×
История
0

Радистка Колька

«Героических поступков у меня не было», - скромно говорит о себе Екатерина Марковна Некрасова. В августе 1941 года она добровольцем ушла на войну. Окончила курсы радистов-телеграфистов, воевала на Калининском фронте, была контужена, госпитализирована, демобилизована с инвалидностью.  Затем помогала восстанавливать Ленинград после блокады.

Уходили под «Прощание Славянки»

Когда началась война, Екатерине Некрасовой было 17 лет. Она помнит выпускной вечер в школе в Заводоуковске: артисты ставили сцены из опер, это тогда была редкость. Концерт окончился, и школьники начали разбредаться по домам. Но вдруг услышали, как голос из рупора на стадионе известил о войне.

Парни собрались добровольцами на фронт. В школе, где училась Екатерина Некрасова, было два 10 класса, почти все юноши из них ушли на войну.

- Мы с подружкой тоже подали заявление в военкомат. А военком говорит: «Марш домой, сопли под носом еще не высохли!», - вспоминает Екатерина Марковна, - Об учебе, конечно, уже не думали: нас направили на курсы весовщиков принимать зерно от комбайна. Урожай тогда был очень большой. Старики говорили, что такое случается перед великим голодом.

В начале августа Екатерине Некрасовой пришла повестка из военкомата - тогда срочно набирали связистов. Девушке только в ноябре еще должно было исполниться 18, ее даже хотели отправить обратно домой. Но замены не было, к тому же Екатерина сказала, что в ее документах ошибка, и она на самом деле старше.  18 августа 1941 года она уже приняла присягу. Екатерина Марковна  окончила трехмесячные курсы радистов -телеграфистов.

- Вставали в 6 утра, отбой – в 11 вечера, ходили в обмотках, кальсонах. Одежды теплой не было. Учились бросать гранаты, обязательным было санитарное дело, противохимическая оборона, - рассказывает наша героиня.

Осенью Екатерина Некрасова была направлена в действующую армию на Калининский фронт. 20 ноября в 2 часа ночи она вместе с остальными уходила под «Прощание Славянки» на войну.

- Несмотря на поздний час народу на тротуарах было много, играл оркестр, бабушки нас крестили. Кстати тогда нам выдали теплую одежду: кальсоны простые и с начесом, телогрейки, ватные брюки, подшлемники, из-за которых были видны только глаза, - рассказывает Екатерина Марковна.


Она воевала в пятой стрелковой Краснознаменной дивизии. В ватных штанах и телогрейке Екатерину Некрасову часто принимали за мужчину. «Эй, пацан, тебя как зовут?» - «Колька». Так, порой, Колькой ее и звали.

Ветеран вспоминает, как ехали на фронт на поезде - в теплушке. Дежурный всю дорогу кочегарил буржуйку, но когда спали, шинели примерзали к вагонной стенке.

- На одной из последних стоянок к Ярославлю нас повели в баню. Когда вышли оттуда, слышим - сирены воют. Смотрим, два вагона меняют,  сгорели от бомбежки. Хорошо, что мы все были в бане, никого не ранило.

Еще одна бомбежка была в Бежецке – надо бы разбежаться в разные стороны, а люди, наоборот – в кучу. Но наши «Ястребки» тогда отбили их от немцев.  А однажды вражеский бомбардировщик настиг машину, в которой ехала Екатерина Некрасова, на Калининском шоссе. «Видимо, летел с задания и решил еще над нами потешиться», - говорит наша героиня. Водитель старался ехать быстрей, но машина была со снарядами. В итоге, все четверо пассажиров дошли до дивизии уже пешком.

«Подвигов не было, но служба была нелегкой»

- Я служила радистом недолго, но это не моя вина. В одной из бомбежек меня оглушило, - говорит ветеран.

Екатерина Марковна участвовала в боях за Калинин. Она вспоминает, что когда там подожгли нефтяные баки, казалось, что горит само небо. Потом был Ржев. Из-за потери слуха Екатерину Некрасову перевели на телеграф. В школе она учила азбуку Морзе, и освоилась на телеграфе уже через три дня. Передавала сообщения быстро, без ошибок.


- Дежурили по 12 часов, в основном -  в блиндаже, редко в помещении. Чтобы в сон не клонило – обтирались снегом. Светом в землянке служил патрон, в который наливали бензин с солью и ставили фитиль. Столько копоти было от него, - вспоминает ветеран.

Один раз на фронте Екатерина Некрасова сдавала кровь. Тогда  ранило старшего линейного надсмотрщика, потеря крови была большая.  Стали искать 1 группу. Некоторые мужчины отказались - сами боятся крови. А Екатерина не испугалась. Вспоминает, что за это ей досталась шоколадка и немного отдыха.

Самыми тяжелыми моментами на войне для Екатерины Марковны были бомбежки под Ржевом, когда город переходил из рук в руки. Еще было страшно, когда наши разведчики ворвались на железнодорожную станцию Родня, а там горел амбар с людьми.

- Немцы согнали туда раненых и тех, кто им помогал, и подожгли. Пахло горелым мясом. Это было жутко, - говорит Екатерина Марковна.

Она вспоминает, как в сводке говорили: «Освободили такой-то населенный пункт», а в реальности от пункта одни трубы печные, как часовые стоят. Было страшно, когда проезжали по освобожденной территории, а трупы еще не были убраны и кругом разбитая техника.  

Когда Екатерина Некрасова лежала после контузии в госпитале, там из окна выбросилась молодая врач. Медсанбат всегда был на передовой, в одной из бомбежек медик лишилась обеих ног и не смогла этого пережить.

- Она подтянулась на руках и выбросилась вниз, - вспоминает ветеран.

Жизнь в тылу

После госпиталя в июле 1942 года Екатерина Некрасова была демобилизована. Ее снабдили продуктами – все-таки ехать далеко, в Сибирь, выдали хорошие сапоги и юбку, которую работники госпиталя сшили из гимнастерок. Из Калинина поезд до Москвы, там пересадка.  Ехала Екатерина Марковна в воинском вагоне: кто из госпиталя, кто в эвакуацию, много женщин с детьми.

- Я достала масло, булку хлеба, стала резать. А там девочка лет шести увидела: «Ой, мам, хлеб со с маслом – как это вкусно!» - рассказывая это, Екатерина Марковна не смогла сдержать слез. - Я отдала продукты. Не думала, что в тылу так голодно.

Приехав в Заводоуковск,  Екатерина Некрасова попросилась на авиационный завод.  Сначала ее определили на завод в охрану,  проверять пропуска. Когда здоровье немного поправилось, оформили в цех.

- На заводе мы не знали, что изготовляли. Я была контрольным бракером. Проверяла дерево на влажность, готовила пиломатериал. Предполагали, что делали планера. Но не могли понять, как их увозят. А на ночных бомбардировщиках улетали сразу, как только их получали: летит ночью, тихо, его не слышно и не видно, - поясняет Екатерина Марковна.

Поднимая город из руин

В 1945 году работники завода из Заводоуковска направлялись восстанавливать Ленинград, как «трудовая армия».  Именно по дороге туда Екатерина Марковна узнала о победе:

- На станции Ефимовская я пошла узнать сводку. Неловко наступила на доску, и она сломалась. «Ну все, - думаю, штраф будет или ремонтировать заставят». А пожилой мужчина, идущий мне на встречу говорит: «Дочка, война кончилась, простят!»  

В Ленинград велели везти с собой кошек, в городе было очень много крыс. Приехав, трудовая армия делала черновую зачистку домов - убирали мусор, выносили и грузили в машины обгрызенные мышами и крысами трупы. Потом тела увозили на Пискаревское мемориальное кладбище.

Во время работы у Екатерины Некрасовой заболела рука, она пошла к врачу, но та пристыдила девушку – мол, румянец во всю щеку, отдохнуть захотела, а ленинградцы такое пережили. Екатерина подумала - пройдет. А как возьмет что потяжелее, рука сама разжимается.

- Однажды мы грузили трубы на проволочных стяжках. С краю стояла девушка. У меня рука разжалась, трубы выпали и раздробили девочке ступню. Ночь я проплакала, а утром меня увезли в больницу – парализовало левые руку и ногу, -  заканчивает свой рассказ ветеран.

Восстановилась Екатерина Некрасова через пять месяцев. На передовой у нее погибли отец и младший брат.

- Хочется, чтобы никогда больше не было войны и будущие поколения жили мирно, - желает Екатерина Марковна.  

В Ханты-Мансийск участница войны переехала в 1978 году. Сейчас Екатерине Марковне 95 лет, она вырастила двоих сыновей, у ветерана много внуков и правнуков.  Она награждена Орденом Отечественной войны II степени, медалями: «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», «Ветеран труда».

Женщинам трудового фронта

«Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд»

На юность и молодость Вашу война вам досталась.

Хватило вам горя сполна.

На фронт Вы мужчин проводили.

Работать пришлось от зари до темна.

 

Любую мужскую работу Вы выполняли,

На мосты, переправы лес с корня валили.

На комбайне хлеб убирали,

Рыбачили и грузовые машины водили.

 

От родных ждали письма – угольники с фронта,

А если была похоронка – таили от семьи.

И только подушка, ночная подружка

Знала про горе и слезы твои…..

 

Теперь Вам по 80 и боле, здоровье не блещет,

и с каждым годом Вас меньше.

Желаю, чтоб Ваши дети, внуки и правнуки

Не пережили того, что Вам пришлось пережить.

Чтоб всегда было чистое небо и мир,

И не было больше войны.

Теги статьи: #9 мая #Екатерина Некрасова

Автор текста: Ирина Ахмедова   

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии