91.4760   $ 76.2491





×
История
0

«Семейные хроники» Федора Ларионова

Он создал первую в Тобольской губернии общедоступную библиотеку, преподавал русский язык, физику и биологию. Изучал остяцкий язык в Березове и Сургуте в разгар Гражданской войны, едва выжил в фашистской оккупации в 1941 году, оказавшись в Минске. Федор Филиппович умер в Ленинграде в 1951 году, оставив после себя три тома воспоминаний о Тобольском Севере.


Бесплатный библиотекарь
Первая общедоступная библиотека в Тобольской губернии была открыта в 1900 году при уездном училище в городе Березове на пожертвования горожан. Одним из основателей читальни стал учитель Ларионов. Он был избран городским обществом бесплатным библиотекарем.
Федор Ларионов (1876–1951) оставил глубокий след в жизни Березова. Почти полтора десятка лет он проработал там учителем уездного училища, а затем – его инспектором. Просветитель и подвижник, он не раз покидал Березов и снова возвращался. Учил грамоте местных ребят, описывал нравы и быт коренного населения, природный ландшафт и историю. Из-под его пера вышел трехтомник «Семейные хроники» о жизни сибирского края. Ларионов был всесторонне образованным человеком, владел французским, английским, немецким языками.
Родился Федор Ларионов в 1876 году в Томской губернии, в крестьянской семье. Его прапрадед Афанасий в поисках лучшей жизни во второй половине XVIII века переселился с семьей из Смоленской губернии в Западную Сибирь. Три года было Федору, когда грабители убили отца, занимавшегося в ту пору конным извозом, через пять лет от брюшного тифа умерла мать, оставив трое сирот.
В 1896 году Федор Ларионов окончил Омскую учительскую семинарию. И по распоряжению Западно-Сибирского учебного округа был назначен учителем в Березовское городское училище. Он, а также штатный смотритель уездного училища, председатель педагогического совета Петр Грязнов и врач Аарон Штернберг стояли у истоков создания первой в губернии общедоступной библиотеки, которую назвали «Пушкинской».
19 февраля 1900 года библиотека открылась, как писал «Сибирский листок», в убогом маленьком домике, с убогими средствами, с одним шкафом для книг и несколькими полками для газет и журналов. Но учредители, богатые духом, хотя и бедные средствами, не унывали, они твердо верили в то, что учреждение библиотеки на далеком Севере – дело важное, что найдутся люди сочувствующие и помогут библиотеке встать на ноги.

Из воспоминаний Ф. Ф. Ларионова:
«Дело пошло. Широкую поддержку агитацией и книгами оказал этому прогрессивному начинанию врач А. Я. Штернберг. Книги стали поступать в большом количестве. Я, будучи избран библиотекарем (конечно, бесплатным), должен был заняться выдачей книг. Читателями были главным образом чиновники города. Но был один местный житель, который довольно часто появлялся в библиотеке и брал из нее книги и журналы, и брал не для виду, не из моды, а действительно читал то, что его интересовало».

Этим читателем был местный рабочий, по профессии плотник, по национальности зырянин. Книги в библиотеку выписывались по списку, предварительно просмотренному и одобренному директором народных училищ. Один раз составленный Ларионовым список, в котором были сочинения Горького, Чехова, Серафимовича, не прошел, и Федору Филипповичу было указано, что если он и в дальнейшем при составлении списков будет проявлять «освободительные» тенденции, то будет понижен по службе. Впрочем, это случилось значительно позднее, как пишет Ларионов, «когда на небе уже блестели зарницы революции 1905 года».
Все учащиеся и окончившие курс в уездном училище пользовались библиотекой бесплатно, это же право предоставлялось всем беднейшим жителям города по предъявлении из полицейского управления удостоверения о бедности. Оговаривалось в правилах и условие: «В помещении библиотеки чтение не дозволяется», выдача книг на дом производилась два раза в неделю по два часа.

Из словесников в физики
Ларионов, проработав пять лет в Березове, решил продолжить образование в Петербурге. На то были причины. В 1902 году в Березове вместо уездного было открыто трехклассное городское училище, в котором появились новые предметы: естествознание, физика. Чувствуя необходимость в новых знаниях, Федор Филиппович уехал в Северную столицу на два года вольнослушателем естественного отделения физико-математического факультета.
К этому времени он уже имел семью: в 1901 году вступил в брак с Марией Андреевной, дочерью обдорского рыбопромышленника Протопопова. В 1902-м у пары родился сын Леонид, впоследствии ставший доктором медицинских наук в области онкологии, членом-корреспондентом АМН СССР. В 1903 году появился второй сын – Вячеслав, будущий профессор зоологии.
Вернувшись из Петербурга, Ларионов принял участие в месячной поездке в низовье Оби с главным миссионером Обдорской миссии отцом Иринархом. Один год работал в Тобольске учителем четырехклассного училища. А в 1906-м снова вернулся в Березово, но уже в должности учителя-инспектора трехклассного городского училища, преподавал в старших классах физику, русский язык и вновь заведовал Пушкинской общественной библиотекой.
Он был настоящим новатором: проводил много опытов на уроках физики (чего не делали его коллеги), устанавливал гимнастические снаряды, закупил 150 пар лыж для спортивных занятий, организовал школьный струнный домбровый оркестр и хор, вел вместе с учениками наблюдения за природой.
В 1913 году городское училище было преобразовано в высшее начальное четырехклассное училище. Летом 1913-го Федор Филиппович принял участие в экспедиции с известным ботаником и исследователем растительности низовьев Оби Р. Р. Поле по реке Казым, а в 1914-м перевелся в Тюмень, где заведовал вторым высшим начальным училищем.

И снова в Березово

Из воспоминаний Ф.Ф. Ларионова:
«В 1914 году я был перемещен из Березова на юг, в Тюмень, и после того, как проработал здесь шесть лет в должности заведующего высшим начальным училищем, был назначен органами советской власти опять на тот же Север, но уже в качестве губернского инструктора школ нацмен (т. е. национальных меньшинств). А так как таких школ в то время на Севере почти не было, то выходило, что я должен был занять ведущее положение в деле создания национальной письменности и национальной школы для главной народности Северо-Западной Сибири – остяков (ханты), разбросанной на огромной территории округов Тобольской губернии – Березовского и Сургутского».

В течение года Ларионов мотался по всем школам двух округов, анализируя состояние образования на Севере. Многое его удручало.
«Инородческое население Сургутского уезда, превосходя по численности русское приблизительно в два раза, оставалось и остается почти вне всякого влияния школы, – сообщает он в докладной записке. – Число учащихся детей остяков в настоящее время определяется, по-видимому, единицами. Существует лишь одна школа, открытая в инородческом селении, – в Ларьяке, но и здесь учащиеся в школе остяки составляют, по сравнению с русскими, меньшинство. В этом отношении Березовский уезд находится в несколько лучших условиях: там в школах обучается около 300 зырян, более 100 остяков и небольшое количество так называемых зырянских самоедов».
Ларионов отмечает, что инородцы не хотят отдавать своих детей в школы, так как испытывают боязнь, что школа «явится приготовительной ступенью для привлечения их к несению разного рода повинностей, и, между прочим, самой тяжкой для них – военной». Он предлагает в деревнях с 25–30 домами открывать постоянные школы, а с 15–20 домами – передвижные.
«Об американских индейцах и эскимосах мы, пожалуй, знаем более, чем о живущих рядом с нами остяках и самоедах», – сокрушается Ларионов.
Не будем забывать, что в это время шла Гражданская война, но он думает о мирной жизни, охотно делится своими представлениями о том, как должна быть устроена школа будущего, как надо изучать родной край…
…Начало Великой Отечественной его застало в Минске, Федор Филиппович чудом спасся в оккупации. В годы войны он приступил к «Семейным хроникам» – документальному описанию сибирского периода жизни. Все бумаги, написанные ранее статьи сгорели, пришлось писать по памяти. После смерти Федора Филипповича работу над «Семейными хрониками» завершала его жена. Благодаря усилиям краеведа В. К. Белобородова они были опубликованы в сокращенном виде.

Федор Ларионов
- Сначала жизнь и природа, наблюдение и опыт, а потом уже книга. Учащийся должен привыкать своими глазами смотреть на окружающий мир, а не через книжные очки.

Теги статьи: #Федор Ларионов

Автор текста: Ольга Маслова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии