×
История
0

Рассказываем, за что воевал и погиб Платон Лопарев

Тридцатого ноября исполнится 130 лет со дня рождения Платона Лопарева. Организатор партизанского движения на Обском Севере в годы Гражданской войны, а в мирное время – директор Обь-Тазовской научной рыбохозяйственной станции, он одним из первых подтвердил выход нефти на реке Юган и предрек краю нефтеносное будущее. Но от сталинских репрессий его не уберегли ни боевое прошлое, ни научные достижения.

Племянник «Самаровского петербуржца»
Платон Ильич Лопарев родился в 1890 году в селе Самарово Тобольской губернии в крестьянской семье. Дядя Платона – известный краевед, «самаровский петербуржец», специалист по древнерусской и византийской литературе Хрисанф Лопарев – сыграл в его воспитании немалую роль. Отец Платона умер, когда мальчику было четыре года, и тогда заботы об образовании племянника взял на себя дядя, библиограф Императорской публичной библиотеки.

Платон окончил Тобольское городское училище, в 1915 году – Омское механико-техническое училище, а затем был мобилизован в строительный батальон царской армии в Тюмень.

Когда с началом Гражданской войны армия Колчака двинулась на север, Лопарев организовал антиколчаковское партизанское движение на Обском Севере.

В Государственном архиве Югры хранится написанная Платоном Лопаревым «История гражданской войны на Севере в 1918–1920 гг.», по которой можно судить о настроениях местного населения на тот период:
«Масса крестьянского и туземного населения слабо разбиралась в событиях, привязанная же к куску хлеба и всем прошлым к капиталистам и кулакам, испытывая их широкую закулисную обработку и угрозы, она на этом этапе революции или пассивничала, или шла на поводу у буржуазии. Только впоследствии, когда нагайка белых, чехов и Колчака с прижимом прошлись по спинам крестьянства, когда они испытывали все «прелести» белого самовластия и террора, у них открылись глаза и они более решительно пошли по революционной дороге».
Как покажут дальнейшие события, местное население одинаково боялось и красных, и белых.

Любовь на войне
На войне Платон встретил свою любовь – Клавдию Доронину. Окончив Тобольскую фельдшерско-акушерскую школу, она получила направление в Самаровскую больницу. В 1918–1921 годах там свирепствовал брюшной тиф. Выезжать к больным приходилось за 60–70 верст: зимой на лошадях, летом на лодках. В некоторых домах, как вспоминала Клавдия, болели все поголовно. После того как от тифа умерли работавшие в больнице фельдшеры, Клавдия врачевала в одиночку.

В 1919 году она вышла замуж за красного командира Платона Лопарева и вместе с сестрой, телефонисткой Дарьей Дорониной записалась в его партизанский отряд. В апреле 1920 года Клавдия Петровна вступила в самаровскую ячейку сочувствующих РКП(б),а в августе в семье красного командира родился сын Юрий (он погибнет в самом конце Великой Отечественной).
Но мирная передышка была недолгой.



Крестьянское восстание
В 1921 году началось крестьянское восстание. Его причина – проведение советской властью политики продразверстки и раскулачивания. У многих зажиточных крестьян, рыбопромышленников национализировали сельхозугодья, орудия лова, забрали скот. Лозунг «За Советы без коммунистов!» напугал новую власть, и она бросила все силы на подавление восстания. Повстанцев поддержало аборигенное население. По признанию Платона Лопарева, «лесные жители – остяки, вогулы – приняли почти поголовное участие в восстании».
Лопарев был вызван в Тюмень, вскоре создал там Северный экспедиционный отряд, который двинулся на север, вышел на Обь и уже 11 мая 1921 года освободил село Самарово.

С мятежниками было покончено. Результатом непримиримой классовой борьбы стало не только уничтожение класса собственников, но и обнищание села. В Самарово Клавдия Доронина снова стала работать фельдшером-акушеркой, в 1922 году родила дочь Диану, а в 1924-м вместе с мужем переехала в Тобольск.

В мирной жизни – исследователь
Мирная жизнь красного партизана до назначения в 1930 году начальником научной секции Обьрыбтреста, а затем директором Обь-Тазовской научной рыбохозяйственной станции связана с кооперацией. В апреле 1926-го Комитет Севера принял решение о создании в районах Крайнего Севера интегральной кооперации, призванной заниматься и производством, и снабжением, и кредитованием, и сбытом. К 1929 году доля интегральной кооперации в снабжении составляла 58 процентов, в пушных заготовках – до половины. На Тобольском Севере действовало 16 интегралкооперативов, в которых состояли 3 354 ханты, манси и ненцев. Вместе с кооперативами появились новые фактории, укрепилась материальная и финансовая база северного хозяйства.

Платон Лопарев стал одним из пионеров организации клеточного звероводства в Обь-Иртышье, возглавив в 1928-м строительство первой зверофермы. В том же году Госторг начал строительство около Тобольска пушно-зверового питомника на сто пар американских лисиц. Возглавил стройку Лопарев.
«2 августа 1928 года. Продолжаем вырубку и раскорчевку леса, используем пилы, топоры, лопаты. Работа очень тяжелая, двигается медленно…
21 августа. Утром на пароходе прибыли с фермы в Шеркалах три теменных лисицы, уроженки Германии.
7 ноября. Привет 11-й годовщине Октября! Культура нашего общества растет, а звероводство займет в нем надлежащее место. Мы стараемся это сделать.
19 февраля 1929 года. Сегодня у нас большой день. Постановили организовать общественное питание. За новый быт!
29 марта. В плановой комиссии округа делал доклад о строительстве фермы. Стройка наша признана лучшей. В округе такие достижения имели мы одни», – читаем в дневнике Платона Ильича.
В эти годы Лопарев регулярно сотрудничал с периодическими изданиями, став одним из ведущих авторов журналов «Наш край» и «Уральский охотник». Он первым выступил против массового вылова беззащитных во время половодья лисят, варварской весенней охоты на лосей, когда «по крепкому насту несчастные животные целыми стадами преследуются лыжниками, травятся собаками» и «погибают от ножа охотника или выстрела в упор». Злом, разъедающим охотничье хозяйство Севера, автор назвал и весеннюю охоту за пушным зверем, главным образом за соболем, лисицей и белкой. Лопарев предлагал установить сроки охоты на каждый вид зверя в зависимости от разницы во времени гона и начала линьки, а также запретить скупку весенней пушнины.

Будучи директором в Обь-Тазовской научной рыбохозяйственной станции, он начал исследования, заложившие научные основы рыбной промышленности края.

Нефть возможна!
Невольно Лопарев стал одним из тех, кто в далеком 1934 году предсказал нашему краю нефтяное будущее.

В мае 1934 года, направляясь в Сургутский район по делам службы, он в Самарово встречается с первым секретарем окружкома партии Артуром Сирсоном. Тот просит Лопарева проверить сигналы, поступающие из Сургута от техника Косолапова, будто бы на Югане заметны масляные пятна, свидетельствующие о наличии нефти в недрах. Лопарев добросовестно выполняет задание. 17 июня дает телеграмму в Остяко-Вогульский окружком партии, в которой сообщает, что «высокий уровень воды устранил возможность взятия проб», тем не менее «собранный материал заставляет предполагать действительно естественный выход нефти»… Учитывая, что обнаружение нефти в Югане «коренным образом изменило бы экономику» края, пишет он, «необходимо срочно изыскать средства на проверку сведений и изыскание».
Напомним, что вскоре экспедиция Виктора Васильева, направленного из Москвы на Юган, подтвердила предположение о наличии нефти в крае.

Смерть Платона Ильича
Лопарева арестовали в 1937 году в связи с делом Угланова, с которым он работал в Обьгосрыбтресте и которого считал своим учителем. В 1920-е годы тот возглавлял партийные организации Петроградской и Московской областей, был секретарем ЦК ВКП(б) и кандидатом в члены политбюро ЦК партии. Известно, что он открыто выступал против насильственной коллективизации, культа Сталина. За свои взгляды был снят с партийной работы как участник правой оппозиции ВКП(б) и фактически сослан в Тобольск.

Угланов, будучи управляющим треста, очень много сделал для улучшения условий труда и быта работников: были построены многоквартирные дома в Тобольске, открыты рабочие столовые, детсады, пионерские лагеря, клуб имени Профинтерна, городской стадион «Рыбник Севера». При нем было завершено строительство пяти северных рыбозаводов и двух рыбокомбинатов.

В 1936 году Угланов был арестован по обвинению в антисоветском контрреволюционном заговоре и шпионаже в пользу фашистской Германии и в 1937-м расстрелян. Вместе с ним жертвами репрессий стали более 200 работников треста, в том числе и Платон Лопарев. Но есть версия, что от него НКВД пытался добиться показаний о местонахождении спрятанных колчаковцами ценностей сибирского белого движения.

Жена «врага народа», участница партизанского движения Клавдия Доронина писала письма с просьбами пересмотреть дело, но ее мольбы ничего не изменили. В 1938 году Лопарев был расстрелян в Омске. Клавдия Петровна продолжила врачебную деятельность, в годы войны выезжала на борьбу с сыпным тифом в Тобольском районе, преподавала в акушерско-фельдшерской школе. Она прожила долгую жизнь, дождалась реабилитации мужа в 1957 году, в невиновность которого всегда верила.

В 1972 году решением исполнительного комитета Ханты-Мансийского городского совета депутатов трудящихся Клавдии Дорониной присвоено звание «Почетный гражданин города Ханты-Мансийска».
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии