×
Культура
0

Театральная логика

Актриса драмтеатра Ирина Харченко о том, как вжиться в роль сумасшедшей старухи и полюбить отрицательного персонажа.


Недавно мы уже говорили, что актриса получила премию губернатора округа в области культуры.
А теперь рассказываем о ней подробнее.
В Нижневартовский драмтеатр Ирина попала после театрального института в Екатеринбурге. Но родилась и выросла в соседнем Мегионе, а первые роли были еще в школе.
- Хорошо помню, как играла Царевну Несмеяну. Сначала я исполняла на пианино грустную песенку, а потом сидела на троне, и гости должны были меня развеселить. Моя мама вспоминает всегда, что наш директор школы пытался рассмешить меня весь спектакль, но я продержалась стойко, по Станиславскому, - смеется Харченко.
- Как тогда вы понимали, что такое театр? Он был, скажем так, интересной историей в картинках или чем-то еще?
- В детстве именно так и воспринимала. Актрисы и актеры были прежде всего внешне красивые люди. Я говорю не только о физической красоте, но и о той, до которой хочется дотянуться. В принципе, у меня и сейчас такое ощущение бывает, когда смотрю хорошие детские сказки. Это как красивые произведения искусства в художественных музеях.
Но в то же время, начав взрослеть, я мечтала о возможности прожить несколько жизней: по-настоящему никогда не стану принцессой, а на сцене это возможно.
- Это понимание стало меняться в институте или уже в театре?
- Нет, думаю, еще в школе. А вот институт привил серьезность к профессии. Поняла, что это не просто развлечение или мечты, а ремесло.
В театре же, вспоминая институт, старалась все делать правильно и серьезно. Иногда даже на репетициях мне не нравилось легкое отношение к делу некоторых актеров. Думала, как же они так могут, ведь у нас все серьезно, по-настоящему. А сейчас, оставаясь десять лет в театре, поняла, что нужно расслабляться и получать удовольствие тоже. Нельзя относиться к профессии только, как к ремеслу. Театр - это образ жизни, и оставаться полностью серьезной невозможно. Даже режиссер зачастую говорит, чтобы мы отпустили себя, расслабились в роли. Тогда спектакль получится лучшим.
- Говорят, у вас хорошо получаются возрастные роли, при том, что вы еще молодая. Это правда?
- Ну, если так говорят, - улыбается. - На самом деле, очень люблю старух играть еще с института. Мы ставили «Дом Бернарды Альбы», и, конечно, все девочки делали заявки на двадцатилетнюю Аделу. Но мне дали 80-летнюю Марию Хосефу. Сначала это подрасстроило, но потом выяснилось, что она одна из моих любимых и интересных ролей.
- Как нужно играть того же 80-летнего персонажа, чтобы народ поверил?
- В принципе, как и любую другую роль. Но тут очень важен физический аспект, потому что в той же роли Марии Хосефы грима у меня, как такового, не было - просто закрыто лицо. Поэтому нужно упираться в то, как человек ходит, трясутся ли у нее немножко руки, какой голос.
А в остальном работа над таким персонажем ничем не отличается от какого-то другого. Точно так же ты должен знать всю его жизнь, что он любит, какой у него характер.
- Мария Хосефа, кроме того, что она старушка, еще и немного того… сумасшедшая. Насколько сложно играть таких людей?
- Не скажу, что это сложно. У каждого человека с особенностями, сумасшедшего или немножко с отклонениями, существует своя логика. И если мы эту логику не понимаем, еще ничего не значит. Нужно понять, почему персонаж совершает те или иные поступки. Мария Хосефа стала сумасшедшей, потому что жила взаперти. Причем она пыталась закрыться не только буквально, но и душевно.
- Сколько времени уходит, чтобы вжиться в роль?
- К каждому персонажу нужно подходить индивидуально. Есть роли, которые на тебя ложатся, это практически ты, но с небольшими изменениями. А есть на сопротивление, когда характер персонажа совершенно отличается от твоего. Нужно искать и вытаскивать его качества из себя.
- Поговорим подробнее о ролях. Назовите самые важные.
- Первая, которая меня научила чему-либо, была еще в институте. В том же спектакле «Дом Бернарды Альбы», но тогда я играла служанку - второстепенный персонаж с тремя маленькими сценами. И на защиту диплома мои мастера поставили мне именно ее. Я очень расстроилась, потому что у меня были и другие более масштабные роли. Но после спектакля председатель жюри, разбирая работу, сказал: «Вот это главный пример того, что маленьких ролей не бывает». Три сцены! Но персонаж был полностью продуман, и люди увидели всю его жизнь. Тогда я поняла, что к каждой роли нужно относиться серьезно.
Дальше, конечно, роль Верочки из «Месяца в деревне». Молодая и радостная семнадцатилетняя девочка, которая первый раз влюбилась. Хотя играю спектакль лет 7-8 и у нас с ней разница в возрасте уже больше десяти лет, я только сейчас поняла, кто она такая и как ее играть.
Следующий переломный момент - спектакль «Остров большой обиды» и отрицательная роль Кирилловой. Играть таких персонажей, на мой взгляд, намного интереснее (у них палитра намного шире), чем положительных. Но чтобы сыграть, нужно найти в герое, что-то хорошее, полюбить его и опять же понять, почему он совершает плохие поступки. Они логическое решение какого-то события. Вот если Баба-Яга (она вообще моя мечта) строит козни, то скорее всего ее в детстве, грубо говоря, обижали.
Ну, и последнее - роль Ольги Дмитриевны из спектакля «Супруга» по Чехову. Она для меня из тех персонажей, которые долго ищутся. И когда я с ней подружусь, настанет очередной этап в моей профессии.  
- К вашим премиям добавилась губернаторская. Насколько такие вещи помогают карьере, кроме того, что это деньги?
- На самом деле, вот честно, никак они не помогают. Да, это приятно, могу родителям сказать: «Вот, мама, мне дали премию губернатора». А как в работе? Точно так же ходишь и репетируешь, начинаешь роли с нуля. Приедет другой режиссер, посмотрит на тебя, и ему все равно, что у тебя, премия губернатора или президента. Он будет с тобой работать с нуля.
Но если говорить о театральных премиях, той же «Актрисе года», то они все-таки для меня важнее. Это признание театра и людей, которые с тобой работают, хотя премия губернатора тоже очень приятна.
Ко всему прочему, Ирина - клевый гример (похожий на привидение бледный Пятеркин из «Вассы Железновой» и татухи Жевакина в «#ЖенитьбеГоголя» - ее работы) и хореограф, который мечтает поставить пластический спектакль. Надеемся, что когда-то мы выйдем из дома и посмотрим его.

Теги статьи: #Нижневартовск #Ирина #Харченко

Автор текста: Слава Болконский.   

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии