×
История
0

От Тобольска до Обдорска

«От Тобольска до Обдорска летом и зимою» – так назывался путевой очерк, опубликованный в нескольких номерах газеты «Тобольские губернские ведомости» за 1880 и 1881 год. Автором очерка был Капитон Голодников (1824–1906).

Медный Гусь и Обской Старик

Первая станция от села Самаровского, как пишет автор, – Белогорские юрты, которые он называет «конечным пределом завоевательных подвигов Брязги», сподвижника Ермака. Немало строк Капитон Голодников посвящает божествам, которым поклонялось местное население. Ссылаясь на «Историю Сибири» Миллера, он пишет, что «в древности близ Белогорских юрт было капище одной чтимой остяками богини, сидящей нагою на возвышенном месте», которой охотники приносили жертвы. Напомнил он и о капище «при устье Иртыша с идолом Обской Старик, бог рыболовства», которому устраивали «празднества» в мае, при вскрытии реки. Вблизи Белогорских юрт было еще одно капище с Медным Гусем – божеством птиц.
«В Шаркальском городке был идол Ортих с серебряным лицом, деревянною головою и с мешком, набитым мягкой рухлядью. Рук и ног у него не имелось, одет же он был в суконный кафтан и поставлен в переднем углу капища. Остяки почитали Ортиха другом и помощником Торума, верховного бога», – отмечал автор очерка. Упоминает он и о помощнике Ортиха, которого называет Мастерко, его капище находилось вблизи села Троицкого.
Помимо главных, почитаемых богов, как пишет Голодников, каждый остяк имел у себя еще и по идолу, вырезанному из дерева. С удивлением он сообщает, что «остяки оказывали благоговение горам и деревьям… боготворили то, что издревле признано было шаманами за святыню». Проезжая вблизи таких мест по воде, они старались держаться середины реки, чтобы веслом не коснуться берега и тем самым не разгневать божества. Даже если остяка одолевала жажда, он не мог напиться воды, которая обтекала «обожаемый» предмет, не мог нарвать близ него травы, сломать деревце – так местные жители боготворили природу.
Интересными наблюдениями о шаманах поделился автор с читателями «Тобольских губернских ведомостей». Он пишет: «Шаманы и шаманки приобретали свое почетное звание или по наследству, или по личным своим способностям. Для получения звания шамана требовалось многое: проницательный ум, твердый характер, сильное воображение и гибкость в членах, необходимая для разного рода телодвижений. Приготовляющийся в шаманы следует обыкновенно всюду за старым шаманом, всматриваясь в его действия и прислушиваясь к его рассказам, толкованиям снов и предсказаниям. Остяки почитают шаманов вдохновенными свыше и верят их предсказаниям, как воле богов».

Пуды и фунты
Описывая свое путешествие, Капитон Голодников не мог обойти вниманием тему развития рыболовства в бассейне двух великих рек – Оби и Иртыша. Его наблюдения представляют интерес и для современного читателя. Он пишет, что по вскрытии реки ото льда рыба выходит из Обской губы и проникает даже в Томскую губернию. Первым выходит всегда сырок, через двое суток – щука и нельма, за ними муксун и осетр, а далее щекур, пыжьян, сельдь и налим. К Березову сырок, нельма и осетр проходят через две недели после появления их на устье Оби, сельдь появляется после муксуна – в конце июля, налим – в августе. 
Автор сообщает читателям «Тобольских губернских ведомостей»: «Медленное течение и мутность вод в Оби – причина того, что некоторые роды семги, поднимающейся с Ледовитого океана для бросания икры в другие впадающие в него реки, никогда не появляются в Оби, так, например, нет здесь ни омуля, ни форели. Напротив того, осетры и стерляди, любящие иловатый грунт, ловятся во множестве, достигая громадной величины. Осетры попадают иногда в пять пудов и даже более, стерляди же, отличающиеся своим жиром, ловятся около Тобольска, достигая весу до одного пуда. Находящаяся в Иртыше и Оби нельма бывает весом до одного пуда и более. Икру рыба мечет в августе на каменистых местах и затем возвращается или к низовьям Оби, или зимует в ней».
Интересны наблюдения Голодникова относительно засолки рыбы. Так, по его данным, на засол одной тысячи муксунов требуется 25 пудов соли, на тысячу сырков – 10 пудов, на пуд осетра или нельмы – 15 фунтов (как известно, один пуд – это 16 килограммов, один фунт – 454 грамма). Автор отмечает, что, кроме засола, рыбу осеннего улова сохраняют свежей в особо устроенных садках, но большую часть отправляют в Тобольск на барках, которые буксируют пароходы «тобольских рыбопромышленников – капиталистов». Инородцы рыбу не солят, а только сушат на открытом воздухе, потом поджаривают или коптят на легком огне. «Приготовленная таким образом рыба имеет особый вкус и называется поземом; самые лучшие поземы приготовляются из муксуна и продаются в Тобольске от 25 до 50 коп. за фунт», – сообщает Голодников.

По самой дешёвой цене 
В статье «От Тобольска до Обдорска летом и зимою» автор не обходит молчанием тему эксплуатации инородческого населения русскими купцами и показывает это на примере арендных отношений между ними. По его словам, все без исключения рыболовные пески принадлежат инородцам, но они сами ими практически не пользуются, а чаще всего отдают в «арендное содержание» приезжающим из Тобольска и других мест рыбопромышленникам. Годовая плата за каждый песок составляла от 6 до 200 рублей. Имея такие угодья в течение продолжительного срока, арендаторы становились хозяевами богатых обских промыслов.
«…Крупные рыбопромышленники эксплуатируют местное инородческое население: инородцы забирают у них в долг хлеб, соль, разные припасы и рыболовные снаряды. Долги эти с годами накопляются до весьма значительной цифры, и инородцы в отношении к содержателям песков становятся уже не в положении хозяев, а батраков, обязанных за долги свои доставлять известное количество рыбы по самой дешевой цене», – пишет автор. 
Государство делало попытки исправить подобное положение. Так, совет Главного управления Западной Сибири, состоявшийся в 1857 году, «в ограждение инородцев от обманов и притеснений со стороны русских торговцев» определил отдавать в аренду рыболовные пески всем желающим с помощью торгов. В действительности получилось иная картина: из-за отсутствия конкуренции пески отдаются «за весьма незначительную цену прежним содержателям».
Автор считает, что эта монополия прочно утвердилась на Оби и представляется значительным препятствием в деле развития рыбопромышленности, которая могла бы стать «самой важной и надежной отраслью местной промышленности, служила бы постоянным источником благосостояния всего местного населения». Он разделяет русских рыбопромышленников на крупных и мелких, отмечая, что в Березовском округе крупных – пять, а мелких – до двадцати человек. Крупные промышленники, преимущественно из тобольских купцов, нанимают рабочих за низкую плату, нагружают свои суда мукой, табаком, сукном и другими товарами и идут на север, где раздают все это в долг остякам (ханты) и самоедам (ненцы) или выменивают на рыбу и пушнину.

Терзали пауты и мошки
В сезон на рыбалке бывает занято до 1 700 человек, в основном это крестьяне и мещане. Инородцы, как пишет Голодников, только в крайних случаях нанимаются на такую работу, так как считают ее для себя унизительной. Зарплата рыбаков колеблется за сезон от 10 до 20 рублей, работают они круглые сутки, сменяя друг друга. Автор сочувствует этим людям: «Можно представить себе положение бедняков, из-за ничтожной платы подвергающих себя такому труду в жаркие летние дни и в холодные осенние ночи, под терзанием целых туч комаров, паутов и мошек... В последнее время в 1873–1874 годах тобольское земское начальство не без труда и неприятностей успело несколько возвысить заработную плату. Кулаки-рыбопромышленники подняли было вопль. Полетели телеграммы в Омск и далее, но, к счастью, высшее местное начальство, ознакомленное уже с их неблаговидными действиями, не уважило их домогательства».
Мелкими рыбопромышленниками Голодников называет местных казаков, березовских и обдорских мещан, архангельских зырян, которые производили лов небольшими сетями или скупали рыбу у инородцев, а потом перепродавали ее в Березове и Обдорске оптовым рыбопромышленникам. Автор приводит такие цифры: ежегодно в Оби и Иртыше вылавливают от 7 до 10 тысяч пудов осетра, нельмы – от 8 до 20 тысяч пудов, муксуна – от 4 до 7 тысяч пудов, икры осетровой получают до 250 пудов, муксуньей и щекуровой – до 500 пудов. Сумма годовой стоимости всей выловленной в Березовском округе рыбы составляет приблизительно 108 тысяч рублей, но сам автор статьи утверждает, что эту цифру можно смело увеличить вдвое, если не более. 
Таким увидел наш край более 130 лет назад автор «Тобольских губернских ведомостей» Капитон Голодников и дал пищу для размышлений современным читателям.

Фотографии сюжета / 1 фото
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии