×
Общество
0

Ветераны-геологи — о работе с Фарманом Салмановым и укладе жизни первопроходцев

Встречи на территории мемориального комплекса геологов-первопроходцев «Дома Фармана Салманова» в канун Дня геолога давно стали традиционными. Вот и в этот раз в камерной обстановке несколько десятков геологов собрались вместе в преддверии своего профессионального праздника, чтобы почтить память первопроходца Фармана Салманова. О нем столько написано и сказано, что сегодня, как ни вспоминай и ни говори, все будет лишь повторением. Тем не менее, каждое воспоминание о Салманове, по сути своей — камень в фундамент истории великой эпохи великих людей.

Не признавал ни званий, ни чинов…

Сегодня тех, кто знал лично неистового Салманова, кто работал с ним в те далекие шестидесятые, — единицы, что, впрочем, и неудивительно: многие уже пересекли 80-летний рубеж. Тем бесценнее каждое свидетельство о той невероятной эпохе романтиков, первопроходцев, энтузиастов…

Маргарита Григорьевна Людофун — супруга легендарного инженера-геолога Федора Николаевича, в Сургуте с 1962 года. Работала в отделе кадров под началом Фармана Салманова. Она вспоминает, что для него не существовало ни чинов, ни званий. Взрывной по характеру, он мог беспощадно и резко высказать в лицо все, что думает, отстаивал свое мнение на всех уровнях и никогда не кичился своими регалиями.

— Не было у него этого начальнического гонора, он на равных общался с людьми. Очень не любил разгильдяев и пьяниц. Помню, работал у нас один газосварщик, Лева. Руки были золотые, мастер, какого поискать! Но как только вернется с вахты, получит зарплату, все — пиши, пропало: запьет по-черному. Закончатся деньги, отойдет от похмелья Лева и с повинной к Фарману Курбановичу. А у меня кабинет рядом, все слыхать. Боже, как он его «чистит», ругает! Он в гневе выражений не выбирает, бегает по кабинету, стульями грохочет, кажется, что сейчас прибьет. Но потом разговор все тише, тише, и, смотрю, Лева  выходит из кабинета и шепчет: «Все, иду работать». Позже я привыкла к таким «баталиям». Салманов был справедливым человеком — если провинившийся работник трудяга, он его никогда не уволит. Таких, как Лева, он держал, потому что они пропьются, отойдут и работают на буровой сутками, в любую погоду, не считаясь ни с чем. А вот лодырей и рвачей он на дух не переносил, — вспоминает сегодня Маргарита Григорьевна.

Простая история

Неприхотлив в быту, неприхотлив в еде, вспыльчив и отходчив, справедлив — таким запомнился Салманов своим современникам.

— Фарман Курбанович был мясоедом, наверное, как все южане. Но в еде был неприхотлив. Его любимые блюда — пельмени и картошка в мундире с селедочкой. А еще он любил рыбу-строганину — это блюдо местных коренных жителей. Что объединяло наши семьи? Мой муж был азербайджанцем, он приехал в Сургут как молодой специалист по распределению, а Салманов был тогда руководителем экспедиции. Их сблизило, что они были земляками. Я работала лаборантом, и не знаю почему, но как только появился Халилов, все почему-то посчитали, что это брат Салманова и стали его сватать за меня. Дело в том, что  Салманов каждое утро после планерки приходил в лабораторию, где я работала, и интересовался, как идут дела, как мне работается, а старшим сотрудникам говорил: «Вы помогайте ей». И все почему-то решили, что он хочет сосватать меня за своего якобы брата Халилова. И ведь наворожили-таки, — смеется Лидия Ивановна Халилова. 

Наивные времена

Жизнь  на Севере в те годы была непроста во всех смыслах. Суровый край не каждого принимал, он жестко испытывал человека на прочность, порядочность, честность. История, рассказанная Халиловой, могла произойти только в Сибири, где веками ковался особый склад характера и особые человеческие взаимоотношения.

— Однажды Салманов на катере прибыл в Сургут рано утром, а я в это время ушла  за молоком. Тогда двери не запирали на замки, просто прикрывали, вставляли  в пробоину веточку или подпирали веником — это значит, что хозяев нет дома. И вот возвращаюсь я с молоком, смотрю — веточки нет. Хвать за ручку — дверь закрыта изнутри. Я к окну — там шторка занавешена, а я ее отдернула, когда пошла. Странно, думаю, муж на вахте, кто же в доме? Стучу в дверь — выходит Салманов сонный: Лида, извини, я приехал сегодня рано утром и зашел отдохнуть. Прилег тут у вас на полу на шкуре медведя. Ты уж не ругайся, а мужу я сам все объясню.   

—  И как объяснил?

— Это сегодня такая история могла закончиться ссорой и разводом, а тогда и мысли плохой никто бы не допустил. Мы вместе делили и хлеб, и невзгоды, радость и беду, мы вместе проводили отпуска.

Последний романтик

Взаимоотношения начальства и подчиненных носили в те годы совсем иной характер, нежели сейчас, не было тогда четкой субординации, но было уважительное отношение к работнику, как к личности. Собравшись в кабинете руководства, рядовые сотрудники, мастера, сообща обсуждали вопросы, засиживались за полночь и спорили с начальством до хрипоты.

— Салманов с Халиловым так схватывались, бывало, так орали друг на друга! Начинают волноваться — переходят на родной язык. Два слова по-русски, пять — на азербайджанском, — вспоминает Лидия Ивановна.   

Салманов запомнился современникам разным, но в одном сходились все: он был великим тружеником, не щадил себя в работе, не отсиживался в кабинете, мог протопать многие километры по болотам месторождений, ночевать в вагончиках на буровых, не брезговал случайным ночлегом и непритязательной кухней вахтовиков. Дом, в котором с 1957 по 1961-й год жил Салманов, наглядно показывает, насколько был скромен и прост быт именитого геолога. Здесь и сегодня ощущается неповторимый колорит ушедшей навсегда эпохи первопроходцев середины ХХ века. А величественные кедры, сохраненные геологом, свидетельствуют, как близко подступала тайга в то далекое время.

…Прошло двенадцать лет, как ушел из жизни Фарман Салманов. Его нередко называют человеком, создавшим эпоху. Своими открытиями он действительно дал новый вектор развития стране  и сам стал эпохой последних романтиков, оставивших огромное материальное наследие грядущим поколениям.






Фотографии сюжета / 6 фото
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии