×
История
0

Северный путь Мастера

Читать «Новости Югры» в

28 октября исполняется 100 лет со дня рождения народного художника СССР Владимира Игошева. Мастер, многие десятилетия воспевавший Югру, ушел из жизни в 2007 году, сразу после Рождества. Его отпевали в храме Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище и похоронили недалеко от могилы Владимира Высоцкого… В какой-то миг среди московского ненастья пошел снег. Совсем как на его картинах северного цикла…



Игошев с Игошевского хутора
Я пришла в его мастерскую на Таганке в конце девяностых. Он был рад моему звонку, хотя мы были совсем не знакомы. Сразу стал расспрашивать о Ханты-Мансийске. Нашлись общие знакомые и воспоминания об улочках, по которым ходили в разное время. «Как теперь ваша газета называется? Работает ли еще Альбина Сергеевна? Милейший человек… Что построили на Дзержинского? Ромбандееву знаете?» Я добросовестно отвечала. Художник меня удивил: я почему-то думала, что Игошев – коренной югорчанин. Так перенести на холст неторопливое течение жизни мансийской семьи из богом забытого Суевата, так понимать печаль и труды оленевода, думала я, можно лишь в том случае, если все это тебе не чужое.
Оказалось, художник родом из Башкирии, родился на Южном Урале. Для него, объехавшего полмира, не было места красивее Игошевского хутора: там будущий художник провел детские годы. Семья крепко стояла на ногах, жила в достатке. Хозяйство держали немаленькое – лошади, коровы, овцы, куры, гуси. Но наступил 1929 год, а с ним репрессии, раскулачивание. Арестовали одного дядю, затем другого. Семья, чтобы спастись, вынуждена была уехать в Верхнюю Туру. Спустя годы художник решит навестить родной хутор. Его встретили лишь полынь да бурьян.



В поисках главной темы
Игошев на Север попал случайно. Уже была налажена жизнь в Свердловске. Позади Суриковский институт, первые выставки, десятки портретов передовиков производства. А он жил с ощущением, будто бы главная линия творчества не найдена…
Между прочим, первая персональная выставка Игошева случилась еще в военном 1944 году. Он фронтовик. В конце 1940-го выпускник Уфимского художественного училища был призван в армию. С первых дней войны оказался в адской мясорубке. Тяжко отступали. Затем был Донской фронт, Сталинградский. В короткие минуты затишья доставал блокнот и рисовал. Делал наброски товарищей, те их отправляли домой вместо фотокарточек. Может быть, в этих семьях до сих пор хранятся портреты, выполненные Игошевым на передовой.
Под Сталинградом Игошев был серьезно ранен, несколько месяцев провел в госпитале. А когда приехал в Уфу, ему сказали: готовим твою первую персональную выставку из военных рисунков. Художнику было 23 года. Вскоре его приняли в Союз художников РСФСР. Народным художником СССР он станет в 1991 году: «Мы с Аллой Пугачевой были последними, кому присвоили звание «народного».
Как всякий мастер, он искал главную тему, но все было не то. Вдруг ему вспомнились рассказы старшей сестры о том, как она еще до войны в Ивделе встречала приезжающих туда северных людей – манси. У них, говорила она, все особенное – и одежда, и оленьи упряжки, и собаки. «Обязательно, Володя, съезди к ним, посмотри, как они живут».



«Мир – Няксимволю»
– Так я решил поехать в глухую тайгу за новыми впечатлениями, – рассказывал Владимир Александрович. – Около месяца прожил в северных краях – в Суеват-Пауле, на стойбище Степана Николаевича Курикова. От увиденного – употреблю, может быть, грубое слово – я обалдел. Мне казалось, что я попал в другое измерение: может, в прошлый век, может, в позапрошлый. Сейчас уже не встретишь мужчину-манси с косичками, да еще с вплетенными в них разноцветными ленточками, а я застал.
Судьба его сводила с людьми знаменитыми. Ему посчастливилось писать портреты Лучано Паваротти и Михаила Шолохова, Арама Хачатуряна и Василия Белова, но по-настоящему он был потрясен простыми людьми, живущими в дальних стойбищах.
В 1954 году художник оказался в старейшем национальном поселке Няксимволь, расположенном среди лесов и болот на живописном берегу реки Северная Сосьва. Кто бы мог подумать, что никому не известный Няксимволь однажды, как говорится, проснется знаменитым. В 1985-м в журнале «Огонек», который тогда читала вся страна, будет напечатана репродукция картины Игошева. Девочка выводит на школьной доске слова «Мир Няксимволю». Через некоторое время художник в Москве получит телеграмму, в которой председатель сельсовета Семен Собянин, отец будущего мэра Москвы, тепло благодарил художника от лица всех няксимвольцев за внимание к их родине.



Озорство и мудрость
Детские рисунки Игошева, между прочим, пользовались большим успехом в Японии. Как говорил Владимир Александрович, там не произносят лозунгов «дети – наше будущее», но ребенок в Японии словно на пьедестале.
Игошев всегда писал много портретов детей и стариков. Начало жизни и ее итог. Озорство и открытость миру – в детских портретах. И какое-то сокровенное знание жизни, то, что мы зовем мудростью, – в просветленных лицах стариков.
В те годы его часто упрекали в легковесности и бытовщине. «Ну что ты изображаешь? Старухи, старики с трубками, младенцы в люльках, олени с собаками... А где покорители природы, первопроходцы, герои пятилеток?»
– Но я старался запечатлеть мир, который может уйти безвозвратно, – отвечал он.
На излете XX века я спросила Владимира Александровича, какие художественные события нас ждут в XXI веке, как будет развиваться живопись? Он как-то с грустью сказал:
– Думаю, в XXI веке человечество будет волновать не живопись, а проблемы экологии. Если правителям разных стран не удастся объединить усилия в этом деле, человечество самоуничтожится. До искусства ли будет?
Сегодня, когда художника уже нет с нами, его картины напоминают нам о той гармонии, которую находил живописец на самых отдаленных стойбищах, где человек – часть природы, а не антагонист ей.
В последние годы жизни Владимир Александрович сетовал: здоровье не позволяет навещать северный край. И был признателен, что в Югре открыли дом-музей его имени, сохраняющий в живописных полотнах северный мир. В год столетия В. А. Игошева здесь открыта выставка его картин «Северный путь Мастера». 
Зайдите в музей. Как говорил когда-то Владимир Александрович, «там Югра вас обнимет».



   Юван Шесталов поэт
- Для меня, человека из рода манси, художник Владимир Александрович Игошев открыл моих соплеменников заново. Оказывается, у нас, северян, которых недавно, каких-то 70 лет назад, ученые называли дикарями, есть и свои достоинства, и даже красота.
   Василий Белов писатель
- Очень мне дорого в Игошеве то, что он никогда не идеализирует людей в портретах, не стремится их приукрасить. И природу Игошев не приукрашивает. Снег так снег. Мороз так мороз. Стареет «Дом охотника Рокина» – значит стареет! Правда во всем.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.

Теги статьи: #Краевед #Владимир Игошев

Автор текста: Ольга Маслова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии