90.5391   $ 75.6826





×
Общество
0

Землякам посвящается

Как быстро летит время... Казалось, совсем недавно увидела свет книга «Память сердца», подготовленная по инициативе общества «Старожилы Сургута», а прошло уже десять лет. Автором-составителем сборника, выпущенного к 65-летию Победы, стала ветеран сургутской журналистики Зоя Сенькина. В книге на 160 страницах жители Сургутского края делятся своими воспоминаниями о том, как они пережили страшные годы военного лихолетья: на фронтах Великой Отечественной и в глубоком тылу.


Быть похожим на отца
В издании есть воспоминания Валерия Ивановича Кондакова. Когда отца – Ивана Степановича – забрали на фронт, он был еще совсем мальцом. Не помнил, но очень хотел быть, как он. «Всю жизнь старался быть похожим на него, совершать поступки, за которые мне не было бы стыдно перед ним, если бы он остался живым», – рассказывает на страницах книги Валерий Иванович.
Воевал Гвардии младший лейтенант Иван Степанович славно – с боями дошел до Польши. Когда началась война, он проходил срочную службу в рядах Красной Армии на Дальнем Востоке. В действующую армию был направлен только 15 июня 1942 года. Воевал на Калининском фронте, затем на 1–м Украинском. Был ранен в боях под Ржевом.
Он погиб в январе на территории Польши, где и захоронен. Вот как описан подвиг Ивана Степановича в книге «Дорогами войны»: «В бою он пал смертью храбрых. 16 января 1945 года красноармейская газета 58–й стрелковой дивизии посвятила ему большую статью «Бессмертный подвиг». С первой страницы номера большие буквы взывали: «За смерть боевого друга и товарища Ивана Кондакова сполна отомстим гитлеровцам! За счастье Родины – смелее вперед!».
В 1945 году по мере приближения Красной Армии к фашистскому логову враг сопротивлялся все ожесточеннее. В статье «Бессмертный подвиг» описан один из таких боев: «…гитлеровцы пытались во что бы то ни стало вернуть высоту, бросили в контратаку «фердинанды» [немецкая тяжелая самоходно–артиллерийская установка]… Иван Кондаков в самую трудную минуту, когда самоходки вели огонь, поднялся во весь рост и ринулся на вражескую пехоту.
– За мной, орлы! Комсомольцы, вперед! – его голос потонул в дружном красноармейском ура… Немцы побежали, «фердинанды», отстреливаясь, дали задний ход. Но раздался еще один выстрел, и Кондаков, насмерть сраженный снарядом, упал на землю. Не стало героя, но бойцы, увлеченные им, бежали вперед, расстреливая гитлеровцев…».
А в далеком тылу маленький Валера со своей мамой–фельдшером, лечившей в разных поселениях ханты и манси нашего края, ждали весточки от отца и мужа. Дождались… похоронку. Летом 1945 года Валерий и вовсе остался один – мама трагически погибла, спасая человека. Воспитала его тетя по материнской линии. «Трудное у нас было детство, – повествует Валерий Иванович. – Много пришлось работать, пилили дрова и для дома, и для родной школы. Осенью, начиная с восьмого класса, трудились в колхозе на уборке картофеля и покосе. До сих пор помню, как наши девчонки скакали на лошадях не хуже ребят. Наверное, казацкая кровь. Не без нашего участия была построена первая школа, которую я окончил в 1959 году».
В его сердце на долгие годы сохранилась память об отце, на которого так хотелось быть похожим…
 
В глубоком тылу
Следующую историю из книги хочется привести дословно, но, поскольку формат газетного издания не позволяет сделать этого, то представляем лишь ее фрагмент. История эта от Нины Васильевны Шевцовой.
Она рассказывает: «В силу своего возраста мы не совсем понимали, что стоит за словом «война». Папа ушел на фронт в декабре 1941 года, и нас очень беспокоил вопрос: кто же теперь принесет домой елку? Через пару месяцев получили от него письмо, в котором говорилось, что на следующий день произойдет отправка на передовую под Ленинград, что на пятерых приходится одна винтовка образца 1891 года. А следом пришло известие, что отец пропал без вести. Почти одновременно с этим сообщением родился младший брат Василек.
Наша семья по этой причине попала в разряд «врагов народа», окружающие относились к нам негативно. Летом 1943 года мама решила переехать на родину папы – в Тундрино [до этого жили в Тобольске]. Мы не умерли там с голоду лишь потому, что ее бывшие ученики украдкой приносили в сенцы еду. Все ребята из многодетных семей трудились не покладая рук: сажали картофель, пололи, окучивали, выкапывали урожай, собирали ягоды, грибы, ловили рыбу. Жили очень трудно, но верили в Победу.
Ни учебников, ни тетрадей, ни ручек не было, старались запоминать слова учителя, знания, которые он давал. Писать приходилось лопаточкой, выструганной из лучины, в старых довоенных тетрадях между строк. Использовали вместо чернил сажу, разведенную водой. Но она не растворялась, поэтому добавляли немного сахара их тех двадцати граммов, что давали каждому иждивенцу. Подогревали эту смесь – так получалось лучше.
Чтобы в доме побольше было еды, сдавали в потребкооперацию собранные грибы, ягоды, кедровые шишки. Орехи разрешали добывать лишь в конце августа, иначе лесник мог поймать и строго наказать. Но разве удержишься от соблазна полакомиться орешками чуть раньше? Как–то ватагу ребятишек застали за сбором шишек во внеурочное время. Три часа лесник держал ребятню на кедрачах. Но они сумели договориться, спустились на землю и разбежались в разные стороны – только голые пятки сверкали. Так что матери не пришлось платить штраф, выслушивать назидания официальных органов.
На рыбалку поднимались в пять утра. Выловят всякую мелочь – вот и завтрак готов. Остатки рыбы мать сушила, толкла, превращала в муку. Потом добавляла в нее траву – получались вкусные котлеты. А если попадались крупные окуни, то тут же, на берегу, разводили огонь, обмазывали рыбу глиной, засыпали ее углями – аромат шел необыкновенный! Сами добывали себе пропитание в военные годы, старались облегчить заботы матерей. И, разумеется, участвовали в вылове рыбы для фронта, для этого создавались бригады в школе».
В 1944 году семья узнала о том, как погиб Василий Евдокимович Шевцов. В селе появился фронтовик, который передал им вещмешок и пилотку бойца. В сельсовете он рассказал, что погиб сургутянин во время атаки на врага от разорвавшейся авиабомбы. После этого рассказа семью Шевцовых реабилитировали, а матери назначили небольшое пенсионное пособие. Детям тоже стали выплачивать деньги.
Вот такая история. Вернее, лишь крупица из нее, но не дай бог даже эту крупицу испытать...
Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Анжелика Давыдова   Автор фото: Из личного архива

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии