Выбран регион
×
Общество
0

«Я сама придумала себе такую жизнь»: актриса Ольга Прокофьева — про стерильные сургутские зимы и мистику «Моей прекрасной няни»

Сургут увидел «Пигмалиона». С гастролями в рамках фестиваля «Золотая маска» город посетил Московский академический театр имени Владимира Маяковского. На сцене Сургутского музыкально-драматического театра - известные и любимые всеми артисты: Игорь Косталевский, Наталья Палагушкина, Татьяна Рогозина и Ольга Прокофьева, с которой «Сургутской трибуне» удалось поговорить незадолго до начала спектакля. О легендарной Жанне Аркадьевне, красоте сибирских зим и актерской кухне — в интервью «СТ».

Ольга Евгеньевна, режиссер спектакля «Пигмалион» Леонид Хейфец неоднократно говорил, что считает вас соавтором постановки. В чем заключается соавторство?

— Леониду Ефимовичу огромный поклон за такие слова. Он великий мастер, у него совершенно отличный авторский стиль. Мы сейчас репетируем с ним «Вишневый сад» и шутим, что наш спектакль будет настоящим ноу-хау: там не будет ни одного обнаженного тела, ни одного матерного слова (смеется). Мы впереди планеты всей, таких спектаклей почти нет. Леонид Ефимович иногда может позвать, чтобы посоветоваться, и всегда выслушает, прислушается и, возможно, даже возьмет в постановку. Это исключительно его желание нас спрашивать, а уже наше желание или возможность — что-то умное и полезное ответить. В принципе, все спектакли он сочиняет обязательно в соавторстве — с актерами, композиторами, сценографами.

Судьба одной постановки

Ваша героиня миссис Хиггинс — ироничный персонаж. Или это на первый взгляд так кажется?

— Некоторые эпизоды Леонид Ефимович пытался делать более драматичными, но мы шутим, что, в конечном счете, победил все-таки сам автор — Бернард Шоу. Потому что сам материал настолько изящен и ироничен, что даже если уходить в другой жанр и делать социальную драму, все равно Бернард Шоу пролезает и побеждает. В уста миссис Хиггинс вставлены очень остроумные и мудрые слова. Да, мы сделали это с ироничным преломлением, но Леониду Ефимовичу неинтересны поверхностные шутки, ему интересна сама суть, а уж этот текст сам присоединяется и составляет общую картину. Я попыталась сделать миссис Хиггинс дамой ироничной. Но если присмотреться, то и сегодня можно встретить таких женщин, которые прожили со своими сыновьями всю жизнь, так и не став бабушками, не увидев сына в роли мужа… Каждый видит свое. Мне хотелось ее сыграть в стиле Бернарда Шоу. И как бы мы не разрывали душу со сцены, произнося важные вещи, есть некая ироничная интонация, которую необходимо обязательно в авторе чувствовать. Может быть, зритель смеется над ироничными ситуациями, но это не обязательно яркий комедийный персонаж.

Спектаклю в декабре будет год. Как его принимает зритель в разных городах?

— Действительно. Время бежит,  спасибо, что напомнили, мы даже не заметили, как год пролетел. Могу констатировать, что в Москве я не имею возможности пригласить дорогих мне людей — мне дают от силы два-три местечка. У нас переаншлаг в столице, в Таллине и Риге спектакли тоже прошли с успехом. К счастью, у постановки прекрасная судьба. Какая бы реклама ни была, гениальнее сарафанного радио ничего нет. И если зрителю нравится, то это показатель.



«Оля, мера!»

Вы себя называете ветераном антрепризного движения. Наверное, это очень сложно — постоянные перелеты, редкие встречи с родными…

— Если вы зайдете на мой официальный сайт (кстати, вот ссылка на него — www.olgaprokofieva.ru), у вас будет легкое потрясение.

Почему?

— В прошлом месяце я отыграла 25 спектаклей, а в этом месяце у меня их будет 26. Из Сургута я лечу в Ростов-на-Дону, потом играю два спектакля в Москве, в Санкт-Петербурге… Я не ропщу, поскольку сама составляю себе такие графики, никто ведь меня не заставляет. Я придумала себе такую жизнь. Да, она сейчас, конечно, очень плотная, и я ее пересмотрю. Ваш вопрос актуален (улыбается). Но пока, на эту осень и зиму, меня все устраивает. У меня будут шикарные шесть дней в январе. Обычно я провожу каникулы в  Розе Хутор, катаясь на горных лыжах. В этом году мы изменили своим предпочтениям и решили отправиться в Карпаты. Такой отдых позволяет мне восстановиться.


«Подходишь к рынку — и прямо на снегу люди торгуют мясом. И стерильнее места просто нет! Я представляю, если бы у нас в Москве торговали мясом, и лежало бы это все на земле»

Над какими постановками в театре или ролями в кино работаете сейчас?

— Первое — это «Вишневый сад», о нем я немного уже говорила. Конечно, в этом спектакле мне нравится роль Раневской, и я бы, наверное, попыталась прикоснуться к ней. Но Леонид Ефимович предложил мне сыграть Шарлотту. Ну, что делать! В мае режиссеру исполнится 85 лет, а в апреле, накануне этого события, дай Бог, у нас состоится премьера «Вишневого сада».  К этой пьесе Леонид Ефимович обращался уже, — она бездонна, как и ее прочтения. Каждые 10–15 лет этот текст Чехова звучит в другом контексте.




В кино я тоже снимаюсь, нахожу способы (смеется). Недавно сняли второй сезон сериала «Между нами, девочками». Снимал его Алексей Кирющенко, с которым я познакомилась во времена работы над «Моей прекрасной няней». Находила денечки как-то, освобождала время. Нет, я не скажу, что нахожусь в какой-то агонии. Моему сыну Александру уже 26 лет. Конечно, когда он был младше, сердце материнское разрывалось на куски, и я понимала, что мне нужно останавливаться, бывать дома. А сейчас у сына своя жизнь, он самостоятельный взрослый мужчина. Мы дружим, и моя душа не так болит за него. Разве что когда заболевает. И я уже могу позволить плотный график. Но слово «мера» я очень люблю. Иногда на холодильник креплю бумажки: «Оля, мера!». Нужно оглядываться по сторонам.


«Зрителям нужно и подумать, и посмеяться. Говорят, что два часа смеха  позволяют так насытить кровь серотонином — гормоном радости, что заменяют банку сметаны. Так вот, такая «банка сметаны» тоже нужна»


Мистика «Моей прекрасной няни»

Не могу не задать этот вопрос. Коллега недавно делилась планами и радовалась, что пойдет на «Пигмалиона» со словами: «Представляешь, там играет Ольга Прокофьева. Жанна Аркадьевна из «Моей прекрасной няни», помнишь?». Эта роль — ваша визитная карточка…

— Популярность нам приносит именно телевидение. Один из самых успешных таких проектов для меня — это именно «Моя прекрасная няня». Незатейливый, достаточно симпатичный сериал получился. У него при этом совершенно мистическая судьба. Мы начали его снимать в 2004 году. На дворе 2018-й. Четырнадцатый год он заканчивается на одном канале и начинается на другом. И практически вообще не сходит с экранов! В любой момент где-то в эфире показывают «Мою прекрасную няню». И когда совсем маленькие дети приходят просить автографы, я удивляюсь: «Мой дорогой, тебя еще не было, когда этот сериал вышел на экраны!». Мы однажды с сестрой нашли в плотном графике шесть дней и поехали в Иорданию. И там мы приехали на красные пески в пустыню, чтобы посидеть, помедитировать… Заходим в сувенирную лавку, первым встретился нам араб, который сказал: «О, няня!». Оказалось, у него жена — русская женщина. Шестеро, вроде, детей. Она купила кассеты с сериалом и вечерами с детьми смотрит «Мою прекрасную няню». Так что он тоже знал моего персонажа. Мы посмеялись, что даже в Иордании Жанну Аркадьевну узнают. Телевидение — это штука такая... если какую-то работу сделал хорошо, зрители запомнят твою фамилию, внешность. Но я люблю удивлять своих зрителей. 

Взять, к примеру, работу в «Пигмалионе». Мистера Хиггинса играет Игорь Косталевский, которому недавно исполнилось, на минуточку, 70 лет. А я-то играю его маму. Да, Леонид Ефимович хулиган, дал мне вот такую интересную роль. Я люблю все свои роли — от глубокой драмы до легкой комедии. Зрителям нужно и подумать, и посмеяться. Говорят, что два часа смеха  позволяют так насытить кровь серотонином — гормоном радости, что заменяют банку сметаны. Так вот, такая «банка сметаны» тоже нужна.

Переключаться сложно?

— Это часть профессии. У меня есть спектакль по Миллеру, где я с учетом даже своего опыта все же долго настраиваюсь на роль. Уж сильно она глубокая и трагическая. Мне нужно, как матери, вынести всю ту боль. Иногда трудно выходить из этого состояния. Но это часть профессии. Я вот, к примеру, никогда не смогла бы стать хирургом.

На каждый спектакль нужно настраиваться по-особому. В спектакле «Дядюшкин сон» я играю Зинаиду Москалеву. И я там все три часа не просто постоянно говорю, но и ношусь по сцене в корсетах, на высоченных каблуках. И вот это для меня по физическим затратам очень непростой спектакль, перед ним я стараюсь себя сильно не нагружать. Это та кухня, о которой мы не всегда рассказываем (улыбается).


«Мы сейчас репетируем «Вишневый сад». Шутим, что наш спектакль будет настоящим ноу-хау: не будет ни одного обнаженного тела, ни одного матерного слова»

В Сургуте последний раз вы были чуть ли не 10 лет назад. В прошлый или этот визит успели познакомиться с нашим городом?

— Кстати, во время гастролей мы очень любим гулять, смотреть города. В Сургуте застали сильные морозы, а если учитывать, что к вам мы прилетели из Сочи, где +14 градусов, то это, конечно, интересно. Но я к холодам спокойно отношусь. Как говорят, нет плохой погоды, а есть плохая одежда. Ваши зимы я называю стерильными. Подходишь к рынку — и прямо на снегу люди торгуют мясом. И стерильнее места просто нет! Я представляю, если бы у нас в Москве торговали мясом, и лежало бы это все на земле (смеется). И ничто не пугает меня, все прекрасно! Жизнь прекрасна, главное, чтобы все не так быстро мчалось.


За помощь в организации интервью благодарим Сургутский музыкально-драматический театр.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии