×
Потребитель
0

За ледоходом идут теплоходы

В Югре стартовала навигация, которую так ждали жители отдаленных поселков. Но пока открыт минимум водных маршрутов, остальные теплоходы ждут своей очереди в затоне. Как они пережили зиму, корреспонденты «Новостей Югры» посмотрели лично, вникнув в тонкости «речного» ремонта.



Затон
Сейчас в затоне Иртыша идет плановый ремонт кораблей. Скоро все они будут спущены на воду.
В большой речной бухте на отстое находятся дебаркадеры, плавполиклиника, грузовые и пассажирские суда разного калибра, нефтетанкеры и баржи. Причем пассажирские корабли зимуют на баржах, чтобы их корпуса и винты двигателей не повредились.
Главный инженер «Северречфлота» Олег Паргунькин рассказывает, что каждые пять лет любое речное судно проходит дефектовку. Корабль поднимают из воды, комиссия осматривает его. Если выявляют нарушения в обшивке корпуса, работе мотора или другие неисправности, то начинается ремонт. Отремонтированные и свежевыкрашенные «Метеоры», «Восходы», «Линды», теплоходы «Заря», тягачи и грузовые катера снова пойдут по маршрутам, а дебаркадеры и стоечные понтоны скоро займут свои места у населенных пунктов.
– Глубина затона – три метра, но зимой здесь воды нет, песчаное пологое дно – идеальная бухта для ремонта и обслуживания флота, – говорит Олег Паргунькин. – Эта вода, которую вы сейчас видите, пришла за два дня с ледоходом, а через неделю под килем уже будет глубина два метра. Один грузовой теплоход – дежурный, уже стоит с запущенными двигателями. Чтобы его завести, мы провели специальные подготовительные работы: горячим паром растопили вокруг двигателей лед. Теперь толкач работает – прогревается и, если что-то случится, готов будет работать «ледоколом» и оказывать помощь на воде.
– Эта неделя началась с открытия навигации в Кондинском районе. Два теплохода «Заря» пошли в рейсы по маршрутам Междуреченский – Луговое и Междуреченский – Кондинское. Цены на билеты пока остались на уровне 2020 года, – сообщили в АО «Северречфлот».
Наш экипаж – семья
Между собой экипаж называет «Метеор-134» пароходом. Он 1977 года производства.
– Пенсионер наш. По обстоятельствам то ругаем – «пароход», то хвалим, в общем, разговариваем о нем и с ним. На реке это наш дом и работа, наши проблемы и радости, – рассказывает сменный капитан Сергей Овсянкин, который уже более 40 лет работает на реке и 12 лет – на «Метеоре-134».
Экипаж корабля – девять человек: три командира, капитан, сменный капитан, капитан-механик, моторист, матросы. Мало того, что они вместе в рейсах, так еще и на берегу ремонтом корабля занимаются. В общем, сами моют, красят и ремонтируют.
– В носовой части вылетело две заклепки из обшивки. Мы еще летом видели, что есть небольшая течь. Но обнаружить причину смогли, только когда подняли «Метеор». Поменяем не две, а сразу все шесть заклепок, покрасим – и будет как новый летать, – заявляет капитан-механик Андрей Ефремов. – Эта поломка для пассажиров незаметна, другое дело – когда окно в салоне волной выбивает, пассажиры разбегаются.


Шторм
Оказывается, речной шторм – довольно частое явление в Обь-Иртышском бассейне. Особенно в районе Салехарда. «Метеор-134» пережил не один экстренный случай.
В шторм полутораметровой волной у него оторвало переднюю часть крыла. Судно накренилось на правый борт. Экипаж принял решение – идти в порт назначения на корпусе. Люди не пострадали. Судно в разгар навигации встало на внеплановый ремонт.
– Скорость – 60 километров в час. Когда на корпус обрушивается полутораметровая волна, то по ощущениям это как на автомобиле въехать в кирпичную стену. Приходится идти, лавировать, штурвал выкручивать, – поясняет Сергей Овсянкин. – Но выбитое окно по сравнению с тем, что нам оторвало часть крыла, – мелочи. Без крыльев мы – не летучий корабль, а речная посудина. В общем, был всем штормам шторм. Ничего, крыло поставили новое. Красавец наш «пароход»!
Несколько раз на нем меняли или ремонтировали моторы. Кстати сказать, на «Линдах», теплоходах «Заря» и «Метеорах» моторы одинаковые – фирмы Man. Только на последних их два.

Цех ДВС
Моторы кораблей – двигатели внутреннего сгорания. Их ремонтируют круглый год в специальном цеху.
– Перебираем двигатель от судна «Линда-Сургут», это ремонт плановый. Смотрим клапаны, заменяем износившиеся части, ставим новые, смазываем. В данной модели моторов часто ломаются поршни, втулки, гильзы и головки. За зиму мы собрали пять двигателей Man, это шестой, – говорит слесарь Раис Маматуллин.
Раис, как и все работники цеха, начинал работу в «Северречфлоте» на реке, был матросом-мотористом. В 2009 году «сошел на землю». Начальник цеха Сергей Титов в организации с 2004 года, сначала плавал на «Метеоре», потом трудился слесарем, досконально знает работу каждого подчиненного.
– Флот – отрасль специфическая, случайных людей не бывает. Кто к реке прикипел, тот остался до конца, – объясняет Олег Паргунькин. – Бывает, работает человек у нас, потом уходит в другое место и снова возвращается. Говорит, не мое там. Река – простор, свобода и романтика, а не в кабинетах пылиться.


Карта
Ночью скоростным судам («Метеор», «Линда», «Ракета» и «Заря») ходить запрещено. Экипаж отдыхает. «Пешеходам» непонятно, как ориентируются суда среди бескрайнего водного пространства, но речники видят знаки, знают все буйки.
– В училище студенты изучают лоции и навигацию. Знают в теории, где у реки притоки, острова и мели. Есть лоции, например Ханты-Мансийск – Салехард, и студенту надо знать, где повороты, перекаты, какие подходы к причалу. На практику ребята приходят, видят это все в «натуре», и капитан говорит, учит, – рассказывает Олег.
На каждом теплоходе есть карты, они корректируются. На картах проложены маршруты с описанием местности, отмечены глубины, мели, буи и знаки.
Все речники связываются по рации на пятой волне. Обычно капитаны приветствуют друг друга и желают счастливого пути, хорошей навигации. Слоган «Семь футов под килем», описанный в литературных произведениях, не применяют, по крайней мере на российских реках.
Гудки для общения используют редко, лишь когда надо обозначить себя в тумане или в экстренной ситуации. Конечно, большой пассажирский теплоход дает гудок при подходе к пристани и когда отчаливает от берега. Это традиция. При этом у каждого корабля своя тональность сигнала, и люди, которые давно работают на реке, различают корабли по «голосу».
В эту навигацию попробуйте и вы прислушаться к «голосу» родных теплоходов. Может быть, они и пассажиров вовлекут в речную романтику.

Цифры и факты
Основным перевозчиком пассажиров на внутреннем водном транспорте на территории Югры и Ямала является АО «Северречфлот», выполняющее 96 процентов пассажирских перевозок водным транспортом в Обь-Иртышском бассейне и около 14 процентов от общего объема перевозок по стране.
В эту навигацию будут работать 34 пассажирских судна «Северречфлота». Они будут обслуживать 27 маршрутов в Югре, шесть – на Ямале и один – межрегиональный: Березово – Салехард.

Теги статьи: #Навигация-2021

Автор текста: Елена Карманова   Автор фото: Игорь Дементьев

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии