×
Здоровье
0

Светлана Карнышева: «УЗИ сердца – это ребус, который хочется разгадать» …

29 октября – Всемирный день врача ультразвуковой диагностики. Светлана Карнышева стояла у истоков зарождения службы не только в Окружном кардиодиспансере, но и в Югре. В клинике работает с момента основания. В копилке врача ультразвуковой диагностики – сотни интересных клинических случаев и еще больше – благодарных пациентов.

Светлана Ивановна, задам, пожалуй, один из популярных вопросов: как вам удается в серой картинке что-то разглядеть в момент исследования?

- Этот же вопрос я задавала себе, когда меня, врача-кардиолога, вышедшего на работу с декретного отпуска в 1994 году, отправили на специализацию по функциональной диагностике. Первое, о чем подумала – я никогда не смогу этим заниматься (улыбается). Это чудо – заглянуть в сердце человека. Ультразвуковая диагностика сравнима с космическими технологиями!

Уже тогда в Кардиоцентре была медицина высоких технологий?

- Всегда! Нам повезло, что изначально Ирина Александровна Урванцева, она открывала отделение функциональной диагностики, поставила высокую планку. И 25 лет назад, и сегодня мы работаем на аппаратах от ведущих мировых производителей медицинской техники. Особенно запомнился случай. Я с коллегами участвовала в международной конференции по ультразвуковой диагностике. Врачи из Англии рассказывали о последних возможностях эхокардиографии. Зал замирал, когда коллеги демонстрировали уникальный сканер. Конечно, я с гордостью говорила, что на таком аппарате работаю.

А первый прием помните?

- Ирина Александровна перед первым моим самостоятельными исследованием сказала: «Ты же кардиолог. Собери анамнез, расшифруй запись ЭКГ, послушай фонендоскопом – у тебя все получится». В годы становления кардиохирургической службы поток пациентов был огромный. Мы работали и работаем в команде. Главный принцип - коллегиальность и преемственность.

Светлана Карнышева стояла у истоков внедрения в Кардиодиспансере интраоперационной чреспищеводной эхокардиографии. Методику применяют для мониторинга результатов хирургического лечения.

Врачи ультразвуковой диагностики – глаза хирурга?

- Каждый этап операции кардиохирурги планируют, опираясь на сведения, которые мы им предоставляем по итогам ультразвукового исследования. Но даже для того, чтобы стать глазами хирурга, нужно все знать о сердце и его структуре. Поэтому настольной книгой для меня уже много лет является руководство по кардиохирургии.

Светлана Ивановна, а в чем секрет успеха врача ультразвуковой диагностики, который работает в Кардиоцентре?

- В знании кардиологии, ревматологии, кардиохирургии. УЗИ сердца – это ребус, который хочется разгадать. Такая аналогия у меня родилась неслучайно. В детстве я увлекалась математикой и головоломками. Эхокардиография по своим задачам очень схожа.

Расскажите о своем детстве. Откуда вы родом?

- Я родилась в Сургуте. Яркие воспоминания связаны с отцом, Иваном Ивановичем Шидловским. Он был одним из первооткрывателей сибирской нефти. Мы с мамой редко его видели. Он уходил на работу рано, возвращался поздно. Когда случались аварии мог и месяцами жить на объектах. Помню, как мы приезжали к нему на работу с вещами и одеждой. Почти все лето я проводила в поездках с отцом. Очевидно, я должна была связать свою жизнь и профессию с нефтяной отраслью.

Иван Иванович Шидловский был награжден орденами: Ленина, Трудового Красного Знамени, медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».

А как же тогда в вашу жизнь пришла медицина?

- Отец «сгорал» на работе и, конечно, это отразилось на его здоровье - он пережил три инфаркта. С детства я умела ставить уколы, потому что Сургут был маленьким городом и найти медсестру было непросто. Окончив школу, я отправилась в Тюменский медицинский институт. Сдала всего один экзамен и мне сообщили, что отца не стало. Будучи студенткой, я часто анализировала его болезнь. Вспоминала, как сидела рядом с нитроглицерином. Я жалела о том, что не успела выучиться.

Светлана Ивановна, а как выглядит больное сердце?

- Оно может увеличиться в размере в несколько раз. Больное сердце, как правило, большое. Оно плохо сокращается. Однажды я исследовала сердце, в котором только одна камера была объемом 900 миллилитров! 

Есть случай, который особенно вам запомнился?

- Именно этот случай и запомнился. На прием пришел пациент, у которого подозревали нарушение ритма сердца. Когда я приложила к его груди датчик, то была крайне удивлена. Такое огромное сердце я увидела впервые. Мужчину прооперировали, все прошло успешно.

Врачи помнят всех своих пациентов?

- Мое профессиональное кредо: следить за историей болезни. Особенно, когда случай сложный и интересный. Мне важно знать – подтвердились мои расчеты или нет. Александр Шиленко, кардиохирург, после операции часто рассказывал, с чем столкнулся во время вмешательства, не ошиблась ли я в измерениях.

Идеальные условия для врача УЗИ?

- Чтобы пациент лежал тихо, дышал редко и его сердце стучало не так быстро (смеется). Конечно, есть некоторые особенности, связанные с возрастом. Детей, с одной стороны, смотреть проще: визуализация хорошая. С другой стороны, ребенок может крутиться, плакать и просто бояться врача. В этом случае я ищу подход. Главное правило, спасающее от любого раздражения – представь, что на исследование пришел твой близкий человек.

Безразличие – враг врача?

- Врач ни в коем случае не должен быть безучастным. Если у тебя есть желание работать и чувство ответственности, значит, ты не зря выбрал эту профессию.

Теги статьи: #Светлана Карнышева

  

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии