×
0

Участник подвига советского народа в Сибири

О председателе горисполкома Сургута Николае Григорьевиче Аникине


Николай Григорьевич Аникин.  Орденоносец, буровой мастер, первый секретарь сургутского горкома партии. О таких людях пишут в книгах, их биографию печатают в Википедии.  Только не в случае с Аникиным. Ни фотографий с буровых или с партийных съездов, ни вырезок из газет в семейном альбоме. Все, кто его знают, говорят: очень скромный.

Когда мы познакомились с Николаем Григорьевичем, а было это несколько лет назад на одном из праздничных чаепитий, которые устраивает для сургутян благотворительный фонд «Ветеран Севера», я и не заподозрила, что разговариваю с таким заслуженным и именитым человеком. Он был немногословен. А если и говорил, то не о себе и не о своих заслугах, а о том времени, на которое пришлась его молодость. И о людях, с которыми довелось познакомиться за долгие годы службы.
Нет, Аникин, не был военным. Когда закончилась Великая Отечественная война, он был еще мальчишкой. Но сама жизнь его поколения стала настоящим служением — делу, стране, людям.
Дети войны стоически переносили голод, холод, бытовую неустроенность. Им было с чем сравнивать. Поэтому как заклинание повторяли сами и передали своим детям  мантру: «Лишь бы не было войны».
И суровые испытания, выпавшие на их долю, переносили стоически. И самые сложные, на грани человеческих возможностей задачи не считали невыполнимыми. Раз уж отцы победили в такой войне, значит, и для них ничего невозможного нет.
Наверное, только благодаря такому настрою и удалось еще не успевшей оправиться от разрухи стране построить первый искусственный спутник, а потом запустить и первый пилотируемый корабль.  Поколение Аникина стало первооткрывателями космоса и первооткрывателями не менее труднодоступных земных западносибирских недр.
Но когда Николая Григорьевича журналисты попросили рассказать о своей жизни, он, казалось, не знал, что отвечать:
— Какую жизнь прожил? Обычную. Жизнь, она и есть жизнь, что тут рассказывать...

Встреча, перевернувшая жизнь
Да и, правда, что? О том, как выживали в годы войны две семьи в одном маленьком деревенском  домишке? Как не дождались с войны отца, погиб в первые же месяцы? Как, по просьбе матери, Николай отказался от мечты поступить в Свердловский лесотехнический институт, чтобы не уезжать от нее слишком далеко?
А, может быть, настоящая жизнь Николая Аникина началась в годы учебы в Уфимском нефтяном институте? Или после его окончания, когда начал работать в Белебеевской  конторе бурения треста «Башзападнефтеразведка». Помощником бурильщика, буровым мастером, старшим инженером, начальником производственно-технического отдела…
Там же случилась судьбоносная встреча с Виктором Ивановичем Муравленко. Наверное, все-таки с нее надо вести отсчет легендарной трудовой биографии?
Николай Григорьевич  не скрывает, что не рвался в первооткрыватели-первопроходцы. Не мечтал о туманах и о запахе тайги. Когда Виктор Муравленко пригласил его работать на Север, он отказался. Потом отказался еще раз.
 В то время у него в Башкирии была квартира, жена и маленький ребенок. Да и работа, где его ценили и уважали. Кто же по доброй воле согласится поменять налаженный быт на жизнь в балках среди сибирских комариных болот?
Но от третьего, настойчивого призыва Муравленко, в ту пору возглавлявшего Главтюменьгеологию, Аникин уже отказаться не мог. 
— Не спрашивали тогда. Ему не хотелось, но не откажешься, такие были времена, — вспоминает его супруга Светлана Федоровна.

Будут и в Сургуте на каблуках ходить
К приезду Аникиных в Сургут, он уже носил статус города. Но разве этот рабочий поселок, пусть и с древней историей, можно было назвать городом?
От аэропорта до места назначения добирались по непролазной грязи больше часа. С чемоданами, с молодой женой и маленьким сыном на руках.
Возможно, уже тогда Аникин решил, что сделает все, чтобы в Сургуте стало также чисто и красиво, как в его родной Башкирии? И чтобы его жена и все женщины могли ходить по городу в туфельках на каблуках.
Но до этого времени было еще далеко. Сургутская грязь — мелочь по сравнению с непролазными болотами, среди которых находились буровые. И все же молодость и уже сформировавшийся к тому времени сильный характер не дали пасть духом. Наоборот, трудности заставляли искать пути их решения. И молодого неравнодушного инженера заметили окружные власти.
Однажды вызвали и предложили… Хотя, пожалуй, сейчас это назвали бы по-другому: сделали предложение, от которого он не смог отказаться. В общем, объявили в 1979 году о выдвижении его кандидатуры на должность председателя исполкома Сургутского городского Совета народных депутатов. Обрадовался ли он такому доверию? Его супруга в одном из интервью сказала без обиняков:
— Почему не обрадовалась его назначению? Он стал намного меньше получать. Даже я, работая старшим инженером в тресте, зарабатывала больше. Была же семья, дети.
Это для тех, кто рвется к власти, чтобы почувствовать себя командиром, руководящая работа желанна. А если на первом месте стоит ответственность за все, что происходит в городе, с людьми, — это тяжелое  испытание.

справка «СТ»  
 
АНИКИН Николай Григорьевич родился в 1933 году в Бирске Башкирской АССР, делегат съезда КПСС. Окончил Уфимский нефтяной институт (1958 г.). В 1958-64 гг. — помощник бурильщика, бурильщик, старший инженер, буровой мастер, начальник участка Белебеевской конторы бурения треста «Башзападнефтеразведка». В 1964-68 гг. — начальник производственно-технического отдела Исянгуловской конторы бурения треста «Башюгнефтеразведка». В 1968-1971 гг. — начальник производственно-технического отдела Правдинской конторы бурения треста «Сургутбурнефть», главный инженер. В 1971-77 гг. — замначальника, технолог отдела по бурению объединения «ЗапСиббурнефть», г. Сургут. В 1977-79 гг. — начальник технического отдела


Не завезли вовремя продукты в магазин — виноват градоначальник. Случился пожар в балочном городке — опять ему ответ держать. Людям не хватает жилья, детских садов и школ — опять с него же спрос. А город-то молодой. Средний возраст сургутян в то время — 26 лет. Что ни день, то свадьбы гуляют. А там и ребятишки пошли. Только успевай строить.
И ведь успевали. Город стремительно рос. Вместе с ним шла в гору и карьера Николая Аникина. В 1981 году не заметил, как стал первым секретарем горкома КПСС. Опять оказали доверие. Значит, нельзя не оправдать. И оправдывал сложные девять лет. 
Конечно, в городе нефтяников хоть партия и была руководящей и направляющей силой, но деньги и трудовые ресурсы давало градообразующее предприятие. Аникину удалось наладить с Сургутнефтегазом такие отношения, что город развивался семимильными шагами. Вторая Сургутская ГРЭС, первый битумный завод, который позволил осуществить мечту Аникина о ровных тротуарах и чистых улицах. Мясокомбинат, хлебозавод, пивзавод… А еще поликлиники, детские сады, школы. ДСК работал в три смены — строили до 600 кв. м  жилья в год. 

Встреча с Горбачевым
В Сургут засвидетельствовать свое почтение нефтяникам приезжали министры и члены ЦК партии. Почивал ли Аникин на лаврах? Вряд ли. Иначе, наверное, встретил бы первого секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева бравурными отчетами, а не жалобой на перебои с продовольствием. Мы стране нефть, а у детей нефтяников нет элементарного молока? Говорят, в ту пору сухое молоко привозили из Канады. Так после того Аникинского откровения, оно почти все шло прямиком в Сургут. Склады завалили под завязку. Потом этим молоком еще и соседние города и поселки снабжали.
В тот же свой приезд Горбачев побывал на строящемся ДК «Энергетик», а это был долгострой — шесть лет как начали и конца-краю не видно. Тогда Горбачев сказал: «Я знаю, кому поручить строительство этого объекта». И посмотрел на Аникина. Достроили за полтора года.
В 1986 году Аникин был делегатом XXVII съезда партии. Делегатов много, да не каждый берет слово. А если и берет, так чаще затем, чтобы отчитаться о достижениях — вот мы какие хорошие. А Аникин опять за свое: в северном Сургуте, где восемь месяцев в году зима, нет лыж!
Это сегодня кажется: что тут особенного заявить с высокой трибуны о проблемах? Сейчас это даже можно. А тогда могло по-другому обернуться: ты главный в городе, с тебя и спрос. Но Аникина услышали и поддержали. Не успел он вернуться из Москвы, а в магазинах уже вовсю торговали лыжами.
С партийного руководителя за добычу нефти спрашивали не меньше, чем с генерального директора объединения. «Мы ни разу не сорвали ни одного плана», — говорит Николай Григорьевич.
Коллеги вспоминают его тепло и с уважением.
— Каждое совещание с нами, партактивом, он начинал с вопроса: «Какие проблемы волнуют людей? О чем говорят?». Это было важно знать и четко докладывать. А когда он давал кому-то поручение, то все старались его исполнить вовремя и только на отлично, — вспоминает председатель благотворительного фонда «Ветеран Севера» Маргарита Бондарева, в то время возглавлявшая профсоюзные организации.
Этот фонд, к слову, Аникин и создал. Хоть и переехал в 90-е в Тюмень, но в душе остался сургутянином. А когда Советский Союз распался, и люди оказались брошенными на произвол судьбы, он не стал безучастно смотреть на это. Придумал и учредил свой Союз — объединение земляков-северян. Помогли старые связи с нефтяниками. Руководитель Сургутнефтегаза Владимир Богданов до сих пор шефствует над союзом ветеранов и сургутским землячеством, не забывает людей, чьими руками построено то, что по сей день кормит нашу страну.


из воспоминаний  

«Что представлял тогда собой Сургут в 1968 году? Город молодых. Минуло всего три года, как ему присвоили городской статус. Запомнилась полная неустроенность быта. Бездорожье. Ходили в сапогах. Магазинов было мало, не хватало молока, других продуктов. Население составляло 28 тысяч человек. Но город рос как на дрожжах. В основном за счет балков, которые строились из подсобных материалов: досок, опила, рубероида. Когда я был председателем горисполкома, насчитывалось около 40 тысяч балков! Ежегодно приезжали десятки тысяч человек. Многие из-за бытовых трудностей возвращались обратно. А уж кто не сдрейфил, те становились настоящими сургутянами»
 
«В июне 2003 года я был приглашен в Сургут городской администрацией. Северяне отмечали очередную годовщину молодого, несмотря на четырехвековую историю, города. На это же время пришлось и еще одно событие: победа во Всероссийском конкурсе «Самый благоустроенный город России». Проходя по широким улицам новых микрорайонов, я вспоминал, каким неустроенным был город всего 35 лет назад. Но и тот Сургут мне был дорог»
 
«Вспоминаю и забавный случай. В одном из аэропортов пожилая женщина, узнав, что я лечу в Сургут, не отходила от меня ни на шаг. Отправляясь в немыслимо далекий северный край, она была рада, что нашла попутчика. Успокоившись, она доверительно рассказала мне, что ей вообще-то надо не в Сургут, а в Таратыновку. Но ей объяснили, что из Сургута добраться до Таратыновки очень просто. Не знала она, что «Таратыновка» — это микрорайон самостроя тогдашнего НПУ «Сургутнефть», где замначальника управления работал Б. Н. Таратынов»
 
«Надо признаться, не без издержек для жителей области осваивались нефтяные и газовые месторождения. Но ведь эти богатства и сейчас позволяют достойно жить всей России. Нельзя ни очернять, ни идеализировать прошлое. Мы не выбираем время. Это время выбрало нас, и мы работали, как могли. Я считаю себя счастливым человеком. Мне повезло быть участником того подвига, что совершил советский народ на просторах Сибири во благо Родины»
 
«Я много лет занимался строительством домостроительного комбината (ДСК). Когда комбинат вступил в эксплуатацию, стали «распутываться» многие узлы, связанные с жильем и объектами соцкультбыта. Темпы строительства резко возросли. Как-то с Александром Леонидовичем Сидоровым, который работал тогда в СУ-9, прибыли в 11-й микрорайон, где сдавались две большие школы. Казалось бы, победа, прорыв! И вот мы в одной из школ. Торжественная линейка, первый звонок — все как положено. Заходим в здание вслед за первоклассниками. Идем по коридору и видим таблички: 1 «А», 1 «Б», 1 «В», 1 «Г»… и далее по алфавиту. Одиннадцать первых классов! Подумалось: «Нет, до победы нам еще далеко. При таком количестве детишек нам еще строить и строить»
 
«Иногда меня спрашивают: часто ли вы пользовались предоставленной властью? Я честно отвечаю: иногда пользовался — может быть, и не в строгом соответствии с общепринятыми правилами. Взять ту  же Станцию переливания крови. Негде ее было разместить! А трест «Сургутгазстрой» возвел для одного из своих управлений отличную контору. Нужна контора — кто же спорит? Уже и переезд был назначен. Но мы в исполкоме решили, что в политическом, гражданском и социальном смысле правильнее будет разместить там Станцию переливания крови. Разразился скандал. Управляющий трестом Ю. В. Лаврентьев обратился к начальнику главка М. В. Чижевскому. Тот дал команду: занимайте помещение, наше право. А я настойчиво требую от  Лаврентьева: звони в главк и говори, что Аникин выставил у здания милицейский пост. Так на улице Строителей обосновался важный медицинский объект. До 8 тонн крови сдавали в год сургутяне. Когда в Спитаке произошло землетрясение, эта кровь помогла спасти многие человеческие жизни. Ну, а контору потом, конечно же, построили»
 
Из книги «У штурвала Сургута. 
История городской власти 1965–2009 гг.»

Фотографии сюжета / 2 фото
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии