×
Здоровье
0

Представитель Минздрава РФ спрогнозировал окончание эпидемии COVID-19

Вадим Тестов: «Федеральная помощь в борьбе с коронавирусом Югре не требуется»


Заместитель директора по организационно-методической работе Национального медицинского исследовательского центра фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний, кандидат медицинских наук Вадим Тестов подвел итоги визита делегации Министерства здравоохранения РФ в Югру.

«Больных у вас не больше. Вы просто выявляете их чаще — на ранней стадии»

— Мы смогли посмотреть работу больниц и поликлиник городов Ханты-Мансийска, Сургута и Когалыма. Медучреждения Югры, прежде всего, достаточно хорошо оснащены в материальном плане: медицинское оборудование, достаточно хорошие условия в больницах и поликлиниках, в госпитальных подразделениях. Практически все медицинские организации, которые мы посетили в этих городах, отремонтированы, имеют необходимые коммуникации. Прежде всего, по обеспечению кислородом, поскольку это один из элементов лечения при дыхательной недостаточности, которая возникает при заболевании COVID-19. У вас достаточно хорошая обеспеченность медицинскими кадрами, прежде всего врачебным персоналом. В этом, наверное, заслуга ваших медицинских университетов, которых целых два на субъект. Ваши медицинские организации вполне успешно справляются с ситуацией, хотя у населения имеют право быть претензии по тем или иным поводам к медицинским организациям. Но надо также понимать, что вся система здравоохранения страны находится в нестандартной ситуации. Исходя из этих условий, я могу охарактеризовать уровень оказания медицинской помощи в ХМАО как весьма удовлетворительный и хороший.

— Почему тогда у нас на протяжении нескольких недель растет число заболевших?

— Регион достаточно хорошо обеспечен видами исследований на коронавирус, именно ПЦР-тестами. У вас охват населения этим исследованием выше общероссийского уровня. Прирост больных среди населения высок не потому, что у вас какие-то очень высокие показатели заболеваемости, а потому что вы это видите вовремя. Анализ и структура заболевших показывает, что в Югре большое число общих случаев заболевания, но тяжелых случаев гораздо меньше, чем показывает мировая статистика. Вы просто выявляете пациентов на ранней стадии гораздо больше, чем в целом по стране и в мире.

«Югра справится. В дополнительной федеральной помощи мы не видим никакого смысла»

— Это единственная наша специфика?

— Мы отлично понимаем, что вы несколько специфический субъект со значительным количеством вахтового населения, которое приезжает из разных регионов и является иногда дополнительным источником инфекции в регион. Субъекты Российской Федерации, у которых данного фактора нет, находятся в гораздо лучшей ситуации именно поэтому. К тому же вахтовые работники постоянно находятся в тесном контакте друг с другом и поэтому любые происходящие там неблагополучия в эпидемической сфере превращаются в локальные вспышки. Но Югре удается локализовать такие вспышки. Эту практику нужно будет рассмотреть подробнее.

— Есть ли у нас необходимость привлекать для борьбы с пандемией дополнительные силы, в том числе из федерального центра, о которых говорил президент России Владимир Путин?

— Сил и средств у вас достаточно, чтобы справиться с ситуацией самостоятельно. По крайней мере, на данный период. Полностью говорить о том, что мы смогли справиться с распространением COVID-19, можно будет, когда будут решены основные проблемы с иммунизацией населения к этой инфекции. Это общий принцип всех эпидемий и развития эпидемического процесса. На данный момент основная задача — адекватное парирование эпидемических вызовов, которые имеют место быть и которые не пройдут завтра и даже послезавтра. Но ваша система здравоохранения к этому готова, Югра справится. В дополнительной федеральной помощи мы не видим никакого смысла.

— Что необходимо сделать, чтобы остановить рост заболеваемости?

— У меня, как специалиста, который с февраля месяца постоянно бывает в российских регионах, удивляет и настораживает пренебрежение жителей Югры к масочному режиму. Это бросается в глаза. Мы должны хорошо понимать: государство начинает снимать ограничительные меры — жизнь должна продолжаться. И у нас есть возможности, резервы системы здравоохранения, чтобы нивелировать негативные последствия. Но для того, чтобы вернуться к работе, к социальной и культурной жизни, придется выполнять две принципиальные рекомендации из ограничительных мер: это строгий масочный режим и недопущение массовых мероприятий — соблюдение социальной дистанции. Этот вопрос мы обсудили с администрацией Сургута. Жесткое соблюдение этих условий может помочь вам до появления вакцины.

«Маска защищает не здорового, а от больного»

— Развейте миф о том, что маски не работают.

— Миф всегда развеять сложно. Он базируется не на научных данных, а на личных убеждениях. То, что маска работает — научный факт, который не в состоянии опровергнуть ни один научный специалист в этой области. Мы должны понять, откуда возник этот миф. Скорее всего, из не совсем верной интерпретации общественностью механизма работы маски, о котором говорят все специалисты. Если вы полагаете, что маска защитит вас лично, здорового человека, от больного инфекцией, то это не так. Она вас не защитит, если она надета на вас, но не на нем. Но маска прекрасно защищает всех остальных от инфицированного, если она надета на него. Основной путь передачи — воздушно-капельный. Это разговор, чихание, кашель. Если на больном находится маска, облако никуда не распространяется, и вы в безопасности.

— То есть, смысл 100%-ного масочного режима в том, чтоб все больные были в масках?

— Именно так. Тогда здоровые будут в безопасности. Маска защищает не здорового, а от больного. Но вы же не знаете, кто больной. Проблема в том, что до 50 % случаев инфекции по российским данным, и до 70 % — по международным, — проходят бессимптомно. Вы можете быть выделителем вируса и де-факто не быть больным, но быть инфекционно-опасным. Тотальный масочный режим работает именно таким образом.

«Эпидемия завершится через полтора-два года, но при нескольких условиях»

— Как долго может продлится сегодняшняя ситуация?

— Мы впервые столкнулись с этой инфекцией, мы не знаем всех ее свойств и только начинаем ее изучать. И для прогнозов мы вынуждены опираться на историю бывших эпидемий, на то, что мы знаем. Это несколько другие эпидемии, мы не знаем, есть ли те же свойства у данного вируса, в том числе – как длительно продолжается иммунитет после заболевания или вакцинации и целый ряд других свойств. В целом мы исходим из расчётно-ожидаемого инфицирования и иммунного ответа у 70-80 % населения. При сегодняшних темпах развития эпидемии можно делать прогноз, что она завершится через полтора-два года. Но надо иметь в виду, что за основу расчета мы берем показатели контролируемой, последовательной, саморазвивающейся эпидемии. Не кризисной, как, к примеру в Италии или Испании.

Что-то подобное эпидемиология видела в 1918-1919 году во время эпидемии «испанки». Мы имели всемирную двухлетнюю пандемию. И когда значительная часть населения вышла на эти показатели, эпидемия благополучно завершилась. Именно поэтому весь мир и ожидает вакцину. Как только она появится, и мы обеспечим действенный, хороший охват вакцинацией с учетом естественного иммунитета не менее 50 %, эпидемия завершится.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии