×
Общество
0

Сибирь неукротимая

Пятьдесят пять лет назад Указом Верховного Совета РСФСР от 25 июня 1965 года рабочий поселок Сургут Сургутского района Ханты-Мансийского национального округа был преобразован в город окружного подчинения. Спустя 370 лет со дня основания Сургут вновь стал городом–форпостом наступления на нефтегазоносные северные территории.

Примечательно, что на следующий день после присвоения Сургуту статуса города – 26 июня 1965 года – был заложен первый крупнопанельный дом. Он и сейчас, украшенный мемориальной табличкой, стоит на проспекте Набережном под номером 46. Первую нефть – промышленную! – дала разведочная скважина Р–160 на Западно–Сургутском месторождении. Кроме того, в северном городе началось строительство нового аэропорта – в сентябре из Тюмени в Сургут впервые прилетел самолет Ан–24. Приступили к сооружению железной дороги Тюмень – Сургут. Началось опережающее проектирование ГРЭС и жилого микрорайона энергетиков в Сургуте. Уже вовсю спорили энтузиасты освоения, каким быть будущему нефтяному городу – на 200, 300, 700 тысяч населения? Ставился вопрос о создании … Сургутской области (?!).
Вот таким был этот судьбоносный 1965 год.
 
Альтернативы Сургуту не было
«Как же так?» – может спросить дотошный читатель. Веками, согласно царскому указу, Сургут был городом и вдруг в одночасье превратился в поселок, чтобы спустя десятилетия вновь вернуть себе городской статус?! Ответ на этот вопрос следует искать в самом конце XVI века, когда русские люди начали активное освоение Сибири.
– По мере истощения сибирских богатств и перемещения основных транзитных путей на юг, в обход первозданных городов, их роль начала утрачиваться. Сургуту было отказано в статусе уездного города, а в ХХ веке он официально стал селом, – свидетельствует доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Сургутского госуниверситета Александр Иванович Прищепа. – В 1960–е годы, во время выбора площадки для административного центра освоения Западно–Сибирской нефтяной провинции, альтернативы Сургуту не оказалось.
А ведь русский император Павел Первый еще в 1797 году подтвердил статус Сургута как уездного города Тобольской губернии, имевшего большое административно–финансовое значение. Однако в 1804 году Сургут утрачивает свое административное значение и указом императора Александра Первого переводится в разряд заштатных. В 1867 году неукротимый Сургут снова стал окружным городом Тобольской губернии.
Летом 1880 года город на великой Оби посетил наследник престола цесаревич Александр – будущий император Александр Третий. В ходе встречи неказистый вид сургутских казаков произвел на цесаревича столь удручающее впечатление, что в феврале 1881 года Сургутская казачья команда была реорганизована, городовые казаки переведены в мещан – «отважный казацкий городок» превратился в мещанское поселение. Таковым он и пребывал вплоть до 60–х годов прошлого столетия.

Сибирский характер
К концу XIX века Сибирь осваивалась уже более трехсот лет, однако для многих ассоциировалась не с краем открытых возможностей и сказочных сокровищ, а скорее как место ссылки.
Как свидетельствуют документы прошлого, громаднейший Сургутский уезд почти в три раза превышал площадь Германии и в пять раз – Италии. Почти безлюдная эта страна (один человек на 50 квадратных километров!) была покрыта многоводными реками и тысячами озер и топких болот, заросла непроходимыми девственными лесами, в которых кишмя кишат птицы и звери, – настоящие джунгли, называемые тайгой!
«Российское могущество прирастать будет Сибирью...» – сказал русский гений Михаил Васильевич Ломоносов. Отметим, он говорил именно о могуществе, а не о богатстве, как зачастую неверно его цитируют. Издревле Русь славилась пушниной – «мягким золотом». Это была главная статья нашего экспорта. Но в европейской части страны добывать драгоценные шкурки становилось все труднее. И тогда взоры предприимчивых русских людей обратились «за Камень», то есть за Урал.
Прежде чем двинуться в Сибирь, следовало окончательно сбросить власть Золотой Орды – родственники Чингиз–хана правили Сибирью. Вначале поход за Урал был частной инициативой – русские первопроходцы начали освоение Сибири на свой страх и риск. И без их предприимчивости и отчаянной храбрости было бы невозможным освоение неоглядных заснеженных далей. Так начинал формироваться сибирский характер.
Можно сказать, что присоединение Сибири к государству Российскому – образцовый пример государственно–частной инициативы. Воплощением ее стало на первых порах деятельность промышленников Строгановых. Царь Иоанн Васильевич пожаловал им огромные владения в Зауральском Прикамье. Самым знаменитым предприятием Строгановых стал поход Ермака. Собственно, с его именем и ассоциируется покорение Сибири.
Между тем нам мало что известно о самом Ермаке: даже его подлинное имя и какого роду–племени был, скрыто от нас в глубине веков. В народной памяти он остался героем, а для большинства историков – скорее удачливым разбойником.
Создатель официальной истории Российского государства Николай Михайлович Карамзин не питал к Ермаку никаких особенных симпатий и писал о нем следующее: «Эта таинственная и мрачная личность, одним видом своим внушавшая ужас, был человеком без роду и племени. Ни один народ не может нести за него какой–либо нравственной ответственности». Вот такой суровый приговор, который никак не принижает роль отважного казака и никак не опровергает его героизма. В историко–культурном центре «Старый Сургут» размещен портрет Ермака, весьма близкий к описанию Карамзина. Ясно одно: он был авторитетным казачьим атаманом, которого купцы Строгановы наняли для защиты своих владений от набегов сибирских народов. Но одной защитой дело не ограничилось – уже вскоре отряд Ермака, в котором не было и тысячи человек, выступил в поход на земли хана Кучума. При этом силы хана были минимум в 10 раз больше, а резервы и вовсе фактически неисчерпаемыми.
Так более четырехсот лет назад началось освоение этой необъятной территории.
 
Царева воля
Несмотря на малочисленность отчаянного казацкого отряда, Ермаку удается в нескольких сражениях разгромить Кучума и захватить его столицу. Сам хан спасся. После этого вожди многих сибирских народов принесли присягу верности Ермаку. Все эти события происходили в течение одного 1582 года. В августе 1585–го отряд Ермака, героически отбивавший набеги кучумовских воинов, погиб. Но это уже не могло остановить продвижение русских людей все дальше в Сибирь, этническое разнообразие которой было и остается поистине огромным: здесь проживает более 30 народов и народностей. Хотя преобладают в Сибири, конечно же, русские – примерно 90 процентов. Так начался век присоединения Сибири к русскому царству.
Читатели знают, как был основан острог, а затем и город Сургут: в конце XVI века казацкие дружины и царские посланцы основывают в Сибири несколько городов–крепостей. Среди них – Сургут, Тобольск, Тюмень. Кучум все еще претендовал на высшую власть в Сибири. Но был разбит, бежал и вскоре был убит в межплеменных усобицах. Потомки Кучума были приняты в круг русской аристократии. Последний представитель рода сражался в рядах русской армии во время Крымской войны и проявил себя как истинный патриот. К тому времени Сибирь и Россия стали понятиями нераздельными.

Столыпинский проект
Возможность умело пользоваться богатствами Сибири появилась с началом строительства в ней железной дороги. В 1891 году был создан Комитет Сибирской железной дороги. Его председателем стал цесаревич Николай Александрович, будущий император Николай Второй. Масштабное строительство стало толчком к развитию и других отраслей. Был дан мощный импульс развитию городов и поселков. Петр Аркадьевич Столыпин – государственный деятель Российской империи – видел в Сибири пространство для развития его великой аграрной реформы, которая должна была дать возможность русскому крестьянину стать подлинным хозяином этой земли.
Указ от 10 марта 1906 года предоставлял право всем желающим переехать на вольные сибирские земли. Были выделены государственные средства на устройство дорог, помощь в обустройстве на новом месте, созданы переселенческие управления, которые, начиния с 1911 года, стали все 
активнее подготавливать участки земли для единоличного пользования. Решалась государственная задача по созданию класса крепких, хозяйственных мужиков. Столыпин говорил: «На очереди главная наша задача — укрепить низы. В них вся сила страны. Их более 100 миллионов, и тогда будут здоровы и крепки корни у государства… Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней Poccии».
И сибирские крестьяне дали о себе знать: стали появляться сибирские предприниматели. Возникли сотни новых купеческих фамилий, которые сумели воспользоваться уникальным шансом, предоставленным им правительством. Так, для привлечения смелых и предприимчивых людей царское правительство объявило Сургут городом беспошлинной торговли. И торговый люд из других русских городов буквально хлынул в этот богатейший край. Сюда приезжали сбывать свой товар торговые люди из Москвы, Великого Устюга, Казани, Тобольска, Тюмени, Туринска, Томска, Енисейска и других городов.
И еще один немаловажный фактор: русские, когда пришли в Сибирь, предложили тамошним племенам православие. Думается, это был тот культурный стержень, вокруг которого должно было идти развитие новых земель.
Результаты переселенческой кампании впечатляют. За 1907–1914 годы в Сибирь переехало почти два с половиной миллиона крестьян. Население Сибири увеличилось почти на 53 процента: переселенцы нарожали по 5–6 детей в каждой семье. Произошел потрясающий воображение скачок в экономическом и социальном развитии огромного пространства.

«Все на борьбу с Колчаком!»
В 1917 году Сибирь стала оплотом контрреволюции, а Омск – альтернативной столицей страны: в нем была ставка верховного правителя России Александра Колчака. В начале 1919 года его 100–тысячная армия развернула наступление на Москву. И тогда Ленин выдвинул лозунг: «Все на борьбу с Колчаком!». Большевикам удалось переломить ситуацию. В феврале 1920–го преданный союзниками Колчак был расстрелян в Иркутске большевиками.
В результате Октябрьской революции и последующей гражданской войны Тобольская губерния в 1920–1921 гг. в целом была преобразована в Тюменскую губернию. В 1923–1925 гг. в стране прошла реформа районирования, и по постановлению ВЦИК от 3 ноября 1923 года территория вошла в состав укрупненной Уральской области РСФСР. С 10 декабря 1930 года был образован Остяко–Вогульский национальный округ с центром в основанном на месте села Самарово городе Остяко–Вогульске (с 23 октября 1940 года — город Ханты–Мансийск). С 1978 года национальный округ был преобразован в Ханты–Мансийский автономный округ (ХМАО), который в 2003 году получил свое нынешнее название – Ханты–Мансийский автономный округ – Югра. В этом году нашему округу исполняется 90 лет.

Как Сибирь Москву спасала
Еще раз напомню великое пророчество русского гения Михаила Ломоносова о Российском могуществе, которое будет прирастать Сибирью: в лихую годину, в 1941–м, Сибирь решила вопрос не только о могуществе, но и о самом существовании страны. 5 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Гитлеровцы были отброшены от столицы. Срыв гитлеровского плана «молниеносной войны» фактически обеспечил грядущую победу, до которой еще было долгих четыре года. Но это уже был вопрос времени. Шанс победить Советский Союз Гитлером был упущен. Кто сыграл решающую роль в этих зимних боях? Нет, разговор не о том, какие генералы, маршалы вписали свои имена в историю, а о тех, кто шел в атаку по заснеженным полям Подмосковья. А это в значительном числе были сибиряки. Да, именно свежие, сформированные за Уралом дивизии решили исход сражения. Все решил сибирский характер. Примечательно, что первым Героем Советского Союза в Великой Отечественной войне стал сибиряк Петр Харитонов.
Вот что писали в газеты фронтовые корреспонденты: «Они прибыли в разгар великой битвы за Москву – из вагонов на жесткий мороз степенно выходили, скинув шинели, в распахнутых ватниках, в гимнастерках с растегнутыми воротами. Умывались на ледяном ветру, обтирались снегом. И в эту же ночь зазвучал сибирский говор на дорогах к западу от Москвы. В деревнях Подмосковья разнеслось сразу же: сибиряки подошли!». 20 отборных, хорошо вооруженных сибирских дивизий и бригад в критический момент прибыли под Москву и сходу ударили по немцу. Пехотинцы, разведчики, артиллеристы, они влили в ряды защитников столицы свежую сибирскую волю. «Сибирь – грудь нараспашку!», «Сибирь идет – фашист бежит!» – эти поговорки появились на войне. Медлителен, даже неразговорчив сибиряк, когда делать нечего. Но в бою нет злее, веселее и упорнее его. Опасность захватывает его целиком. Бывалые охотники, привыкшие смотреть опасности в глаза, удивляли спокойствием, основательностью в подготовке к боям, заряжая уверенностью соседей по обороне. Сибиряки показали свой характер всему миру, показали, что Россия крепка Сибирью. Сибирь дала 1500 Героев Советского Союза.
…Мемориал Сургута. Каждый второй воин погиб – большинство под Москвой. «Белой смертью» называла немецкая пропаганда 42–ю стрелковую бригаду, державшую оборону под Ленинградом. «Мы, сибиряки, потомственные охотники. Исконный сибиряк белке в глаз дробинкой попадет, с медведем выходит один на один...» – рассказывал мне сосед по лестничной площадке коренной сургутянин ветеран Великой Отечественной Клавдий Васильевич Панкин. На войне Клавдий Панкин хорошо постиг ее главное искусство. Оно не только в том, чтобы бить врага, ведь умереть в бою не страшно, вот ведь какая штука. Умение выжить в самом пекле боев гораздо важнее для солдата. И кто знает, счастливая ли доля солдатская сопутствовала Панкину на полях Великой Отечественной, а может, наука бить врага, заложенная в сибиряках на уровне инстинкта, но жестокая необходимость оставаться в живых настолько полно им была усвоена, что не позволила погибнуть. В Сургут Клавдий Панкин вернулся на костылях.

«Шерше ля нефть»
Некоторые говорят: мир сидит на нефтяной игле. Но дело обстоит гораздо хуже: нефть не наркотик. Она – кровь цивилизации. Сегодня много говорят о сокращении добычи углеводородов. Готовы ли мы к миру без нефти? А может быть, наоборот: исчерпание нефти и газа – тот самый стимул, который подтолкнет человечество к переходу на новый, более высокий уровень цивилизационного развития? Иностранцы, когда пересекают бескрайние просторы Сибири на самолете – час, два, пять, семь, спрашивают в недоумении: какая страна под нами? Им говорят в ответ: это все Россия. Для них это шок. Впрочем, Сибирь, составляющая две трети территории Российской Федерации, а это – 12,5 миллиона квадратных километров, на которых проживают около 38 миллионов человек, – Сибирь давно стала территорией науки, промышленности и высокой культуры.
А родной наш город Сургут? Сургутяне начала третьего тысячелетия зачастую плохо осведомлены о Сургуте донефтяной эры. Они искренне считают, что город на Оби – столица огромного нефтяного региона – возник только с их приездом сюда. С открытием Усть–Балыкского, Федоровского, Самотлорского и других нефтяных месторождений Россия вошла в число стран–лидеров нефтедобычи и остается в этом статусе до сего дня. Нефть и газ сегодня – основа благосостояния всей страны, ее выживания. В отраслевой структуре промышленности ХМАО доминирующее положение занимает именно нефтегазодобывающая отрасль.Освоение Сибири после Ермака идет уже 426 лет. Возможно ли было бы помыслить существование России без Сибири?
Утверждают, что Сибирь – богатство не только России, но и всего мира. В связи с климатическими процессами: глобальное потепление, технологические изменение – эта громадная территория могла бы стать полигоном новых цивилизаций. И то, что нам удалось сохранить – несмотря на все войны, смену политических режимов и прочие катаклизмы, – это и есть залог успешного развития Сибири в XXI – XXII веках и вообще на тысячелетия вперед.
Если Столыпин в конце XIX – начале XX веков мог отправить два с лишним миллиона человек на земли Сибири, то нам сегодня это сделать не так–то просто. Поднимать «нефтяную целину» ехала в Сибирь наиболее активная часть населения страны. Это было большое общенародное дело. 
Есть в сибирском характере кое-что, что отличает его от характера людей из других регионов. Сегодня уже говорят не просто о сибирской идентичности – а о сибирской национальности. И конечно, сибиряк – это характер брутальный. Когда кто-либо начинает темнить, юлить, ему жестко говорят: «Это Сибирь, детка!». Все знают, что сибиряк – это человек, который не повернется к тебе спиной, не предаст. Для тех, кто родился в Сибири и живет здесь, это Родина, дороже и ближе которой ничего на свете нет.
Cургут счастливо соединил в своей судьбе признаки, по которым города выделяются среди других. С момента основания, с XVI века, Сургут занял позиции форпоста продвижения русских служилых людей на север и восток. Минули столетия, пришла пора большой нефти, город превратился в центр главной энергетической базы страны. За плечами Сургута, города уже с 450 000 жителей, – слава топливного кормильца России. И раньше, и теперь, и, надеюсь, в третьем тысячелетии он был и останется опорным пунктом освоения нефтегазовых северных территорий. Опорой державы Российской.
Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Алла Ярошко

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии