×
Общество
0

Антон Кульш: «Мне стало страшно, когда умер мальчик из моей палаты»

16-летний подросток из Когалыма рассказал о том, каково ему приходится во время войны с болезнью. Уже 4-ый год Антон борется с раком. Один раз он его победил, но заболевание вернулось. Теперь парнишке необходима пересадка костного мозга, но прежде необходимо пройти терапию (CAR-T), стоимость которой 640 тысяч евро. Одной маме Антона не справиться.

Свои историю борьбы с раком Антон рассказывает сам:

«Всем привет. Меня зовут Антон Кульш, мне 16 лет и у меня рак. Это – моя исповедь.

Я заболел в 2016 году, мне тогда было 13 лет. Я даже и не понял, что заболел. У меня ничего не болело. Все началось в поезде, наверное. Тогда у меня из носа пошла кровь. Сильно. Долго не могли остановить. Проводник тогда открыл мне окно, и я высунул голову. Помогло. Когда мы приехали домой, мама повела меня в поликлинику, сдал кровь. А когда пришли за результатами, нас на вертолете отправили в другую больницу. Я понял, что что-то серьезное.

А потом два года я почти не выходил из Нижневартовской больницы. Помню первый раз, когда мне поставили капельницу с химией. Было страшно. Каждый день становилось все хуже. Постоянно тошнило, кружилась голова. Мозги, как в тумане. Потом несколько дней отдыха и все снова. Врачи предложили побрить голову, а я не хотел. Думал, может, у меня не выпадут волосы…Выпали. Побрился.

Каждый раз, после очередного блока химии, думал, что все, сейчас я выздоровлю. А когда умер мальчик из моей палаты, мне стало по-настоящему страшно. Утром мы с ним разговаривали, а вечером его уже не было... Тогда я стал впервые прислушиваться к тому, о чем говорит мама с врачами. Из сети я узнал, что с моим диагнозом жить мне 5 лет.

И вот нас отпустили домой. Ремиссия! Я все-таки вылечился. Невероятно, но как будто так и должно быть. Тогда мне вроде еще 15 не исполнилось. 15! Как можно умереть в 15?

Раз в неделю я ходил в поликлинику на сдачу крови. Пил горы таблеток. Чувствовал себя хорошо. Хотел вернутся на плавание и волейбол. Мать не пускала. А потом все началось с начала. Помню, мать звонила какому-то доктору и орала в трубку: «Это все из-за того, что вы таблетки поменяли!» Мы снова поехали в Нижневартовск. Честно, тогда я не хотел лечится. Как вспомню те два года ада…

Химия проходила еще тяжелей, чем раньше. Не хотелось есть, постоянно тошнило, не мог спать, было тяжело даже дышать. Очень болел живот. Было то холодно, то жарко. Хотелось встать, отряхнулся и почувствовать себя так, когда у тебя ничего не болит. Ночью мне стало очень плохо. Я понял, что значит выражение «выворачивает наизнанку». Меня увезли в реанимацию. Когда я посмотрел на маму, подумал, что больше ее не увижу. В реанимации пробыл три дня. Я уже не понимал, что происходит. Просто делал то, что говорит мама.

Затем мы вернулись домой. Мать постоянно пряталась от меня в ванной и плакала. А я делал вид, что не замечаю этого. Мать решила увезти меня в Белоруссию. Врачи сказали нам: «Как вы вообще доехали?!» Оказалось, что мне необходима пересадка костного мозга. Я понял, что лекарства мне не помогут. Шок. Но я смирился как-то. Делать нечего. Очень жалко мать. Она уже что только не сделала, чтобы спасти меня. Я уж говорил ей, зачем стараться, зачем все продавать, зачем собирать деньги – ведь я все равно умру. Через три или пять лет, какая разница? Все началось заново. Снова химия. Агрессивная.

Сейчас мне 16. 3 мая будет 17 лет. Четыре года, из отведенных мне интернетом пяти, я уже прожил. Я на поддерживающей химиотерапии. Врачи говорят, в ремиссии. В Германии нашли донора, который подходит мне на 100%. Только его помощь сейчас не понадобится. Врачи не могут мне сделать пересадку. Из-за какого-то лекарства клетки рака мутировали. 

Как сказал наш трансплантолог, он может сделать пересадку, только он не знает, как поведут себя эти клетки. И 60-70%, что болезнь вернется. А если она вернется, то ни одна клиника мира уже не возьмет меня на лечение. Поэтому он трансплантацию делать не будет. Теперь нужно ехать дальше, на другое лечение, очень дорогостоящее 640 000 евро….

Я хочу побороть эту болезнь. Хочу, чтоб моя мама наконец-то смогла спать. Хочу, чтоб она перестала за меня переживать, и знала, что ее старший сын полностью здоров. Я очень хочу жить. Хочу помогать моей маме, ей и так тяжело одной, а тут еще со мной столько проблем. Хочу вернуться домой. Вернуться в спорт. Хочу, чтобы мои мама, брат и сестра, знали, что я всегда буду рядом и никогда их не брошу.

Сбор денег в соцсетях. Мне написал один придурок: «Вы – нищеброды. И ты сдохнешь, потому что у тебя нет денег». Я понимаю, что он болен еще больше, чем я, но я удалил свою страничку «ВКонтакте». Стыдно просить. Стыдно выставлять на показ свою болезнь. Стыдно, когда твое фото гуляет по сети с просьбой о помощи. Это, не могу объяснить, унизительно что ли. Я понимаю, что у мамы нет таких денег, понимаю, что взять их негде. Но мне стыдно.

Я, конечно, в курсе того, что происходит в сети, слежу за ходом событий с маминых аккаунтов. Очень удивляюсь, когда люди, которые тебя совсем не знают, помогают. И я, правда, очень благодарен всем людям, кто помогает мне.

Сегодня я очень хочу жить. Я прошу, помогите нам с мамой. На мое лечение нужно очень много денег. Врачи говорят, что только Кар-т-терапия мне поможет. Я не хочу умирать в 17 лет…

Я записал это обращение по просьбе мамы. Пытался наговорить все это на камеру, но не смог. Простите меня».

Вы можете помочь спасти жизнь Антону, сделав перевод любой суммы на реквизиты мамы:

СБЕРБАНК:

5469 6700 2659 6588

Елена Николаевна Кульш (мама)

Моб. Банк: 89582662133

ТИНЬКОФФ:

5536 9138 1256 8539

Елена Николаевна Кульш (мама)

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии