×
Культура
0

За ширмой и на сцене

Рассказываем историю актрисы и режиссера Варвары Шмелевой.


Она из тех людей, которых театр выбрал сам. Ее родители всю жизнь посвятили ТЮЗу, а в четыре года Варвара вышла на сцену.
- У меня не возникало мысли, что я могу заниматься другой профессией, - говорит актриса. - Вопрос тут в другом: все же хотят поступать на драму, и я тоже хотела. А что такое театр кукол, знать не знала и видела только в пионерском лагере.
Когда пришло время учиться, Шмелева легко прошла первый тур в Нижегородское театральное училище именно на драму. Затем второй, потом справилась с собеседованием, хореографией, вокалом. Перед третьим туром ей уже говорили, что однозначно возьмут.
- Но в конце нам сказали выстроиться в линеечку по росту, и я оказалась предпоследняя. Тут режиссер, который нас набирал, говорит: «Три последних, до свидания. По росту не проходите». Меня скинули на куклы, и я думала, что жизнь кончена, - вспоминает Варвара. - Но отучившись год, поняла: мир театра кукол мне нравится намного больше драмы. После учебы приехала в Нижневартовск, и так 18 лет работаю в нашем теперь уже Театре юного зрителя.
- Понятно, что родители-актеры сыграли свою роль в твоем выборе профессии. Но почему это не переросло в кино?
- У меня может и было когда-то желание сняться в кино, но у нас оно не развито. Да и театр - это живые эмоции, особенно детский театр. Ребята иначе на все реагируют, и к тому же на подсознательном уровне чувствуют, когда человек со сцены врет. Вообще, я хочу раскрыть мир интересов детей, разобраться, что берет их за душу. Время сейчас насыщенное, и когда ребятам становится лет 12, то зацепить их практически нереально. Тут нужно думать. Маленькие еще верят в сказку, а вот дети постарше понимают, что Дедушка Мороз – это мужик переодетый.
- И что говорят исследования?
- Точно могу сказать, что им заходят ужастики. Я поставила недавно триллер «Тайны темного леса». Да, мне и самой понравилось. Демонология и тайны – это мое все. Но нужно понимать, что я хочу не напугать зрителя, если только чтобы легкий холодок по телу пробежал, а стараюсь увлечь и рассказать хорошую историю.
Кроме работы на сцене, Шмелева еще и режиссер. А некоторые постановки одновременно ставила и играла в них. Правда, теперь говорит, что больше так делать не будет.
- В собственном спектакле приходиться следить не только за собой, и от этого мозги разжижаются. У тебя условно 54 объекта внимания, и вместо того, чтобы настроиться на актерскую работу, следишь за каким-нибудь Васькой, правильно ли он сказал. А потом за Петькой, который что-то не вовремя взял и положил. В голове начинается карусель.
- Ты недавно получила диплом режиссера театра кукол, а «Барабашка» стал ТЮЗом. Не обидно?
- Если честно, обидно. Но театр кукол от нас никуда не уйдет, и свой зритель у меня останется. Хотя и спектакли, в которых буду работать, станут, скажем так, более драматические. Но однозначно куклы мне ближе, они как другая планета, которую приходится раз за разом заново осваивать. Каждый спектакль я думаю, как оживить тот или иной предмет, как он может ходить и говорить. Это магия, ведь в некоторые моменты осознаешь, что не ты управляешь куклой, а она тобой.
- Поговорим о твоих любимых спектаклях. Начнем с кукольных, что это за работы?
- Трудно выбрать какие-то конкретные, потому что для меня все спектакли, как дети. А вот если говорить о недавних постановках, то зрителям прекрасно зашел «Волк и семеро козлят». Сюжеты сказок практически все знают, поэтому всегда хочется перевернуть все так, чтобы детям было интересно. У меня, например, всю историю рассказывает семья гномов. Брат с сестрой постоянно ругаются, и папа им говорит, что они ведут себя, как козлята из сказки. А дети ее не читали, и поэтому они всей семьей начинают разыгрывать историю. В итоге получилось не только про мир, дружбу, но и гармонию в семье, в которой родители должны уделять детям время.
- А с живыми актерами что было из последнего?
- «Пеппи Длинныйчулок» - полностью живой спектакль. Он прошел и начался ужас коронавируса. Постановка физически сложная. В ней у меня, как мы любим говорить, «потненький» костюмчик (поролона не пожалели), потому что играю пухленькую девочку Аннику. Но там очень хороший партнерский состав, и мне все понравилось. Единственное, что возраст наступает на пятки, и роли, которые я играла 18 лет назад, сейчас играть не буду. Мне простите 37, какая я девочка двенадцати лет…
- За эти восемнадцать лет детский театр как-то изменился? Что в нем нового появилось?
- Театр, вообще, вещь постоянно меняющаяся. Одно время все полезли в авангард и модерн. Помню, бывает смотришь на фестивалях, и думаешь: «Почему вы детям такую дичь показываете? Зачем свое режиссерское безумие тащить на сцену?» Но при этом некоторые окружающие говорят: «Ты че, это же такой модный режиссер». А я понимаю, что мне это смотреть неинтересно, детям смотреть это неинтересно, но зато это модный режиссер… Я остаюсь сторонницей классики. Театр – это кафедра, которая обучает, воспитывает в людях чувства позитивные, прекрасные.
- Насколько я понимаю, «Барабашка» стал ТЮЗом в том числе, чтобы привлечь зрителей постарше. За счет чего это возможно?
- Как мне кажется, для начала можно поставить хорошую легкую комедию. Но, чтобы люди начали ходить, нужно угрохать много лет. Это скорее работа на будущее, чтобы мы перестали быть «Барабашкой», ведь пока нас воспринимают именно так. Единственно, название жалко, потому что это был узнаваемый бренд.
- А кукольный театр не может быть взрослым?
- Может, и очень печально, что у нас он не развит, а зрители не будут ходить. Если только раз в месяц соберем ползала. А так было бы неплохо ставить хорошие классические произведения, маленькие трагедии или современные пьесы. Сюда подходят чеховские рассказы, да даже «Ромео и Джульетта». К тому же в кукольном театре проще выразить определенные вещи. Скоро я ставлю «Мойдодыра», и тут понятно, как показать на ширме, что убежало одеяло, улетела простыня, а подушка, как лягушка, ускакала от меня. А если я живому человеку скажу, что он играет подушку и должен ускакать? По-моему, отдает небольшой психлечебницей.
- Ты знакома не только с театром городским и окружным, но и в целом российским. Какой он сейчас?
- Абсолютно разный. В том же Санкт-Петербурге, где я училась на режиссера, каждый находит свой театр. При этом, иногда смотришь, а потом жалеешь о потраченном времени. А в другой раз теряешь дар речи от эмоций, как я после мюзикла «Бал вампиров».
- А что думаешь о нашем городском театре? Что в нем хорошего, а что плохого и чего не хватает?
- Да в нем все хорошее, просто хочется, чтобы люди начали ходить в театр.
Сейчас в Нижневартовском ТЮЗе из-за карантина спектакли не идут. Но когда-то же он закончится, а нам покажут сразу несколько новых постановок. Среди них Шмелева обещает и страшилку «Семья вурдалаков» Алексея Толстова. В общем, после самоизоляции все в театр.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии