×
Блоги

«Не отрекаются, любя»

После тяжелых годин войны русская литература пополнилась немалым количеством талантливых поэтов и прозаиков. В женской лирике самой пронзительной, самой нежной была поэтесса Вероника Тушнова. 

Она была очень красива какой-то нерусской внешностью – настоящая восточная красавица! Как вспоминали знакомые, она была очень живой, веселой, была хорошим другом, любила жизнь. Родившись 27 марта 1915 года (так она почему-то говорила, хотя в документах указан 1911 год) в Казани в семье профессора медицины, пошла по стопам отца – стала врачом. Но стихи не давали покоя…

В 1941 году Вероника поступила в литературный институт имени Максима Горького, однако война не дала поучиться. Началась работа в госпиталях. Ее очень любили раненые. 
Она старалась помочь каждому, в том числе – утешить словом. И всегда носила с собой тетрадку, куда по мере возможности записывала родившиеся строчки.
После окончания войны Вероника Тушнова всю себя посвятила поэзии. Ее стихами зачитывалась послевоенная молодежь. Но, к сожалению, позже творчество Тушновой стало менее известно. Вновь интерес возродился после того, как композитор Марк Минков написал музыку к ее стихотворению «Не отрекаются, любя», а песню спела Алла Пугачева. Это случилось в 1977 году. 

Намеренно не пишу о ее личной жизни – кто захочет, тот узнает. Скажу лишь о последних годах ее жизни, даже последнем – 1965-м. Это был год счастья и горя. Любовь, настоящая и неистовая, настигла их: Веронику Тушнову и поэта Александра Яшина, когда им было под 50. Яшин не мог бросить детей, а он был многодетным отцом, и больную жену. Встречался с Вероникой тайно, хотя об этом все знали. Узнала и семья. Разразился скандал, да еще и по партийной линии. Яшин и Тушнова расстались. Она заболела.
В 1965 году в одной из московских больниц умирала от тяжелой болезни прекрасная русская поэтесса Вероника Тушнова. Умирала от любви и от тоски, как говорили ее знакомые. Лежа в больнице, она написала поразительную книгу стихов «Сто часов счастья», посвятив ее Александру Яшину.

1693642422.jpg

Александр Яшин, конечно, навещал Веронику. Писатель Марк Соболь, друживший с Тушновой, был свидетелем одной такой встречи и вспоминал: «Я, придя к ней в палату, постарался ее развеселить. Она возмутилась: не надо! Ей давали антибиотики, от которых стягивало губы, ей было больно улыбаться. Выглядела она предельно худо. Неузнаваемо. А потом  пришел – он! Вероника скомандовала нам отвернуться к стене, пока не оденется. Вскоре тихо окликнула: «Мальчики…» Я обернулся – и обомлел. Перед нами стояла красавица! Не побоюсь этого слова, ибо сказано точно. Улыбающаяся, с пылающими щеками, никаких хворей вовеки не знавшая молодая красавица. И тут я с особой силой ощутил, что все, написанное ею, - правда. Абсолютная и неопровержимая правда. Наверное, именно это называется поэзией…»
Из типографии ей привезли сигнальный вариант книги «Сто часов счастья». Почти весь тираж был украден работниками типографии. Издатели торопились, знали, что поэтесса умирает. В эти дни Вероника Михайловна запретила пускать к себе Александра Яшина: она хотела, чтобы он запомнил ее красивой и веселой. И на прощание написала:
 
Я стою у открытой двери,
Я прощаюсь, я ухожу,
Ни во что уже не поверю, -
Все равно
Напиши,
Прошу!
Чтоб не мучиться поздней жалостью,
От которой спасенья нет,
Напиши мне письмо, пожалуйста,
Вперед на тысячу лет.
Не на будущее, так за прошлое,
За упокой души,
Напиши обо мне хорошее.
Я уже умерла. Напиши!

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии