Выбран регион
×
Общество
0

Попасть сложно – уйти невозможно

Сургутские бортпроводницы — о дождливой Англии, простом человеке Хабенском и романтике своего дела


Светлана Михальчук и Наира Хачатрян пришли в авиацию в 2009–2010 годах. Будучи совсем юными, они отправили свои резюме в авиакомпанию Utair на удачу, не особенно веря в успех «авантюры». Сейчас ни одна из них не может представить себя в другой профессии. Две подруги по VIP-отряду региональной авиакомпании в один голос говорят: небо и самолеты — это любовь, которая не проходит.

Дипломированные инженер и экономист
Сейчас эти две девушки друг другу как сестры. Они чаще находятся вместе, чем порознь: в рейсах и в гостиницах проводят больше времени, нежели дома. Впрочем, еще десять лет назад все было совсем иначе. Спокойная и рассудительная Наира осваивала в Сургуте профессию экономиста, общительная и непосредственная Светлана училась на инженера в строительном вузе Тюмени.
— В авиацию я попала случайно, никогда не мечтала об этой  работе. Притом я всегда любила путешествовать, в детстве обожала летать на самолетах. Мне также нравилось изучать и практиковать английский язык, — вспоминает Наира. — Я увидела информацию о наличии вакансии и решила попробовать себя. Сначала был конкурс, обширная медкомиссия, а затем нас отправили на трехмесячное обучение в Тюмень. После этого приступила к работе.
— Я никогда не планировала стать бортпроводницей, — говорит Светлана. — Более того, мне казалось, что для меня это недосягаемый уровень. Я также услышала о проведении конкурса на должность бортпроводницы и решила попробовать силы вместе с сокурсницей. Как потом оказалось, с той же целью туда пришло еще несколько человек из нашего университета. В итоге работать осталась только я.

Арсенал ценных качеств и красота в придачу
В беседе девушки не раз упомянули о конкурсе по трудоустройству. Кандидаты должны быть высокого роста, чтобы иметь возможность помогать пассажирам, обладать отменным здоровьем, правильной и четкой речью, умением все время учиться и целым багажом ценных личностных качеств — все это лишь неполный список требований, которые предъявляет современная авиация к бортпроводникам.
— Кроме того, это должен быть коммуникабельный, стрессоустойчивый человек, готовый всегда прийти на помощь, — добавляет Наира Хачатрян.
Нередко бортпроводники сталкиваются со стереотипом о том, что в их профессии главное — хорошо выглядеть, особенно если речь идет о прекрасной половине экипажа, а остальное, дескать, на втором плане. Наши героини своим примером подтверждают, что это абсолютно не так. Прежде всего, бортпроводников обучают дисциплинам, которые связаны с авиационной безопасностью.
— В учебном центре в нашей подготовке не допускалась оценка «три», только «четыре» и «пять» по всем дисциплинам. А у бортпроводника-инструктора — только «пятерка», — говорит Светлана Михальчук.
Впрочем, в отношении внешнего вида бортпроводников действительно регламентированы очень строгие правила. Вот только часть из них: одежда должна сидеть по фигуре, быть опрятной и идеально выглаженной; на туфлях у девушек не должно быть дефектов; колготки могут быть только натурального цвета; нельзя отращивать длинные ногти и красить их в яркие цвета; макияж должен быть естественным и не бросаться в глаза; на элементах внешнего вида не должно быть камней и страз.
— Нам также запрещено носить все украшения, кроме часов. Часы в этом случае выполняют другую функцию, и они обязательно должны иметь секундную стрелку, — добавляет Светлана.     

О голосе Хабенского и европейских круассанах
Все эти правила обозначены в нормативных документах. За исполнением требований, поддержанием компетенций и навыков у стюардов отвечает бортпроводник-инструктор. Такую квалификацию совсем недавно получила Светлана Михальчук. Ее коллега Наира Хачатрян имеет допуск к полетам бортпроводником-бригадиром. Сургутянкам не раз приходилось обслуживать рейсы, где их пассажирами были артисты и спортсмены, творческие коллективы.
— В ходе таких рейсов происходит огромный обмен энергией с пассажирами, — говорит Светлана. — Мы часто вспоминаем, как провели несколько полетов с труппой Мариинского театра и актером Константином Хабенским. Это очень простой в общении человек. Он не раз подходил к нашей бригаде, просил прочесть в микрофон какие-либо обращения к коллегам. Мы даже разрешили ему зачитать информацию, не связанную с безопасностью полета, — текст о компоновке самолета. Для всех было огромным удовольствием послушать этот отрывок в исполнении актера. Иногда пассажиры заказных рейсов просят пройти с тележкой и раздать еду или напитки, бывает, самостоятельно наливают кофе для коллег. Такие безобидные вещи мы можем им позволить.
Очень часто наши героини выполняют полеты в страны Европы и Ближнего Зарубежья и остаются там на 2–4 дня. К таким поездкам бортпроводники относятся как к мини-отпуску и возвращаются из них с новыми силами и вдохновением. Прогулка по живописным улицам Барселоны или изучение лондонских достопримечательностей — очень приятный бонус от любимой профессии.
— В каждой командировке есть какие-то особенные впечатления, — рассказывает Наира. — Например, мы со Светой обожаем завтраки в европейских гостиницах: нигде нет таких вкусных круассанов с шоколадной пастой! И даже когда мы прилетаем в 5 утра, встаем в 7, чтобы успеть на завтрак.  

Аэрофобам — повышенное внимание
Если полеты с творческими коллективами чаще всего получаются непринужденными, то в иных ситуациях бортпроводницы нередко сталкиваются с напряжением со стороны пассажиров. Связано это с явлениями аэрофобии.
— Пассажиров, которые боятся летать, видно сразу, — рассказывает Наира Хачатрян. — Они очень внимательно смотрят на бортпроводников. Нередко, когда мы приветствуем их на борту, говоря: «Доброе утро», — они отвечают: «А доброе ли оно?». Спрашивают также: «Долетим ли мы?». Такие люди все время оглядываются по сторонам, вжимаются в кресло, теребят что-нибудь в руках.
Подобным пассажирам экипаж оказывает максимальное внимание, их стараются отвлечь и успокоить. С паническими атаками аэрофобов наши героини не сталкивались: обычно такие люди замыкаются и переживают стресс в пассивном состоянии. Что касается самих членов экипажа, то они, конечно, подобного волнения не испытывают.
— Полет — это огромное удовольствие! Когда я лечу пассажиром, то закрываю глаза и испытываю чувство эйфории. Когда захожу в самолет, у меня нет ощущения, что мне предстоит какое-то сложное испытание. Наше состояние не особо отличается от состояния людей, которые работают в офисе, — приводит пример Светлана Михальчук.
Ошибочно предполагать, что бортпроводники отвечают только за сервис на борту самолета. Обеспечение безопасности также в значительной степени зависит от их работы. Они, например, проводят такую процедуру, как профайлинг. Это анализ состояния пассажиров, которые входят в самолет. Оценивается их внешний вид и психоэмоциональное поведение.
— В наших документах по безопасности также прописано, что шуток на тему авиабезопасности быть не может, — продолжает Светлана. — Любую, даже самую абсурдную шутку относительно, например, оружия, взрывных устройств или захвата, мы воспринимаем как угрозу. Мы не можем позволить себе рисковать жизнями людей.
Девушки посвятили этой работе уже десять лет и не представляют, как могли бы от нее отказаться. Они не загадывают, как ситуация сложится после того, как они создадут свои семьи. «Вопросы нужно решать по мере их поступления», — говорит Наира. Одно известно точно, обе бортпроводницы хотели бы служить авиации до тех пор, пока позволяет здоровье.
— Не так-то просто уйти из авиации, если ты влюблен в небо и полеты, — завершают беседу наши героини.

Цитата
Светлана Михальчук: 
«Шуток на тему авиабезопасности быть не может. Мы не можем позволить себе рисковать жизнями людей»

Теги статьи: #Бортпроводницы

Автор текста: Наталья Антонова    Автор фото: Ирина Швец

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии