×
Общество
0

Всем смертям назло

Как наши деды и прадеды воевали


«Меееее!!!», — послышалось из-под стола. Через некоторое время оттуда с побагровевшим лицом вылез… мой любимый дедушка. Несмотря на большую разницу в возрасте, он безропотно выполнял правила нашего договора. Изображать под столом козу было условием для проигравшего в домино. Мне, тогда еще несмышленому пацану, это казалось смешным и забавным. Но сейчас я понимаю, что мой дед — фронтовик Анатолий Михайлович Гузенко — не просто держал слово. Играя, он хотел на время забыть о войне, своих ранениях и стать таким же беззаботным мальчишкой, как и я.

«Дедушка-голубчик»
Почти каждый год я проводил лето в доме у бабули и дедули в Запорожской области и всегда с нетерпением ждал, когда дедушка освободится и найдет время для нашей любимой забавы — игры в домино.
С тех пор прошло больше сорока лет, но я до сих пор с ностальгией вспоминаю те времена.
Я очень любил своего дедушку и гордился им: он был добрым, начитанным и обладал чувством юмора. «Дедушка-голубчик», — с такой теплотой и нежностью его называли дети и внуки за чтение сказки с одноименным названием. Качаясь со мной на качелях под аркой, увитой виноградом, он наизусть рассказывал мне басни Крылова, а однажды подтянулся на перекладине и… сделал подъем переворотом! Я был потрясен и написал об этом случае заметку «Горжусь дедом-фронтовиком» в районную газету «Днепровские огни».
 
От деда — к отцу, от отца — к сыну
Мой дедушка, Анатолий Михайлович Гузенко, прошел всю войну. Комиссаром батальона стрелковой дивизии на Волховском фронте он попал в окружение. Был дважды ранен и контужен, что впоследствии привело почти к полной потере зрения и слуха.
Командовал офицерской ротой резерва политсостава Юго-Западного и третьего Украинского фронтов. Войну закончил в Вене (Австрия). Награжден орденами Отечественной войны первой и второй степени, Красной Звезды, медалями «За оборону Ленинграда», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг».    
Дед-фронтовик и мой отец Евгений Николаевич Свинков, подполковник, военный летчик, всегда были для меня примером. Поэтому при выборе профессии я не колебался ни секунды и  связал свою судьбу с армией.
Курсантом военного училища во время отпусков я тоже приезжал проведать деда. К тому времени он перенес два инсульта, левая сторона была парализована. Но фронтовик до последнего не сдавался. Дед брал мою ладонь своей по-прежнему крепкой рукой, и я чувствовал, что силенок у него еще хватит на двоих…
Вот уже 25 лет живу с семьей в Сургуте. В память о своем героическом дедушке каждый год 9 Мая моя семья участвует в шествии «Бессмертный полк». В этом году мы примем участие в акции в третий раз. Вместе с сыном Евгением, правнуком майора Гузенко, мы гордо понесем в руках транспаранты с фотографиями и боевыми наградами наших дедов и прадедов.
 
Фронтовыми дорогами
Страшная и жестокая война унесла миллионы человеческих жизней. Почти в каждый наш дом пришли горе и страдание: многие семьи получили с фронта похоронки или сообщения о пропавших без вести...
Однако в героической летописи 40-х годов ХХ века были и радостные встречи, когда мужья, отцы и братья возвращались домой живыми. Но когда в родные края с фронта пришли мой дедушка и все его четыре родных брата и племянник — это иначе, как чудом, не назовешь!
Дорога на войну у братьев оказалась разной. Михаил и Валентин были призваны на фронт Запорожским и Мелитопольским районными военными комиссариатами (РВК). Александр, Анатолий и Николай получили повестки в армию в эвакуации: в Краснокутском и Красно-Партизанском РВК Саратовской области.
Кроме того, в 1943 году добровольцем ушел на фронт 17-летний Евгений, сын старшего из братьев Гузенко. Он прибавил себе один год и после войны тоже возвратился в отчий дом с Победой! Служил в разведке, в 47-й гвардейской стрелковой дивизии. Войну закончил в городе Вальдштадт (Германия) сержантом. Награжден медалью «За отвагу».
Его отец, Михаил, воевал в отдельном пулеметно-артиллерийском батальоне в составе второго Белорусского фронта. Войну закончил в городе Гданськ (Польша) старшим лейтенантом. Награжден орденом Отечественной войны второй степени и медалью «За боевые заслуги». После войны продолжил службу в армии. В запас ушел подполковником.
Александр воевал артиллеристом на 3-м Украинском фронте. Войну закончил в Вене (Австрия) в звании капитана. Награжден орденами Отечественной войны первой степени и Красной Звезды.
Николай проходил службу в звании старшего лейтенанта в одной из дивизий, дислоцированных в Иране для обеспечения безопасности транспортировки грузов по ленд-лизу. Награжден орденом Отечественной войны второй степени.
Валентин Гузенко служил сапером в третьем гвардейском кавалерийском корпусе. Войну закончил в городе Картлево близ Гданьска (Польша) в звании гвардии капитана. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны первой и второй степени и Красной Звезды.


 
Сила материнской веры
Остаться в живых в той страшной войне моим дедам и дяде помогла сила материнской любви и веры. Когда сыновья и внук уходили на фронт, Елена Калиновна не плакала и не голосила. Только сказала: «Как Бог даст».
«Я вам запрещаю плакать или гадать на картах, — говорила Елена Калиновна своим невесткам. — Вы должны верить, что мои сыновья и ваши мужья вернутся живыми».
«Мы с мамой, Галиной Семеновной, действительно старались не плакать. Мы ждали своих родных с Победой и верили, что они все вернутся живыми с войны», — вспоминает моя мама, Людмила Свинкова, внучка Елены Калиновны.
Моя мама хорошо помнит день, когда ее отец ушел на фронт защищать родную страну.
«Когда началась война, мне было всего пять лет, а моему братику Коле — четыре годика, — делится воспоминаниями дочь фронтовика. — Немцы уже были на подступах к Запорожью. Папа, как прокурор района, успел уничтожить все секретные документы и чудом вырваться из кольца окружения, так как все близлежащие села уже были заняты врагом».
 
Дважды спасенный
«Отец был немногословен и редко рассказывал о войне, он наслаждался мирной жизнью, — вспоминает Людмила. — И все же он поведал мне несколько фронтовых историй, которые я запомнила на всю жизнь. Будучи в окружении, папа и его фронтовой друг дали друг другу клятву: пока не убедимся в гибели одного из нас — не сообщать нашим семьям об этом. После очередного прицельного обстрела советских позиций вражеской артиллерией поступила команда всем срочно покинуть блиндаж и залечь в лесу. И в этот момент мина попала в блиндаж и сравняла его с землей. Все сказали: «Ну все, Анатолий погиб», но его друг, помня о клятве, вдруг скомандовал: «Быстро берем саперные лопатки и раскапываем блиндаж!». Многие не верили, что найдут отца, когда его откопали и вытащили, он не дышал. Из ушей и носа текла кровь. Ему освободили рот от земли, облили водой, сделали искусственное дыхание, и, о чудо, он задышал! Так мой отец получил тяжелую контузию, после которой долго лечился в госпиталях. Здоровью папы был нанесен непоправимый урон. От последствий ранений и контузии он не смог оправиться до конца своих дней».
Дедушка одним из последних покидал Запорожскую область в 1941 году и одним из первых освобождал ее в октябре-ноябре 1943 года в ходе Днепропетровской наступательной операции.

Из аттестации наградного листа от 27 декабря 1943 года:
«Тов. ГУЗЕНКО А. М. в борьбе с немецкими оккупантами имеет 2 ранения. В период проводимой операции Юго-Западным фронтом по ликвидации Запорожского плацдарма немцев на левом берегу реки Днепр выполнял ответственные задания — продвижение эшелонов с боеприпасами к передовой линии. Задание выполнил четко, боеприпасы своевременно доставлялись боевым частям. При выполнении заданий проявляет мужество, храбрость, настойчивость. Достоин правительственной награды — ордена Отечественной войны II степени».

«Другой случай произошел в середине войны. Папе предстояло отвезти на самолете секретный пакет в штаб дивизии, — рассказывает моя мама. — Но накануне вылета отец тяжело заболел, и командование приняло решение отправить на задание его друга. Самолет принял воздушный бой, друг отца был смертельно ранен пулеметной очередью, но экипажу удалось посадить самолет. Папа хоронил своего однополчанина и сохранил его фотографию. Показывая фото друга, отец говорил: «На его месте должен был быть я». Вспоминая эти трагические события тех лет, мой отец не сдерживал слез, и я плакала вместе с ним». 


 
Из Кавказа в Запорожские степи
Мой дедушка и его три брата Гузенко родились в городе Грозный. Семья Гузенко переехала на Северный Кавказ из Украины на заработки, трудилась на нефтяных промыслах, а после октябрьских событий вернулась на родину, в Запорожскую область.
«Гузенко жили всей семьей в большой землянке, вырытой своими руками, — рассказывает Николай, старший сын моего дедушки. — Старшие сыновья батрачили, а когда был организован колхоз «Авангард», с утра до вечера трудились на колхозных полях». 
«Елена Калиновна сама поднимала шестерых детей: старшему из них, Михаилу, было 17 лет, а самому младшему, Валентину, три годика, — рассказывает Людмила. — Жили дружно одной большой семьей. Старший из сыновей был для младших как отец. Братья и сестра Вера слушались Михаила и всегда помогали друг другу».
 
Мирная жизнь
После войны судьба разбросала братьев-фронтовиков по городам и весям необъятной страны. Николай стал учителем истории, а затем директором школы в городе Изюм Харьковской области.
Валентин волею судьбы оказался в Ленинграде, Александр обосновался в городе Синельниково Днепропетровской области. Оба освоили рабочие профессии.
Только два брата, Михаил и Анатолий, вернулись в родные края. Офицеры запаса, герои-фронтовики до последних лет жизни трудились, нянчили внуков и правнуков в Запорожской области: Михаил — в Мелитополе, а Анатолий — в поселке Червоноармейск (ныне город Вольнянск).
Сын старшего из братьев Гузенко, Евгений, стал полковником, участвовал в Венгерских событиях 1956 года. Был ранен, награжден орденом Красной Звезды.
В 1961 году братья Гузенко собрались в последний раз, чтобы вместе отметить 80-летие своей мамы, Елены Калиновны. После войны моя прабабушка жила у сына Николая в городе Изюм Харьковской области. Здесь же и была похоронена в возрасте 89 лет.
 
Листая страницы истории
«Отец не любил рассказывать о войне, — вспоминает мой дядя Николай Гузенко. — Старался отделаться общими фразами».  
Николаю Анатольевичу 81 год, в семье он старший сын. Ему и достались в наследство все документы отца, которые он скрупулезно изучает.
В 1943 году мой дедушка после тяжелого ранения и лечения в госпитале навестил семью в эвакуации. Вот как об этом рассказывает старший сын фронтовика:
«В то время мне было шесть лет, но я хорошо запомнил этот день. Кукурузник По-2, на котором прилетел отец, сел прямо на поле за селом Подшибаловка, — вспоминает мой дядя. — К самолету на двухколесной повозке, так называемой «бедке», поехал председатель колхоза. Я пустился вдогонку, и председатель, увидев это, остановился и взял меня с собой. Когда мы подъехали к самолету, папа разговаривал с летчиком. Увидев меня, он подхватил, как пушинку, крепко обнял и расцеловал, а затем посадил на мягкие пружинистые сиденья кабины летчика. Самолет подрулил прямо к селу, и моя бабушка, мама и сестричка наконец-то увидели и обняли отца. Встреча была незабываемой, со слезами на глазах, но вскоре нам пришлось расстаться. Через три дня отец улетел в штаб фронта».
У старшего сына сохранилось множество документов моего дедушки: удостоверения к орденам и медалям, партийный билет, учетная карточка члена КПСС, фотографии, письма. Совсем недавно к большой радости своего дяди я отправил ему новые документы, которые мне удалось обнаружить на сайте podvignaroda.ru. Целый раздел посвящен майору Гузенко: его боевой путь, карты оборонительных и наступательных операций, донесение, составленное чернилами на обычных разлинованных листах, наградные листы, которые хранятся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации. Вот что написано в одном из них:



Из аттестации наградного листа от 2 мая 1945 года:
«ГУЗЕНКО А. М., выполняя много ответственных и трудных заданий, хорошо проявил себя при организации переправ грузов и войск через р. Дунай и во время снабжения наступающих войск в районе Секешфехервар, Будапешт, Веспрем, Вена. Находясь вместе с Членом Военного Совета фронта в частях, тов. Гузенко проявлял много старания, инициативы и умения, четко выполняя возложенные на него поручения. Достоин награждения орденом Красной Звезды».

«Отец любил слушать песни военных лет, — вспоминает старший сын фронтовика. — Он часто просил меня завести трофейный патефон и поставить пластинки с его любимыми песнями «Темная ночь» и «Вьется в тесной печурке огонь». И когда из нашего двора на улице Чкалова, 19 из патефона доносились знакомые мелодии, собирались люди из соседних домов».
Мой дедушка любил не только слушать песни, но и читать стихи. По воспоминаниям моей мамы, одним из любимых поэтов-фронтовика был Константин Симонов. В редкие минуты затишья между боями дедушка писал письма с фронта своей любимой Галочке и каждый раз цитировал строки из стихотворения «Жди меня», которые трогали своей теплотой.
В победном мае, спустя четыре года после окончания Великой Отечественной войны, в семье фронтовика родился младший из сыновей, Михаил. С детьми и внуками он живет в родительском доме, в 2019 году ему исполнится 70 лет.

Жизнь продолжается 
Мой двоюродный брат Константин тоже стал военным. 
9 Мая он вместе со своими братьями возлагает алые гвоздики на могилу фронтовика, отдавая дань уважения и памяти его бессмертному подвигу.
У моего дедушки шесть внуков и шесть правнуков, подрастает праправнучка Полина Гузенко. Он и его братья воевали за них и вернулись с фронта победителями, подарив жизнь будущим поколениям.  
Человек действительно жив, пока жива память о нем. 9 Мая, в день Великой Победы, герои-фронтовики вновь встают в строй. Вместе со своими внуками и правнуками они безмолвно прошествуют в составе «Бессмертного полка», напоминая всем, что нашу общую историю забыть невозможно!
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии