61.7040   $ 60.4542




×
Общество
0

Жизнь на волосок от смерти

Читать «Новости Югры» в

Геннадию Тюрину приходилось постоянно рисковать собой


Обычно накануне Дня округа в печати появляются журналистские зарисовки о людях, внесших весомый вклад в его развитие. Майора юстиции в отставке Геннадия Тюрина, работника Агентства «ЛУКОМ-А-Западная Сибирь», ныне контролирующего пропускной и внутриобъектовый режимы на объектах ТПП «Урайнефтегаз», в Урае знают немногие. Однако он на протяжении ряда лет оберегал на наших улицах покой, раскрывал преступления и в разные годы был свидетелем и участником событий, вызвавших резонанс не только в СССР и России, но и за их пределами, помогал ветеранам локальных конфликтов. У этого человека было и есть чему поучиться молодежи. Что, собственно, и происходит в его нынешней организации.

– Это очень исполнительный и ответственный сотрудник, – полагает Юрий Киселёв, руководитель Геннадия Тюрина. – Когда я ставлю перед ним задачи, уверен на сто процентов, что он их выполнит. Причем на высоком профессиональном уровне. Наверное, эти качества сформировались у него во время службы в правоохранительных органах. Кроме того, Геннадий Николаевич всегда поможет дельным предложением. А в свободное от работы время он участвует в рейдах в составах народных дружин. Занимается спортом. Он умеет сплачивать вокруг себя людей, которые равняются на него и тянутся за ним.

Восток – дело тонкое

Упомянутые Юрием Викторовичем черты характера Геннадий Николаевич выработал еще в детстве и юности. И хотя родился он в Свердловской области, его с полным правом можно назвать коренным урайцем. В наш город семья Тюриных приехала в 1966-м, когда ему было четыре года.

Вместе с Ураем, который, как известно, был основан в 1965-м, он рос, взрослел и мужал. В этом, по его словам, велика роль родителей.

– Они учили слушаться старших, быть честным по отношению к себе и другим людям, дисциплинированным и ответственным, – вспоминает Геннадий Тюрин. – Требовали не бросать слов на ветер. А уж если пообещал что-либо, значит, нужно сделать все, чтобы не подвести людей. Мой отец, участник Великой Отечественной войны, сам был таким. И я хотел быть на него похожим.

По окончании школы юноша какое-то время работал в Леспромхозе. Но уже в мае 80-го его призвали на Тихоокеанский флот, где вскоре распределили на корабль «Адмирал Сенявин». На нем наши моряки регулярно ходили во Вьетнам, Кампучию, Лаос и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

– Мы в конфликты не вмешивались, но одним лишь своим присутствием не позволяли делать это американцам, – продолжает Геннадий Николаевич. – А тех, как, впрочем, и японцев, было хлебом не корми, только дай малейший повод нас спровоцировать. И ведь порой хотелось открыть огонь. Можно сказать, не было такого дня, чтобы они не летали над нашим и другими советскими кораблями, причем очень низко. Мы пребывали в постоянной боевой готовности, потому как обстановка накалялась день ото дня. К счастью, до стрельбы дело не дошло.

Локальные войны вспыхивали и внутри этих государств, но с приближением советских моряков выстрелы прекращались. Тюрину довелось пообщаться с людьми, имеющими особое умонастроение, и сполна познать смысл поговорки «Восток – дело тонкое». С другой стороны, ежедневное пребывание на волосок от смерти научило быть готовым к любому развитию событий и сформировало умение побеждать в себе страх. Все это и пригодилось в дальнейшем в органах внутренних дел, куда он попал по комсомольской путевке.

С пистолетом под подушкой

От этого предложения можно было и отказаться. Ведь после возвращения из армии должность младшего научного сотрудника в цехе научно-исследовательских работ сулила неплохие перспективы. Но исполнительный и ответственный Геннадий Николаевич не мог поступить иначе. Поэтому перешел из ЦНИПР в урайское ГОВД, после чего поступил в Тюменскую высшую школу милиции на кафедру оперативно-разыскной деятельности. Обретенные там навыки пришлось применять едва ли не сразу после возвращения к практической работе. В урайском ГОВД Геннадий Тюрин был сначала оперуполномоченным, потом участковым.

– Навыки навыками, но и без интуиции в нашей работе обойтись нельзя, – считает он. – Она не раз помогала мне обнаруживать преступников. Однажды в 1991-м в Урае убили пожилую женщину. Поначалу основным подозреваемым был ее сын, который тем не менее настаивал на своей невиновности и утверждал, что из квартиры исчезли колонки от музыкального центра. В то же самое время из тюрьмы в город вернулся один гражданин. Я остановил его на улице и поинтересовался, сдал ли он в милиции отпечатки пальцев. И инстинктивно почувствовал: нужно побывать у него дома, посмотреть, как он живет и чем дышит. В его квартире колонки и нашлись.

Через несколько лет Геннадий Тюрин уехал на родину своей жены в Оренбургскую область. Там его семья прожила семь с половиной лет. Сам же он проявлял себя в других структурах правопорядка: работал заместителем начальника изолятора временного содержания, следователем. Был в подчинении у нынешнего начальника ГСУ ГУ МВД России по Москве, генерал-майора юстиции Натальи Агафьевой. Это время, по словам Геннадия Николаевича, фактически стало продолжением армейской службы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где был режим постоянной готовности к войне. Угрозы сыпались и от заключенных, и от подследственных. Приходилось даже спать с пистолетом под подушкой. В Урай Геннадий Тюрин вернулся в конце 2001-го, откуда через полгода ушел на пенсию в должности дознавателя.

От Армении до Чечни

Довольно напряженными оказались и его служебные командировки. Первая состоялась в 1988-м, когда он учился в школе милиции. Причем не куда-нибудь, а в Закавказье, где нужно было устанавливать конституционный порядок в связи с военными действиями в зонах Нагорно-Карабахского конфликта между армянами и азербайджанцами. Дислокация их части была в Ереване, находившемся на расстоянии от войны. Самим, слава богу, стрелять не пришлось. Но напряжение все время витало в воздухе. Там же, в Армении, в конце того же 1988-го произошло страшное землетрясение. Геннадию Тюрину пришлось собственноручно разгребать развалины и извлекать из-под обломков зданий живых и мертвых.

А в 2000-м он отправился на Вторую чеченскую войну. Жили наши в Урус-Мартане в бывшем здании школы. Многочисленные выезды на задания счету не поддавались: с него можно было сбиться.

Этому человеку довелось познать в жизни многое. И все же постоянный стресс и жизнь на волосок от смерти Геннадия Николаевича не сломили. Он не только не падает духом сам, но и не дает это делать другим, помогая людям всем, чем может. Таков уж его характер.

Сегодня боевой путь и жизненный опыт, верность слову и долгу, которую Геннадий Николаевич пронес через годы нелегкой службы в правоохранительных органах, стали основой его трудовой деятельности в рядах Агентства «ЛУКОМ-А-Западная Сибирь», направленной на защиту от противоправных посягательств и обеспечение безопасности на объектах топливно-энергетического комплекса России в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре.

Фото автора и из архива Геннадия Тюрина


Самые важные новости вы можете найти в нашем Telegram - канале.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен, Viber.
Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Юрий КРУЧИНИН

Комментарии (0)

Авторизуйтесь, или оставьте



Не пропустите важное - в телеграм!

Подписаться