×
Культура
0

Югорский краевед рассказал о событиях военного времени в Березовском районе

Краевед Яков Яковлев подготовил к печати книгу «Земля няксимвольская и хулимсунтская», в которой рассказал о событиях военного времени, происходивших в одном из самых отдаленных уголков Березовского района.

В 2020 году наша страна отметит 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. Она ковалась на передовой и в рыболовецкой артели на далеком Севере, вместе со всей страной ее «приближали, как могли» югорчане в самых отдаленных деревнях и селах. Уходили на фронт, подписывались на облигации военного займа, трудились до изнеможения в тылу.

1941 г.

22–23 июня. Как и по всей стране, в Березовском районе идут митинги по поводу начавшейся войны. Районная газета сообщает о таковом на Сосьвинской культбазе.

Осенью 1941-го жители Няксимволя передают двухдневный заработок в фонд обороны. Также принято решение о сборе теплых вещей для бойцов на фронте.

1942 г.

Тяжелейшее положение на фронте – бои на московском направлении, Ленинград в блокаде… «Всё для фронта, всё для победы!» В тылу не хватает материальных, финансовых, людских ресурсов для выполнения самых насущных, жизненно важных мероприятий. А в глубине Сибири Березовский исполком продолжает взятый еще до войны курс «по сселению и оседанию полукочевого и кочевого национального населения». В частности, планом на грядущий год в Усть-Тапсуйском колхозе Няксимвольского сельсовета для сгоняемых сюда манси предусмотрено достроить десять прежде начатых домов и возвести с нулевого цикла еще два дома. Плюс к жилому фонду за год собираются соорудить контору, баню, скотный двор, пекарню и еще несколько строений хозяйственного и социального назначения.

К марту в Березовском районе 99,5 процента хозяйств обобществлено в 55 колхозов.  Мефодий Самбиндалов из юрт Турват Няксимвольского сельсовета, пытаясь жить по обычаям своих предков – свободных охотников и рыболовов, – не идет в колхоз и не выполняет план на добычу пушнины (советский ясак). Итог – привлечение к уголовной ответственности и суд.

19 апреля. Если по пушной охоте няксимвольские колхозники часто оказываются в передовиках, то по добыче рыбы, как правило, плетутся в хвосте. Вот и районный смотр готовности к путине показывает, что у них из необходимых 27 стрежевых неводов готовы только девять, а из 615 ряжевых сетей – лишь 70. И за полмесяца второго квартала ни один колхоз Няксимвольского совета «не сдал государству ни одного килограмма рыбы».

24 мая. Уходят на фронт директор Няксимвольской школы Л. А. Глинов и учитель Н. Е. Герасимов. Первый погибнет, второму повезет – он вернется.

1 октября. Няксимвольские комсомольцы и школьники, выходя на промысел после работы и в выходные дни, собрали в фонд обороны 1 200 килограммов ягод и 180 килограммов грибов.

В деревне Усть-Тапсуй открывается фельдшерский пункт. Первых больных принимает только что окончивший Ханты-Мансийскую фельдшерско-акушерскую школу Митрофан Тебетев. В будущем он станет заведующим районным отделом здравоохранения, секретарем Березовского райкома КПСС, специалистом по гражданской обороне и даже членом Союза художников России.

1943 г.

13 мая. Люди отдают буквально всё. Покупка облигаций, передача в фонд обороны части зарплаты, производимой в колхозе продукции и теплых вещей из дома, бесплатный сбор дикоросов и вылов рыбы… Плюс к этому и разовые сборы. Например, на строительство подводной лодки «Рыбник Сибири». Сюда жители Няксимвольского сельсовета передают 2 958 рублей.

Нероховские колхозники жертвуют в фонд обороны одну тонну зерна.

Июнь. Няксимвольская школа становится неполной средней («семилеткой»). Впервые сдаются выпускные экзамены за седьмой класс, впервые выпускники школы получают возможность поступать в техникум.

Октябрь. В охотничьей избушке няксимволец В. Юнахов обнаруживает неизвестного человека – вконец изможденного и обессиленного. Он информирует об этом сельсовет, и уже назавтра его односельчанин Григорий Бадагов и медсестра Няксимвольской больницы доставляют найденного в село. Жители Няксимволя делятся с ним последними крохами со своего скудного в годы военного лихолетья стола, сотрудники больницы лечат от запущенного истощения и воспаления легких, комсомольцы устанавливают шефство. Информация, конечно же, доходит до райцентра, и в январе 1944 года вставшего на ноги незнакомца сотрудники Березовского районного отделения НКВД увезут сначала в районный центр, а потом по инстанции – и в окружной. Выяснится, что спасенный няксимвольцами человек – Бекболат Мустафин, один из высших должностных лиц компартии Казахской ССР, осужденный еще в 1938 году, отбывавший наказание в Печоро-Воркутинских лагерях, сбежавший оттуда и чудом умудрившийся через Урал добраться до верховьев Северной Сосьвы.

18 июня 1944 года Ханты-Мансийский окружной суд вынесет Б. Д. Мустафину еще один обвинительный приговор, надолго вернув за колючую проволоку. И только 25 января 1956 года этот приговор будет отменен, а дело за отсутствием состава преступления прекращено. 

После реабилитации Бекболат Мустафин вновь будет работать на ответственных государственных постах Казахской ССР, а в 1990-х годов станет одним из основателей общества жертв политических репрессий Республики Казахстан. Надо отдать ему должное – он не забудет своих спасителей: будет с ними переписываться, расскажет о своем побеге и тепло отзовется о Няксимволе и няксимвольцах в своей публицистике и автобиографической повести.

16 декабря. Колхозы Северной Сосьвы впервые продают зерно государству: «Северная заря» (д. Вазентур) – 27 центнеров, имени Сталина (п. Саранпауль) – 14 центнеров, имени Кирова (д. Нерохи) – 720 килограммов, имени Сталина (д. Шайтанка) – 500 килограммов. Пусть никого не смущают эти скромные показатели. Надо лишь вспомнить, что ни раньше, ни позже ниву на этих землях никто не видел. И каким трудом эти килограммы зерна достались голодным и измученным колхозникам, знают только они – те, чьи могилы и деревни к началу следующего столетия будут заброшены и забыты.

Уходит на фронт Яков Васильевич Канев, который до 1942 года возглавлял Няксимвольский колхоз. Ему повезет – в октябре 1945 года он вернется живым. А потом воспитает вместе с женой девятерых детей, проживет в Няксимволе долгую и достойную жизнь.

1944 г.

10 февраля. Война вносит коррективы в хозяйство даже таких удаленных регионов, как Верхняя Сосьва. Практически сворачивается пушной промысел, который в зимнее время всегда был здесь на первом месте. Обилие и разнообразие спускаемых сверху хозяйственных задач вынуждает местных руководителей переводить штатных охотников на другие участки работ. Так, в Нероховском колхозе (председатель Кроткова) последнего охотника снимают с пушного промысла и отправляют работать возчиком. Семь человек переводят с пушного промысла на другие хозяйственные работы в Хулимсунтском колхозе.

Декабрь. В отсутствие мобилизованных мужчин-охотников для выполнения государственного плана колхозы вынуждены отправлять в тайгу и старого, и малого, и женщин. Так, в бригаде промысловиков Усть-Тапсуйского колхоза ударно трудятся 83-летний Василий Анемгуров и 73-летний Егор Анемгуров. Первый на девятом десятке жизни перевыполнил квартальный план в три с половиной раза. А в Хулимсунтском колхозе белковать выходят десятилетний Вася Пуксиков и его сверстники Илья Алгадьев и Вася Самбиндалов.

1945 г.

5 мая. Через три дня падет Берлин, но в населенных пунктах Няксимвольского сельсовета продолжают принудительно распространять облигации военного займа. Уже собрано 44 тысячи рублей.

Во главе Няксимвольского колхоза стоит Илья Батманов. Это удивительной крепости человек. Он станет отцом 14 детей, половина которых родится до войны, половина – после. Пятеро его сыновей – Афанасий, Константин и Митрофан (Михаил) в 1941 году, а Александр и Василий в мае 1942 года – будут призваны на фронт, достойно пройдут испытания войной и (редкий случай!) все вернутся, хотя и израненными, но живыми, обратно.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии