×
История
0

Тайный советник

«Если бы Россия была так счастлива, что хотя бы в половине своих губерний имела Арцимовичей, то Щедрину пришлось бы голодать, не имея поживы для своих «губернских очерков».


Это высказывание принадлежит директору Тобольского училища, автору «Конька-горбунка» Петру Ершову. И говорил он о губернаторе Тобольского края Викторе Арцимовиче (1820–1893), действительном тайном советнике.

К нам едет ревизор
…В 1854 году тобольским губернатором был назначен Виктор Арцимович. Его предшественники оставили губернию в плачевном состоянии. Процветало взяточничество, не считалось зазорным обойти закон. Да кто особенно будет следить за исполнением правовых вопросов в этом отдаленном крае? Арцимович писал: «Власть начальника губернии здесь находится в параличе… Здесь привыкли не уважать губернаторскую власть, и голос ее ничтожен».
На своем рабочем столе он нашел целые залежи неотложных бумаг, пылящихся без движения. Арцимович энергично взялся за дело. Кое-кого из взяточников довел до суда, кого-то отстранил от важных дел.
В губернии обратили внимание на нового губернатора, так не похожего на предшественников. «Откуда такой взялся?» – судачили местные чиновники.
Виктор Арцимович родился 200 лет назад, 19 апреля 1820 года, на самой окраине Российской империи, в западной части Литвы. Родители-католики принадлежали к слою обедневшей мелкопоместной шляхты. Тем не менее отец Виктора Антоновича – действительный статский советник Антон Арцимович – смог сделать отличную чиновничью карьеру, получив от императора Александра I две тысячи десятин земли в Витебской губернии и став, таким образом, крупным землевладельцем.
В 1840 году юноша окончил училище правоведения в Санкт-Петербурге. Это привилегированное учебное заведение для дворян было учреждено в 1835 году принцем Ольденбургским для воспитания чиновников, уважающих законы и умеющих защищать их. Правительство рассчитывало противопоставить бюрократам старого, гоголевского типа, казнокрадам и взяточникам, разъедавшим систему управления при Николае I, новую поросль, не обремененную пороками старшего поколения. Выпускникам этого училища был обеспечен успешный карьерный рост.
В июне 1841 года молодой Арцимович начал службу в канцелярии четвертого апелляционного департамента Сената исполняющим дела помощника секретаря. Спустя год, в 1842-м, он назначен обер-секретарем в Сенат, главной функцией которого в то время было «блюсти законы», бороться со злоупотреблениями как в центре, так и в губерниях. Сенат отправлял в губернии специальные сенатские ревизии, в которых молодой Арцимович регулярно принимал участие. Виктор Антонович завоевал репутацию принципиального, добросовестного ревизора и строгого «законника», наводящего страх на казнокрадов и взяточников. Во всяком случае, так отзывались современники. В 1844 году ему присвоен титул камер-юнкера двора его императорского величества.



«Сибирь есть часть России»
«Сибирь не есть страна для нас чуждая и предназначенная, как думают многие, исключительно для ссылки и наказания преступников. Сибирь есть часть России, и одна из важнейших ее частей», – заявил Арцимович, получивший назначение в Сибирь.
Губернатор Тобольского края хорошо понимал, куда он назначен. Он уже бывал в Западной Сибири с инспекциями. Губернатор в первую очередь занялся строительством дорог. Он прекрасно осознавал степень коррупционности дорожного дела. Дороги порой существовали только в отчетах и на картах, но пытаться найти их на сибирских просторах не представлялось возможным. Деньги оседали в карманах чиновников.
Помимо дорог, Арцимович строил больницы, школы, тюрьмы для «новых граждан Сибири»: потоки ссыльных не уменьшались.
Он основал в Тобольске первую в Сибири Мариинскую женскую гимназию, по его распоряжению были устроены ограждения предместий города от ежегодных наводнений, разбит городской сад. В 1857 году в городе было введено спиртовое освещение главных улиц, начато строительство трех пристаней на Иртыше.
При активном содействии губернатора стала издаваться газета «Губернские тобольские ведомости». Газета выходила на 30 страницах и была очень популярна. Вокруг ее редакции сплотилась местная интеллигенция. Именно Виктор Арцимович поддерживал писателя Петра Ершова, тогда инспектора Тобольской гимназии, позже ставшего ее директором.

«Эту отдаленную страну редко посещает начальство»
Арцимович и не думал руководить Березовским краем только из Тобольска.
«Мысль об обозрении Березовского края естественно занимала меня с самого вступления моего в управление губернией. Эту отдаленную страну редко посещает начальство. Из числа моих предместников только двое были в Березове, а именно Корнилов в 1810 и Бантыш-Каменский в 1827 году. Из генерал-губернаторов же один Гасфорд предпринимал трудное путешествие на север и доехал до Обдорска», – делился Арцимович наблюдениями в своих заметках.
24 декабря 1855 года губернатор и его жена «в сопровождении двух чиновников – барона Штакельберга и Скропышева, а также инспектора врачебной управы Типякова выехали из северного Тобольска далее на север». 
«Мы запаслись остяцкими шубами, известными под названием малиц. Малица шьется из оленьей шкуры вроде мешка или рубахи с рукавами и пришитыми к ним рукавицами и с одним только отверстием для головы – человек в ней почти герметически закупорен. Эта шуба весьма легкая, удобная, и в ней свободны все движения – ходить и охотиться прекрасно. Она надевается чрез голову шерстью внутрь», – рассказывал Арцимович о своих сборах.
Путешественники ехали по льду Иртыша и Оби, останавливаясь в селах, в том числе в привлекшем особое внимание Арцимовича Самарово, и далее по Березовскому округу с остановкой в Кондинском монастыре до Березова и Обдорска. Губернатор ревизовал «присутственные места», встречался с чиновниками, священниками, местным населением. Свои впечатления и мысли он тщательно записывал. Позже по итогам непростой «командировки на север» он издаст «Описание поездки по Сибирскому краю».
Север показался ему царством мертвых: «Всюду снежная пелена, и лишь по берегам видны густые леса – многие из них на пространстве десятков верст обгорели, и мертвые деревья наводят тоску».
«Сделан был для меня особый длинный легкий возок, называемый нартою… Этот экипаж… походит на обширный гроб».
«Человек здесь в большие морозы находится в страдательном болезненном положении – дыхание затруднено, оцепенение членов выражается медленностию в движениях, дни короткие, ночи длинные, словом, мало жизни, много страданий и начал подобия смерти».
«Березов в зимнее время, когда жители от холода прячутся в домах, представляется огромной гробницею… черные большею частью кривые ветхие домики стоят рядом, как гробы в подземельях».
Особо губернатор присматривался к жизни инородцев, всей душой желая облегчить их существование. По возвращении из поездки губернатор обратился в Главное управление Западной Сибири с предложением разрешить отдавать в аренду рыбопромышленникам принадлежащие «инородцам» рыболовные места только с торгов. Раньше, как указывалось в документе, «остяки и самоеды, по простоте своей, брали за рыболовные пески слишком дешево и обыкновенно отдавали их в аренду одним и тем же лицам».
Еще он поддержал предложение березовского военно-окружного начальника Г. А. Колпаковского обучать остяцких мальчиков фельдшерскому делу в Омской фельдшерской школе, а по окончании учебы направить их в Березовский край лечить своих соплеменников. И эта идея была осуществлена. Арцимович выхлопотал необходимые разрешения.
В той поездке по губернии на него особое впечатление произвело село Самарово, ему он предрек большое будущее.
«Самарово – большое и богатое село не в дальнем расстоянии от слияния Иртыша с Обью. Нет сомнения, что со временем это село превратится в город и будет важным в торговле пунктом, и ныне уже все суда, идущие из Томска в Тюмень, а также отправляющиеся в Березовский край, останавливаются в Самарове», – читаем в его дневнике.
По мнению губернатора, течение на север составляет главную природную преграду развитию Сибири. Впрочем, как предрекает Арцимович, «в судоходстве по Иртышу и Оби в скором времени последуют важные перемены – до сих пор оно находилось на самой низкой степени».
Уже после отъезда Арцимовича, в 1858 году, была организована Обдорско-Тобольская компания, к чему ранее призывал тобольский губернатор.

Крамольные мысли губернатора
«Нравственность крестьян портит прилив порочных людей, высылаемых в Сибирь».
«В Сибири необходимо утвердить право собственности – иначе естественные богатства хищнически истощаются».
«Класс чиновников нисколько не связан со страною, смотрит на пребывание в ней как на средство достижения частных своих видов».
(Из докладной В. А. Арцимовича по результатам ревизии Западной Сибири.)
В 1858 году Виктор Арцимович был переведен на должность калужского губернатора. Предстояла земельная реформа, и лучше него, как полагала верховная власть, ее в Калужской губернии вряд ли кто смог бы осуществить.

Теги статьи: #Виктор Арцимович

Автор текста: Ольга Маслова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии