×
В Югре
0

Журналист «Новостей Югры» отправилась в рейд по БУЙной реке

Читать «Новости Югры» в

Есть буи красные, есть белые, и редко попадаются полосатые. Мы спросили у речников: «Зачем их красят в разные цвета и кто это делает?» Те ответили, что лучше один раз увидеть, и взяли нас в рейс.

Общие правила
По Конде, Казыму, Сосьве, Ляпину, Иртышу и Оби снуют моторки, ходят теплоходы и яхты, летают «Метеоры» и гордо бороздят водную гладь трехпалубные корабли. Здесь можно увидеть рыболовецкие суда, плашкоуты, танкеры и огромные груженые баржи, которые буксируются толкачами. Весь этот транспорт подчиняется единым правилам плавания.
Подобно автодорогам, судоходные реки имеют разметку и знаки. Разметка водных путей называется «обстановка».
– Как плавучая так и береговая обстановка выставляется в зависимости от необходимости и сложности судового хода на разных участках реки, – рассказывает производитель путевых работ Ханты-Мансийского окружного управления водных путей и судоходства Матвей Степанов. – Плавучие знаки навигационного ограждения судового хода (буи) служат для ограждения опасностей и указания кромки судового хода. Например, под водой скрывается мыс или остров – если не выставить буй, судно может сесть на мель.
Следят за этой «дорогой» 15 обстановочных теплоходов Ханты-Мансийского окружного управления водных путей и судоходства. На них работают мастера пути, монтеры обстановки и путевые рабочие, а проще – бакенщики. Бакенщики выходят на работу самыми первыми, еще до начала навигации, а встают на зимовку только после того, как уберут все бакены, буи и вехи на берег.
Матвей Степанов курирует работу девятого прорабского участка, а это четыре бригады на судах: «Скворец», «Ржанка», «Перевал», «Щегол». Он говорит, что в нашем Обь-Иртышском бассейне традиционно обстановочные теплоходы называют птичками, есть «Соловей», «Ласточка», «Перепел», «Чирок», «Желна». Мы выходим в рейс на «Ржанке» – красивом судне длиной 28 метров и шириной 4,8 метра. Это самый новый обстановочный теплоход окружного управления.

Ржанка
На борту нас снабжают спасательными жилетами. Капитан-механик Сергей Ильин говорит, что температура воды за бортом 4,8 градуса, а те, кто побывал в холодной воде, долго не живут, поэтому лучше соблюдать технику безопасности. Командует отдать концы и занимает свое место в рубке у штурвала.
Заходим в рубку и мы. Это просторное и теплое помещение служит не только пунктом управления теплоходом, здесь собирается вся команда во время перехода от одного объекта работы до другого. В экипаже Сергея Ильина: старший помощник капитана Владимир Дручинин, второй помощник капитана Леонид Селезнев, моторист Антон Багаутдинов и повар Лариса Мягкова.
Сегодня главная задача команды – провести технический осмотр состояния плавучей и береговой обстановки. Выражаясь сухопутным языком, проверить буи и знаки. «Ржанка» идет по протоке Самаровской в Иртыш со скоростью до 21 километра в час. Осадка – один метр, эхолот показывает, что под днищем чуть больше двух метров.
– А летом здесь самая маленькая глубина – девять метров. Сейчас вода опять немного прибывает: Новосибирское водохранилище и ГЭС в Казахстане спустили воду, и осенние дожди дают какую-никакую подпитку. Самые глубокие места на участке: у Кирпичного на слиянии Оби и Иртыша яма 50 метров, а на слиянии Конды и Иртыша – 70, – комментирует Сергей Васильевич.
Теплоход постоянно на связи, слышны приветствия и сообщения кораблей о месте их нахождения, иногда и наш капитан посылает в эфир «голосовые», их слышат все суда на реке. Вот «Линда» предупреждает, что будет нас обгонять справа, Сергей Ильин отвечает: «Добрый день! Правый подтверждаю. С прибытием!» И добавляет для нас: «Сейчас будет качать. Самая сильная волна всегда от «Линды».
Между разговорами о работе капитан рассказал и о себе. Сергей Васильевич родился в Киргизии, в поселке на берегу Иссык-Куля, окончил Петрозаводское речное училище и начал трудовой путь в Карелии почти 40 лет назад. В «обстановке» работает 15 лет, а на «Ржанке» – с момента ее передачи в окружное управление.
Немногие романтики остаются работать в судоходстве после окончания учебы, но тех, кто прикипел к реке, не пугают ни дождь, ни снег, ни тяжелая работа.
– Работа у нас физически тяжелая, не каждый выдюжит. На обстановочных судах мы владеем всеми профессиями: мы матросы, капитаны, механики, маляры, электрики, плотники и грузчики, – говорит старпом Владимир Дручинин. – Хорошо, что «Ржанка» и другие обстановочные теплоходы оснащены кран-балками – манипуляторами, которые ведут погрузку и разгрузку. Это большая помощь экипажу, ведь некоторые буи весят до 500 килограммов.
Седьмой крутится
Мы подходим к бую № 7, бакенщики багром подтягивают его за «уши» и проверяют фонарь, сообщают, что зарядки батареи хватит до конца навигации, и отпускают. Седьмой крутится на месте. Капитан объясняет, что это из-за течения.
– Все буи пронумерованы, нумерация идет от устья реки до истока. Но мы их отличаем даже не по номерам, а по поведению. Какие-то стоят солидно, а есть неваляшки – сильно раскачиваются из стороны в сторону. В протоке Соспас буй № 22 прыгает, крутится и качается – одним словом, танцует, – рассказывает Сергей Ильин.
На Иртыше буи белые конусообразные и красные цилиндрические. Белые ограждают кромку судового хода со стороны левого берега, а красные – с правого.
Наш теплоход проходит к слиянию протоки Самаровской с Иртышом, обозначенному полосатым конусным буем № 17. Производитель путевых работ Матвей Степанов поясняет, что это металлический буй четвертого типоразмера, его высота над водой – 125 сантиметров, диаметр нижней части – 145 сантиметров плюс стальное кольцо привальника, весит этот поплавок 380 килограммов.

Речная азбука
Матвей Степанов говорит, что «главные на реке» все-таки не буи, а береговые знаки. Они бывают разной формы и цвета. На этом отрезке реки мы проверим два. Один ходовой, а второй перевальный. Швартуемся возле ходового знака в виде ромба белого цвета – он обозначает, что вдоль этого берега можно идти. Команда осматривает состояние берега, не подмыла ли вода опоры знака. С этим знаком все в порядке. А вот на берегу показался белый огромный прямоугольник – перевальный знак.
– Мы говорим, что переваливаемся с одного берега на другой. Отсюда и название. От одного перевального знака обязательно виден следующий, так становится понятно, куда держать курс. На каждом знаке разные огоньки: проблесковые, частопроблесковые, с заданной частотой, белые или зеленые. Каждый судоводитель должен знать эту «азбуку вождения», – объясняют члены команды.
Где зимует буй
Уже скоро начнется уборка водных знаков на берег. У некоторых бригад на участке по 90 буев и бакенов, у «Ржанки» – 60. Их нужно достать из воды вместе с тросом и якорем и транспортировать на место зимовки. Это тяжелый труд, тем более в суровых погодных условиях на югорских реках. Матвей Степанов рассказывает, что буи зимуют на баржах или на берегу, в зависимости от удаленности порта, количества знаков и качества берега. Фонари с буев демонтируют вместе с защитными решетками и батареями, аккуратно складируют. «Ржанка» зимует во льду затона, ее не поднимают на баржу, как пассажирские суда. Экипаж будет навещать свою спящую птичку. А ранней весной с пробуждением природы проснется и «Ржанка». Если потребуется, ребята ее подкрасят, подремонтируют, и опять полетит она обставлять реки Обь-Иртышского бассейна, заботясь о благополучии и безопасности судоводителей.
– Так и живем рекой, – говорит капитан Ильин.


Буй – огромный поплавок
Каждая часть буя имеет свое название и «кличку». Он состоит из «бочек», противовес – на сленге «нога» – удерживает его в вертикальном положении на воде, привальник, или «юбка», защищает корпус от деформации, ручки, за которые подтаскивают буй, называются «рымы», но в разговоре речники говорят «уши», а проблесковый фонарь в защитной решетке и вовсе называют «вандалка». Буй удерживается на месте с помощью бетонного трапециевидного якоря на тросе.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии