стать врагами народа. Ведь если бы не это обстоятельство, по-другому бы сложилась наша жизнь, не было бы столько унижений. Только по этой причине меня не приняли в комсомол, я не пошла дальше учиться.

Со временем семья Смирных в Урае купила благоустроенную квартиру, живи да радуйся. Полина Ивановна с Константином Матвеевичем прожили вместе 58 лет.

– И не думала за него выходить замуж, а вот жизнь прожили, да как еще прожили, – признается Полина Ивановна.

В 2011 году ушел из жизни Константин Матвеевич. Сегодня Полина Ивановна живет в окружении детей и внуков, у нее есть правнучка.

– Как в Царстве небесном живу, – шутит женщина.

По материалам Ольги Гавриловой подготовила Ольга Ступак

Фото из архива семьи Смирных

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии