90.5391   $ 75.6826





×
Общество
0

Рассказываем чудесную историю иконы из Ханты-Мансийска

Случались ли с вами чудесные истории? О своих чудесах рассказывают известные хантымансийцы Владимир Семенович Семенов и Мария Кузьминична Волдина.

Чудотворная икона
К  вере почетный гражданин Ханты-Мансийска Владимир Семенов, которому сейчас 77 лет, пришел в зрелом возрасте, осознанно, когда стал курировать строительство храмов в столице Югры. В то время он работал заместителем по капитальному строительству главы города Владимира Яковлева.

Мы встретились с ним рано утром в Покровской церкви. Я ждала, пока он по-хозяйски обойдет храм со свечой в руке и подожжет все лампадки, поставит свечки и обратится с короткой молитвой к образам. Вдруг он поманил меня пальцем к себе. Я подошла к иконе Николая Чудотворца в серебряном окладе.
– Эта старинная икона XIХ века, мне привезли ее в подарок из Омска на 60-летие. Но я решил принести ее в Храм, – начал свой рассказ Владимир Семенович. – За два века лик святителя Николая потемнел и только очертания его лица слабо проступали сквозь патину времени. Оклад почистили и поместили икону в придел Николая Чудотворца. Я тогда подумал: станем молиться, и лик просветлеет.
Шли годы, лик оставался темным, прихожане обращались к иконе с молитвами и верили, что святой им поможет.
Кстати сказать, Николай Чудотворец покровительствует путешественникам на суше и воде, поэтому самаровские ямщики и поставили первую церковь на селе в его честь.
– Я как-то поехал подлечиться в санаторий на 21 день. Приезжаю, как обычно, обхожу церковь и направляюсь к иконе Николая Чудотворца. Смотрю – чудо свершилось, лик просветлел! Я побежал к старосте церкви – отцу Александру. Говорю: «Отец Александр, вот мы молились о чуде, оно и свершилось, лик Святителя Николая просветлел!»
Минут десять отец Александр выслушивал радостные восклицания Владимира Семеновича, потом они вместе подошли к иконе, посмотрели. Отец Александр говорит: «Да, и вправду просветлел. Спасибо матушке!»
– Когда я узнал историю о том, как матушка Елена отреставрировала икону, то не расстроился. Потому что и это тоже чудо, что матушка оказалась реставратором и иконописцем, и что отца Александра прислали служить именно в Ханты-Мансийск, он стал старостой нашей церкви и усмотрел темный лик. Да и мне, старику, угодили. Надо же, дождались, пока я уеду. Теперь Николай Чудотворец, как живой, смотрит на нас.
Реставрация
Староста в церкви – все равно что зам. директора по хозяйственной части на предприятии. И ремонт на нем, и управление персоналом, содержание здания и церковной утвари. Матушка Елена – это  жена отца Александра. Ребята вместе учились в Воронежской духовной семинарии, только она – на иконописном отделении. Елена, несмотря на отсутствие иконописной и реставрационной мастерских в Ханты-Мансийске, не  оставила свою профессию. При переезде из Воронежа она взяла с собой инструменты, скальпели, кисти  и минералы для изготовления красок.
– Сняла аккуратно серебряный оклад, он крепится специальными гвоздиками. Под ним на доске увидела саму икону, писанную специально под оклад, то есть, не все ее части прописаны одинаково тщательно, а только лицо и руки. На удивление обнаружилось, что живопись сохранилась хорошо, и образы, и цвет, а потемнел лишь лак. Видимо, икона хранилась под стеклом в хороших условиях, – рассказывает Елена.
Среди всех святых христианского мира святитель Николай имеет самую развитую иконографию. Древнейшим и наиболее распространенным типом икон святого является поясное изображение: когда Николай Чудотворец правой, чуть приподнятой рукой благословляет, а в левой держит закрытое Евангелие. Именно в этой позе изображен святой  на нашей иконе, а вверху по углам, в облачных небесных сферах располагаются фигуры Христа и Богоматери.
– Перед тем как снимать лак, сначала берут мыло, взбивают в пену и ватным тампоном удаляют грязь. Самое ответственное – это подобрать растворитель, потому что можно с лаком снять слой живописи, а это непозволительно.  Начинался подбор с легких растворителей, таких, как водка. Аккуратно в уголочке ватной палочкой делала пробу, наблюдала за воздействием растворителя на лак. Подошел сильный органический растворитель Р-650.


Два дня штришок за штришком ватной палочкой Елена снимала потемневший лак с иконы. Затем сутки просушивала ее, и наконец, нанесла новый, даммарный лак. Что-то подсказало ей сфотографировать икону без оклада. А уж потом Николай Чудотворец опять «оделся» в серебро и занял свое место в приделе.

Вот и вы, дорогие наши читатели, приблизились к чуду: можете лицезреть икону без оклада. А ведь она почти два века представала перед людьми только в серебряных «доспехах», как, впрочем, и теперь в Храме Покрова Пресвятой Богородицы.

Аэросани, езжайте сами
Чудо присутствует в простых казалось бы вещах. Надо только его увидеть. А всем ли это дано? Хантыйская писательница, журналист и поэтесса Мария Кузьминична Волдина говорит, что человек повсюду находится в поле зрения высших сил и рассказала в подтверждение одну дорожную историю, произошедшую в то время, когда она была членом коммунистической партии.
– Тогда в Кышике был госпромхоз, известный на всю страну своей пушниной, рыбаками и охотниками. Отправили нас от газеты с фотокорреспондентом Володей Загваздиным туда на праздник. Была зима, и мы поехали на аэросанях. Полные аэросани набрались: врач с женой, председатель исполкома местного, хромой почтальон с полной сумкой денег, родильница с младенцем и мы.
Раньше нельзя было об этом ни писать, ни говорить, чтобы не было паники, но аэросани часто самовозгорались и взрывались. Потом их перестали поставлять на Север, а тогда  больше не на чем было добираться – и народ ездил.  И вот мы мчимся и вдруг – бах! Хвост поднялся, сани задрались, одна лыжа отвалилась, и мы приземлились обратно на одну лыжу.

Стали обсуждать: на что-то наткнулись или что-то с мотором случилось? Смотрим, а водитель не шевелится. Мы к нему: «Ты живой?» А он белый сидит. Потом очнулся и говорит: «Я на прибор посмотрел и понял: сейчас взорвемся, испугался, что погублю всех вас с младенцем и как будто исчез куда-то. А сейчас вернулся».

До Кышика было не дойти, телефонов тогда сотовых не было (да и не поймали бы они сигнал из глуши), рации – тоже, темнеет зимой рано. Решили идти в Пырь-Ях – 15 км по рыхлому глубокому снегу. Я мысленно обратилась к Богу с просьбой о спасении, но никому об этом не сказала.

Владимир Загваздин был самый высокий из нас, на него повесили почтовую сумку с деньгами, привязали к груди младенца, взяли вещи и пошли. Председатель шел налегке впереди, он каким-то образом в темноте разбирал дорогу. Ночью мы уже были в Пырь-Яхе, все живы и здоровы, нас разместили в конторе.

Тогда мы решили, что нас спас младенец. Мы-то пожили, а он нет ещё. А раз ему одному, да и с матерью не суждено было бы добраться до людей, видимо, и нас Бог помиловал. А может, и водитель успел попросить у высших сил помощи, пока исчезал куда-то...
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии