Выбран регион
×
Спорт
0

Тренером сборной России по биатлону стал выпускник СурГУ

Артем Истомин — самый молодой специалист в тренерском штабе главной биатлонной команды страны, ему всего 23 года. Его появление сразу вызвало интерес у федеральных спортивных журналистов и блогеров. Сургутянина поначалу даже обвинили в отсутствии профессионализма и неопытности. Однако история попадания Артема в тренерский штаб содержит ряд веских аргументов, которые доказывают обратное. Молодой специалист стал победителем конкурса на замещение должности, который проводил Союз биатлонистов России. О том, чем впечатлил сургутянин СБР, как  предлагает перезагрузить систему тренировок биатлонистов, и когда они начнут обгонять Фуркада и братьев Бе, – Артем Истомин рассказал в эксклюзивном интервью «Сургутской трибуне».

В тренерскую деятельность Артема Истомина привели злость и обида. Он вынужденно завершил свою спортивную карьеру биатлониста в 18 лет из-за проблем со здоровьем, после чего решил стать тренером, чтобы не допускать к спортсменам непрофессиональных специалистов. Уже на втором курсе университета молодой человек с головой окунулся в науку, изучив теорию спортивной подготовки, физиологию человека, биомеханику, биохимию, участвовал во всевозможных конференциях и конкурсах, в том числе медицинских. К примеру, Артем изучал, как влияет северный климат на спортсменов, и как подстраивать программу тренировок под погоду. В Сургуте Артем получил диплом бакалавра и по совету своего научного руководителя поступил в Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени П. Ф. Лесгафта, что в Санкт-Петербурге. Артем успел поработать в Центре спортивного тестирования, набрался опыта в функциональных тестированиях, работы со специализированным оборудованием. Позже молодой тренер начал помогать спортсменам с составлением программы занятий. А весной этого года СБР объявил конкурс на вакантную тренерскую должность.

На общих основаниях 

Артем, расскажите, как вы в 23 года стали тренером главной биатлонной команды страны?

— На общих основаниях, по конкурсу. Союз проводил конкурс, главному тренеру команды нужен был помощник. Я подал заявку, в которой описал свои предложения, как изменить систему тренировок. Проанализировал зарубежные системы, отечественную, опробовал на спортсменах, которым ранее писал индивидуальные программы тренировок. Мои идеи и методы оказались близкими взглядам на тренировочный процесс главного тренера сборной Анатолия Хованцева. 

К каким выводам вы пришли в результате своих научных изысканий?

— Многие спортсмены занимаются, отталкиваясь от своего самочувствия. Есть такие тренировки (мы называем их комулятивными), когда по ощущениям спортсмен чувствует силы, но мы его притормаживаем, потому что нам нужно сохранить потенциал, энергию. Когда я начал все это анализировать, то понял, что одно лечим, другое калечим. Мы делаем два шага вперед, но один шаг назад, и движемся очень-очень медленно, а единственный путь, по которому можно добиться высокой эффективности, — оптимизировать этот процесс. Каждая тренировка должна давать максимум эффекта, будь это даже восстановительная тренировка или развивающая — нет разницы. Она дает эффект работы в системе. Все мои научные труды именно на это и были направлены, чтобы понять, как помочь тренерам в тренировочном процессе.

Это, видимо, есть основной принцип вашей системы — сохранять потенциал спортсменов?

— Да. Нужно быть осторожным, потому что одна бездумная тренировка может погубить всю твою карьеру и убить все твои возможности и твой потенциал на этот сезон. Поэтому мы объясняем, когда биатлонисту не надо превышать нагрузки, а когда, наоборот, нужно поработать, несмотря на самочувствие.

Проверено на личном опыте?

— Когда я тренировался, то тоже считал, что необходимо все время работать в высокой интенсивности. Я думал, что чем быстрее буду кататься на тренировках, тем быстрее буду бежать на соревнованиях. На самом деле такого быть не может, это я уже узнал только в университете. Мои же тренеры мне этого не объясняли, наоборот, поощряли, говорили: «Молодец, Артем, работай!». Это вылилось в то, что Артем рано закончил со спортом, хотя, конечно, у меня всегда было желание доказать, что я могу побеждать. Теперь буду доказывать это с другой стороны.

«Я принял это, как вызов»

Когда-нибудь мечтали о тренерской карьере?

—  Изначально не было такой цели — попасть в сборную России. Я хотел работать в команде, но думал, что приду в нее намного позже. Когда меня пригласили в тренерский штаб, страха не было, но я понимал уровень ответственности, что это лучшие биатлонисты страны. Я принял это, как вызов. Помню, когда приехал на первые сборы, понял, что времени на раскачку нет. Быстро втянулся.

Какую функцию вы сейчас выполняете в сборной? За что отвечаете?

— Я тренер функциональной подготовки. Если говорить на сленге, это ход спортсмена, то есть его работа по дистанциям. Я помогаю каждому биатлонисту индивидуально выявить его резервные стороны. Обращаю ваше внимание — не слабые, а именно резервные, за счет которых атлету можно еще добавить работоспособности на дистанциях. У нас спортсмены высокого уровня. Какими-то общими методами добиться сдвига в скорости и выносливости здесь уже сложно и надо искать тонкости, мелочи, за которые можно зацепиться и помочь биатлонисту повысить его уровень.

Вы провели уже достаточно времени со сборной России, резерв найден?

— Он есть у каждого. Он не измеряется в каких-то цифрах или объемах. Мы стремимся максимально сэкономить в тренировочном процессе, чтобы при наименьших затратах получить наибольший результат. Спортсмены уже перепробовали все известные методы, в связи с чем идет замыливание системы регуляции организма, ее нужно стимулировать. Мы мотивируем биатлонистов развиваться, совершенствоваться. Стараемся разводить нагрузки таким образом, чтобы спортсмена не напрягать, давать какой-то стимул, чтобы организм выходил на новый уровень и успевал правильно восстанавливаться.

Как ваши подопечные относятся к столь юному тренеру?

— Молодой — это только по цифрам в паспорте. На самом деле, на это даже внимания никто не обращает. В первую очередь, я — тренер команды, а затем уже молодой человек. Со всеми у нас очень хороший контакт: врачи, массажисты, аналитический отдел и другие сотрудники ко мне прислушиваются.

Из спортсмена — в ученые

В СурГУ уже знают, чего добился их выпускник?

— На кафедре медико-биологических основ физической культуры об этом, естественно, знают, и с научным руководителем всегда связь поддерживаю. Некоторые ребята и преподаватели звонили и поздравляли с назначением, но я считаю, что радоваться еще рано.

— А когда будет результат и мы начнем всех обгонять?

— Два года нужно, чтобы просмотреть результат. Сейчас у нас только выстраивается система, методология. Чтобы спортсмену ее понять, нужно хотя бы один сезон тренироваться. Через год все стабилизируется. Это не говорит, конечно, что у нас в текущем сезоне не будет результата. Мы готовимся и к этому сезону, чтобы выступать на протяжении всех этапов Кубка мира, на чемпионатах Европы и мира.

За что любите биатлон?

— Я давно влюбился в биатлон за его зрелищность, а еще потому, что это азартный вид спорта, в котором многое решает мышление тренера и спортсмена. Сам я попал в биатлон из лыжных гонок. В 14 лет меня пригласили в команду Югорского колледжа олимпийского резерва, что в Ханты-Мансийске. Распрощался с карьерой спортсмена уже на первом курсе университета, из-за здоровья. Я рад, что это случилось так рано, потому как у меня было время переключиться на другой вид деятельности — науку. Уже со второго курса начал заниматься достаточно серьезными исследованиями, полез в биологические науки, где недостаточно выучить, а надо именно понимать.

...Почему я согласился дать это интервью «Сургутской трибуне»… Надеюсь, что спортсмены моего и последующих поколений прочтут его и сделают выводы, что не стоит рано опускать руки. Нужно просто работать, трудиться, развиваться и искать себя. Даже если внезапно завершилась спортивная карьера, как у меня.






Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии