×
История
0

«С наше повоюйте хоть бы год…»

13 января – День российской печати. Накануне этой даты мы решили напомнить нашим читателям, как работала окружная газета в годы Великой Отечественной войны.


Газета на передовой…
Седьмого января 1941 года «Остяко-Вогульская правда» вышла с новым названием – «Сталинская трибуна». Через несколько месяцев газета, как и вся страна, вступит в схватку с фашистской Германией. Слово журналистов, авторов газеты станет мобилизующим, призовет жителей округа на защиту рубежей страны и самоотверженный труд во имя Победы. Испытания, которые предстоит в течение четырех лет пройти стране, в полной мере разделит и коллектив окружной газеты. Уйдут на фронт работники «Сталинской трибуны»: редактирующий национальную страницу с 1939 года Григорий Лазарев, собкор по Микояновскому району П. Лазарев, завотделом писем Федор Корепанов. Их заменят женщины: так, заведующей отделом писем станет Антонина Моторина. 
С 15 октября 1941 года вместо Алексея Ратникова газету возглавит Григорий Скрипунов. На его долю выпало руководство журналистским коллективом в самый напряженный период военных действий. В апреле 1943 года его переведут на партийную работу, а вместо него редактором назначат Анатолия Цибилева: он будет руководить «Сталинской трибуной» по 1954 год.
В течение четырех лет война будет определять тематику газетных полос: все будет пропитано хроникой военных действий, трудовых свершений и безудержной верой в победу над оккупантом. Будучи далеко от линии фронта, газета все же была на передовой. Не все журналисты оказались в окопах, но те, кто каждый день информировал земляков о положении на фронтах, вели свой бой.
23 июня газета публикует выступление заместителя председателя Совнаркома СССР В. М. Молотова о начале Великой Отечественной войны и указ Президиума Верховного Совета СССР о всеобщей мобилизации. В округе в этот день состоялись митинги, и газета об этом оперативно пишет в материале «Грозен гнев великого советского народа! Враг будет разбит, победа будет за нами!». В частности, «Сталинская трибуна» приводит отрывок из выступления Василия Терещенко, участника войны с белофиннами 1939 года: «Сейчас германский фашизм, как и белофинны, захотели на своей шкуре испытать силу нашего оружия, отвагу и мужество Красной армии. Заявляю наглым фашистам, что мы с ними шутить не будем. Клянусь, товарищи, что, уходя в ряды Красной армии, я буду защищать свою Родину, не щадя своих сил и жизни».

По законам военного времени
Отметим, что в одной связке с журналистами работали и рабочие типографии. В 1934 году, когда Остяко-Вогульский округ был включен в состав Омской области, редакция и типография объединились организационно в издательство «Ханты-Манчи шоп (шой)». Это была крепкая связка: издательство просуществовало 15 лет. 
Типография и газета вместе со всей страной перешли на «военные рельсы». «Сталинская трибуна» вместо четырех полос стала выходить на двух: страна экономила деньги для фронта. С 8 августа приказом по издательству все рабочие и служащие были обязаны посещать занятия по ПВХО (противовоздушная и противохимическая оборона) каждые понедельник, среду и пятницу с 8 до 10 часов вечера. В списке освобожденных от обязательного посещения нет ни одного журналиста, но есть почти все работницы типографии. Это объяснялось производственной необходимостью и тем, что на фронт ушли почти все мужчины: Данилов, Лазарев, Пальянов, Туманов, Шаламов, директор А. М. Поляков. Типографию в военное время возглавила Ольга Симонова.
В типографии ужесточились нормы выработки. Кроме того, рабочих типографии отправляли на полевые работы, заготовку дров, в приказном порядке – на курсы «сельхозобучения рабочих и служащих предприятий и учреждений». В военное лихолетье ужесточилась цензура. И раньше каждый газетный номер, фотография проверялись на благонадежность – это была прерогатива Главлита (Главное управление по делам литературы и издательств). Военное время утроило бдительность цензуры, удесятерило дисциплинарные требования. Из типографии нельзя было выносить макулатуру, бракованные оттиски бланков и газет. Провинившиеся строго наказывались, вплоть до передачи дела в суд. Особенно доставалось охранникам, «допустившим сон на рабочем месте». Выговор с далеко идущими последствиями можно было получить, если, например, работница опоздает к станку после короткого перерыва, предназначенного для кормления ребенка, или перекинется парой фраз через открытое окно типографии с проходящей мимо соседкой.
Любопытную запись находим в книге приказов. 9 мая 1945 года был объявлен выговор охраннику Катковой, которая «покинув свой пост, ушла в печатный цех и занялась разговорами, что крайне недопустимо». Можно только догадываться, какие разговоры вели женщины в день всеобщего ликования, в «праздник со слезами на глазах». Но День Победы не отменил строгие дисциплинарные меры.

ТАСС и наши корреспонденты сообщают…
Но вернемся в 1941 год. Как пишет Новомир Патрикеев, возглавлявший газету в течение 27 лет с семидесятых годов, в условиях военного времени редакции было оформлено специальное удостоверение на право пользования радиоприемником ПР-4 для приема информации ТАСС, согласованное с партийными инстанциями и под особую ответственность. Каждый номер стал заполняться сообщениями Советского информбюро, материалами ТАСС о героических подвигах народа.
В первые дни войны были опубликованы отклики трудящихся округа в ответ на вероломное нападение фашистских захватчиков. 
Вот о чем писала газета уже 25 июня 1941 года:
«23 июня помещение правления колхоза «XV Октябрь» (с. Самарово) заполнили колхозники и колхозницы. Выступавшая па митинге телятница т. Корепанова заявила: «Я готова отдать все силы для защиты своей Родины. Хорошей работой на производстве я помогу Красной армии обеспечить победу над врагом».
Мне 60 лет, – сказала колхозница т. Осипова, – но я могу еще работать. Я отдам все силы для укрепления колхозного хозяйства». 
Все выступавшие на митинге колхозники выражали твердую уверенность в том, что героическая Красная армия разобьет фашистов». 
В следующем номере газеты рабочий кирпичного завода Наумов берет на себя дополнительные обязательства: «Я обязуюсь работать еще лучше и давать ежедневно со своей бригадой 5 200 кирпичей за смену вместо 4 000 по плану».
В газету приходили и письма красноармейцев-сибиряков с фронта. Так, в номере за 18 июля газета публикует письмо сержанта И. Попова и красноармейца Н. Зубова:
«Оба мы подали заявления о приеме нас в ряды ВКП(б) – в бой хотим пойти коммунистами, будем драться с врагом до полного его уничтожения, не щадя своих сил, крови и далее жизни. Наш к вам призыв, товарищи земляки, работайте самоотверженно на своих постах, выполняйте все государственные планы, давайте больше рыбы Красной армии, изучайте военное дело. Самоотверженным трудом помогайте Красной армии громить германских захватчиков. Будем бить фашистов сообща – мы на фронте, а вы в тылу».
Окружная газета поддерживала сбор средств в фонд обороны, подписку на заем, отправку посылок на фронт, шефство над семьями красноармейцев.
24 июля в заметке Николая Бахлыкова читаем:
«В Сургутскую районную сберкассу к 14 июля досрочно поступило по подписке на новый заем несколько десятков тысяч рублей. Колхозники Тундринского совета оплатили наличными в четыре раза больше очередного взноса». 
А 14 августа газета сообщает:
«В Ханты-Мансийское отделение Госбанка поступило от трудящихся наличными 4 900 рублей и облигациями советских займов – около восьми тысяч рублей. Гражданка И. В. Смирнова сдала золотые цепочки и лом серебра. Домохозяйка А. Т. Кушникова сдала семь вещей, из них две золотые серьги, Потанина С. – 237 граммов серебра, Павлухина – золотой перстень, Фролова Зоя – золотое кольцо, серьги, Горбаческая Т. – золотое кольцо, Коскина А. – несколько серебряных ложек.
Следует отметить, что, по архивным данным, за первые 25 дней войны в фонд обороны от жителей округа поступило 65 362 рубля. Кроме того, только по Самаровскому району наши земляки отправили на фронт 1 500 полушубков, валенок, шапок. Женщины переучивались на медсестер, отдавали золотые украшения, школьники работали на рыбучастках, консервном заводе, в поле.
И. Неймышев, заведующий окружной сберкассой, в номере от 28 октября 1941 года призвал земляков хранить свои средства в сберегательных кассах.
«Каждый рубль, хранящийся в сберегательной кассе, укрепляет оборонную мощь Советского Союза!» – констатировал он, приведя в пример сберкассу Сосьвинской кульбазы, выполнившей в третьем квартале план по росту увеличения вкладов на 332 процента.
Небывалый патриотический подъем охватил самые отдаленные поселения. Так, 3 сентября в корреспонденции Ивана Гаврилова «В далеких юртах Ларьякского района» читаем о том, что каждый трудящийся юрт Толькинских отдает в фонд обороны свой двухдневный заработок, а толькинские рыбаки сдали сверх квартального плана несколько центнеров высокосортной рыбы.
«По-военному живут далекие юрты Ларьякского района в дни Отечественной войны. Обитатели юрт хорошо знают, что пробьет час победы и коварный враг будет затоптан в землю. Своим трудом они помогают приблизить час расплаты со зверями, протянувшими свои грязные лапы к советскому добру», – заключает автор корреспонденции.
Но как бы ни верили в победу над врагом сибиряки, в 1941 году армия терпела поражение за поражением. К победному 1945-му вела дорога, полная испытаний и потерь.

Продолжение следует

Теги статьи: #День российской печати

Автор текста: Ольга Маслова   

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии